e-mail
Орден Восточных Тамплиеров - Ordo Templi Orientis back

Рассылка новостей



Телема в Рунете
Живой Журнал: Телемское Аббатство в России В Контакте: Колледж 'Телема-93'
































hosted by .masterhost
Всё о развитии человека и самопознании

Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

Три книги Оккультной Философии

Генрих Корнелий Агриппа

Книга Первая

Глава XXVI.

Глава XXVI. О предметах, подвластных силе Юпитера

Среди стихий Юпитеру принадлежит Воздух. Среди соков тела — кровь и жизненный дух, а также все то, что приумножает и питает жизнь и рост.

Среди вкусов — те, что сладки и приятны.

Среди металлов — олово, серебро и золото по причине их умеренности[1]. Среди камней — гиацинт [hyacinthus], берилл [berillus], сапфир [sapphirus], тутия [tutia][2], изумруд [smaragdus], зеленая яшма [iaspis viridis] и все камни, неизменно сохраняющие зеленый или небесный цвет.

Из трав и деревьев — бородник [barba Iovis][3], базилик [ocymum][4], воловик [buglossa][5], мускатный орех [macis], нард [spica], мята [mentha], мастика [mastiche], девясил [inula][6], фиалка [viola], куколь [lolium][7], белена [hyoscyamus][8], тополь [populus] и все деревья, сулящие счастье [foelices][9], как дуб [quercus], конский каштан [aesculus], каменный дуб [ilex], бук [phagus][10], лесной орех [corilus], тополь [populus][11], рябина [sorbus], белая смоковница [ficus alba][12], груша [pirus], яблоня [malus], виноград [vitis], слива [prunus], ясень [fraxinus] и кизил [cornus], а также олива [oliva] и оливковое масло [oleum]. Также [Юпитеру принадлежат] ячмень [hordeum], пшеница [triticum] и другие хлебные злаки [frumentum], изюм [passulae], лакрица [liquiricia], сахар [zaccarum] и все сладкое и изысканное, а также некоторое из того, что обладает вяжущим и острым вкусом, как [грецкие?] орехи [nuces], миндаль [amygdale], орехи сосновые [pinee][13], лесные [avellane] и фисташковые [pistacee], корень пиона [radices paeonia], миробаланы [myrobalani][14], ревень [rabarbarum] и манна [manna][15]. Орфей также относит [к Юпитеру] стиракс [styrax][16].

Среди животных — те, которым присущи достоинство и мудрость; и те, что кротки, смирны и послушны, как олень [cervus], вол [taurus] и слон [elephas]; а также ручные, как овца [ovis] и ягненок [agnus].

Среди птиц — те, что имеют умеренное сложение [complexiones temperatae], как куры [gallinae], а также желтки их яиц. И также куропатка [perdix], фазан [phasianus], ласточка [hirundo][17] и пеликан [pelicanus][18]. Также удод [cucupha] [19] и аист [ciconia][20], которые олицетворяют приязнь и благодарность, и священный орел [aquila][21], эмблема императоров и символ справедливости и милосердия.

Среди рыб — дельфин [delphinus][22], анхия [anchia][23] и сом [silurus] по причине свойственной им верности.


[1] Под умеренностью (temperantia) металлов здесь подразумевается легкость в обработке. Ср. рассуждение из трактата М. Фичино «О жизни»: «…надежным правилом <…> будет соотносить чистое золото с Солнцем и Юпитером: с Солнцем — по причине его цвета, а с Юпитером — по причине его умеренного состава, ибо нет ничего более умеренного, нежели Юпитер и золото. Чистое серебро относи к Луне, но золото, смешанное с серебром — к Юпитеру и к Венере».

[2] Цинковый шпат (ZnCO3), в наши дни известен под названием «смитсонит».

[3] Бородник (Jovibarba, букв. «борода Юпитера») — род растений семейства толстянковые, получивший свое название из-за бахромчатых лепестков цветков. В прошлом считалось, что это растение способно отводить молнии, и по этой причине его иногда сажали на крышах домов.

[4] Согласно Плинию, в древности базилик считался опасным для здоровья, но затем был признан полезным лекарственным растением: «…так, люди удостоверились, что козы едят его, что разум того, кто употребляет его в пищу, вовсе не страдает, а в смеси с вином и с небольшим добавлением уксуса он служит лекарством от укусов сухопутных скорпионов и от яда тех, что водятся в море» («Естественная история», XX.48).

[5] Воловик, или анхуза (Anchusa), — род травянистых растений семейства бурачниковые. У Плиния описан так: «…лист <воловика> похож на воловий язык. Главная особенность этого растения — в том, что, будучи добавлено в вино, оно вызывает веселье и радость, чем и объясняется его второе название — “евфросин” [“приносящий радость”]» (XXV.40). Высказывалось предположение, что под buglossa у Агриппы подразумевается другое растение, внешне похожее на воловик, — синяк обыкновенный (Echium vulgare), античные представления о котором описаны в каталоге растений английского ботаника Джона Джерарда (1633): «Винный настой его корня помогает при укусах змей и не дает змее укусить того, кто выпил его загодя; таким же образом действуют листья и семена, как пишет Диоскорид» (II, 285-A).

[6] Девясил (Inula) — род многолетних растений семейства астровые, с крупными желтыми цветками и горьким ароматическим корнем и листьями. С древности применялся как тонизирующее и стимулирующее средство, а также как благовонное воскурение.

[7] Куколь, или агростемма (Agrostemma) — род травянистых растений семейства гвоздичные. Цветет ярко-розовыми, лиловыми или белыми цветками; дает ядовитые семена. В латинских изданиях встречается разночтение lilium (лилия).

[8] Белена (Hyoscyamus) — род ядовитых растений семейства пасленовые. Его латинское название восходит к греческому и в буквальном переводе означает «свиные бобы»; одни авторы объясняют это странное название тем, что свинья, съевшая белены, падает без сил и бьется в конвульсиях, а другие полагают, что слово «свиные» здесь имеет лишь уничижительный смысл. В «Книге тайн» белена причисляется к растениям Юпитера; утверждается, что она помогает при подагре, так как «действует силою тех знаков зодиака, которым соответствуют стопы и то, что над стопами» (т.е. Рыб и Стрельца — обителей Юпитера), а также «полезна против огорчений печени и всех ее страстей, так как Юпитер правит печенью» (I.26).

[9] Нижеследующий перечень частично заимствован из «Сатурналий» Макробия (III.20): «Пишет ведь Вераний [в сочинении] “О жреческих изречениях”: “Считают, что сулящие счастье деревья — это дуб, каменный дуб, пробковое дерево, бук, ореховое дерево, рябина, белая фига, грушевое дерево, яблоня, виноградная лоза, слива, кизил, крушина».

[10] Бук как дерево Юпитера упоминается в «Естественной истории» Плиния (XII.2).

[11] Этот повтор содержится в оригинале.

[12] Макробий в «Сатурналиях» особо отмечает: «Следует знать, что белая фига — из сулящих счастье деревьев» (III.20)

[13] Пинии, мелкие орехи хвойных деревьев.

[14] Миробаланы — плоды тропических деревьев рода терминалия (Terminalia): бибхитаки (Terminalia bellirica), харитаки (Terminalia chebula), амалаки (Terminalia emblica) и др. Внешне похожи на сливы и обладают вяжущим вкусом. Джон Джерард в своем каталоге растений перечисляет шесть разновидностей миробаланов, называя их «индийскими сливами» (III.128).

[15] Манна — быстро застывающий на воздухе сладкий светло-желтый или белый сок маннового (белого) ясеня (Fraxinus ornus).

[16] Имеется в виду орфический гимн №19, «Зевсу Керавну», где в качестве воскурения Зевсу (греческому эквиваленту Юпитера) предписан стиракс.

[17] Ср. в «Иероглифике» Гораполлона: «Желая изобразить целое родительское имение, оставленное сыновьям, рисуют ласточку, поскольку она, когда ей предстоит умереть, закатывает себя в глину и [таким образом] делает птенцам гнездо» (пер. А. Алексаняна).

[18] Широко известная в эпоху поздней античности и в Средние века легенда гласила, что пеликан кормит своих птенцов кровью из собственного сердца. Это предание приводится в александрийском «Физиологе» и пересказывается во многих более поздних источниках.

[19] Ср. в «Иероглифике» Гораполлона: «Изображая благодарность, рисуют удода, поскольку из всех бессловесных тварей только он, после того, как родители вырастят его и когда состарятся, воздает им благодарностью: ибо там, где они его вырастили, он делает им гнездо, очищает им перья и доставляет пищу, доколе [вновь] оперившиеся родители не смогут сами помогать себе. Оттого и на скипетрах богов предпочтение отдано [изображению] удода» (пер. А. Алексаняна).

[20] Там же: «Желая изобразить того, кто почитает родителей, рисуют аиста, ибо он, вскормленный родителями, не оставляет их, но, пребывая с ними до глубокой старости, заботится о них».

[21] В греческой мифологии орел — птица, посвященная Зевсу. Ср. также у Плиния: «Гай Марий во время своего второго консулата сделал орла единственной эмблемой римских легионов. Прежде орел служил лишь знаком первого ранга, а кроме него было еще четыре: волк, минотавр, конь и дикий вепрь. За несколько лет до того вошло в обычай брать на битву только орла, а остальные штандарты оставлять в лагере; Марий же упразднил последние совершенно. С тех пор говорили, что едва ли сыщется хоть один римский легион, вставший лагерем на зиму, чтобы место его стоянки не отмечала пара орлов».

[22] Плиний в «Естественной истории» (IX.8) приводит несколько удивительных историй о дельфинах, крепко привязывавшихся к людям и в разлуке с ними умиравших от горя.

[23] Рыба под названием «анхия», «антия» или «антий» упоминается во многих античных источниках. Одни исследователи отождествляют ее с некой разновидностью акулы, другие — с дорадой, или золотистым спаром (Sparus aurata). В «Естественной истории» Плиния (IX.59) описывается способ ловли анхий, основанный на постепенном приручении этой рыбы: «В течение несколь­ких дней под­ряд рыбо­лов садит­ся в малень­кую лод­ку, оде­ва­ет­ся в одеж­ду все­гда одно­го и того же цве­та, под­плы­ва­ет к опре­де­лен­но­му месту и там бро­са­ет в море при­ман­ку. Этот поря­док никак не дол­жен быть нару­шен, ина­че рыба запо­до­зрит, что ее обма­ны­ва­ют и хотят пой­мать, а ведь когда антий чего-то боит­ся, он ста­но­вит­ся очень осто­рож­ным. После того как эти дей­ствия повто­ря­ют­ся мно­го раз, одна из рыб спу­стя неко­то­рое вре­мя к ним при­вы­ка­ет, при­выч­ка обод­ря­ет ее и она хва­та­ет при­ман­ку. Рыбо­ло­вы при­леж­но и сосре­до­то­чен­но запо­ми­на­ют эту рыбу, так как в ней заклю­че­на надеж­да на успех и залог удачной лов­ли; да это и не труд­но, пото­му что в тече­ние несколь­ких дней толь­ко она и отва­жи­ва­ет­ся прибли­жать­ся к лод­ке. Нако­нец, она нахо­дит себе неко­то­рых спут­ни­ков, посте­пен­но ее сопро­вож­де­ние растет, и в кон­це кон­цов она при­во­дит несчет­ные кося­ки рыб, при этом те рыбы, кото­рые дав­но ста­ли приплы­вать, уже име­ют при­выч­ку узна­вать рыбо­ло­ва и брать у него из рук еду. Тогда рыбо­лов бро­са­ет в воду при­ман­ку, в кото­рой спря­тан крю­чок, но так, что она пада­ет неда­ле­ко от кон­чи­ков его паль­цев, и одну за дру­гой ско­рее даже не ловит, а похи­ща­ет рыб, и быст­рым рыв­ком выни­ма­ет их отту­да, где суд­но отбрасывает тень на воду, чтобы осталь­ные рыбы ниче­го не заме­ти­ли, и тут же дру­гой чело­век подхватывает пой­манную рыбу и кла­дет ее на дно лод­ки, завер­нув в лох­мо­тья, чтобы не было ника­ких ни прыж­ков, ни шума, кото­рые рас­пу­га­ют осталь­ных рыб. Важ­но узна­вать ту рыбу, кото­рая при­ве­ла дру­гих, чтобы не пой­мать ее, ина­че весь оста­ток стаи уйдет».

Там же упоминается их верность товарищам: «Когда антии видят, что один из них попал­ся на крю­чок, все бро­са­ют­ся ему на помощь, и, гово­рят, пере­ре­за­ют лесу игла­ми, кото­рые идут у них по хреб­ту, как зуб­цы и пилы, а тот, кто попал­ся, натя­ги­ва­ет лесу, чтобы ее мож­но было раз­ре­зать. А у сар­гов та рыба, кото­рая попа­да­ет­ся на крю­чок, сама пере­ти­ра­ет лесу о ска­лы» (пер. Г. Литичевского).

© Перевод: Анна Блейз, 2016