e-mail
Орден Восточных Тамплиеров - Ordo Templi Orientis back

Рассылка новостей



Телема в Рунете
Живой Журнал: Телемское Аббатство в России В Контакте: Колледж 'Телема-93'
































hosted by .masterhost
Всё о развитии человека и самопознании

Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

Пикатрикс
Книга III

Глава 5.

 

 

 

Латинская версия

Арабская версия

Глава 5. О свойствах животных и о достопримечательных вещах, необходимых в нашей науке, а также о том, как привлекать духов планет при помощи фигур и воскурений

 

Описав высшие свойства каждой планеты в низших царствах, сиречь животном, растительном и минеральном, поведаем ныне о тех же царствах, но по-иному. Среди обитателей этих царств животные — самые благородные, а наидостойнейшее из них — человек, ибо он обладает самым возвышенным разумом. Некоторым животным, таким как морские раковины [conche marine], мидии [? alaph omidie] и  прочие им подобные, присуще одно лишь чувство; другим же — два, три, четыре, пять или даже десять. Человеку присуще десять явных чувств и пять тайных, о чем мы и поведаем далее[1].

Глава 5

 

Теперь вернемся к тому, о чем мы уже обещали поведать, а именно, скажем о том, как распределяются планеты между тремя царствами. Все, что ни есть на свете, относится к одному из трех царств: животному, растительному или минеральному. Знай же, что животные  подразделяются на разряды, к наивысшему из которых относится человек, а ко второму — все прочие животные. Далее животные подразделяются на категории [по количеству чувств]: одни из них, как раковины, обладают только одним чувством, другие же — двумя, тремя, четырьмя или пятью. Человеку присуще десять чувств: пять явных и пять тайных, о чем уже было сказано выше[2].

Формы животных многообразны, как можно в том убедиться, наблюдая за различными их родами.

Разные роды животных обладают различными свойствами. Есть такие, у которых правая сторона находится [не только справа, но] также и слева, сиречь животные двулевосторонние[3]. Есть такие, у которых клюв вместо губ; такие, которым ночь заменяет день; такие, у которых шерсть как иглы; такие, у которых вместо ногтей когти; есть животные без головы и с глазами на груди; животные как бы зарезанные[4], например, саранча или рыбы; животные, препоясанные посередине, как муравьи; животные, украшенные коронами, кольцами, рисунками и чешуями; животные роющие, плавающие, прядущие, строящие; животные о множестве ног, животные вовсе безногие и животные копытные. Кроме того, есть животные промежуточного рода, а также хищные птицы, хищные звери и животные почти разумные.

И как человек есть животное, срединное между духами небесными, отделенными [от тела], и скотами, так и  рыба есть срединное между зверями и птицами,  а водяная раковина [conche aquatice] — между созданиями чувствующими и нечувствительными, ибо она обладает лишь двумя чувствами[5] — а все потому, что в ней преобладает природа земли, уподобляющая ее растению. Из этого явствует, что чем сильнее выражена в том или ином животном какая-либо стихия, тем более оно родственно этой стихии по самой своей природе.

И как человек стоит посередине между животными и ангелами, так рыбы суть среднее между птицами и всеми прочими животными, а раковины — между животными и предметами неодушевленными. Они обладают всего двумя чувствами [sic!] и подобны растениям, поскольку стихия земли в них слишком сильна.

Человек — благороднейшее из животных, поскольку в его теле все стихии равновесно сочетаются в должном количестве, тогда как других животных легче приравнять к какой-либо одной из стихий. Ибо каждому животному родственна одна из стихий, отделить от коей его невозможно, как птиц нельзя отделить от воздух, рыб — от воды, а демонов [spiritus diabolici] — от того вечного огня, коий именуют адским; тогда как огонь, который мы ощущаем и воспринимаем своими чувствами, принадлежит животному, которое зовется саламандрой и похоже на мышь, сотворенную из огня[6]. Наконец, грузные животные в силу своей тяжести не могут быть отделены от земли.

В человеке же все стихии содержатся в равном количестве, и потому из всех живых созданий он самое равновесное. Он ходит на двух ногах, дышит воздухом и обладает умеренным нравом. Если же спросят тебя, как это так, то знай, что у каждой стихии есть родственные и принадлежащие ей животные, как воздух [принадлежат] птицы, воде — рыбы, огню — джинны и мятежные духи (речь о вселенском огне; малому же огню принадлежат лишь саламандры и им подобные), а земле — минералы и растения. И несмотря на то, что все на свете взаимосвязано и всякая стихия испытывает влияние других, все же у каждого рода материи есть свои особые свойства. Поэтому птицы живут и летают в воздухе, рыбы — в воде, те тайные мятежники, о которых сказано выше, — в огне, а все тяжелые создания — на земле, низшей среди своих сестер [т.е. стихий].

Ответим здесь на один незаданный вопрос, а именно, каким образом демоны могут жить в огне. Человек именуется малым миром [микрокосмом, minor mundus], и если сравнить его с миром великим [макрокосмом, major mundus], то почти все, что содержится в великом мире, отыщется и в малом. Следовательно, если демоны существуют в макрокосме, то в некотором смысле они должны пребывать и в микрокосме. И вот как это происходит: когда в человеке пробуждается гнев, он воспламеняется сверх всякой меры, приходит в ярость и превращается в демона во всех своих поступках. По принципу подобия можно сказать, что демоны обитают в огне, сиречь в пламени гнева, побуждающем человека к демоническим поступкам.  И напротив, когда человек уравновешен и нрав его подчинен рассудку и добродетелям, он становится подобен ангелу. Вот потому-то мы и вправе говорить, что демоны обитают в великом мире таким же образом, как и в малом.

Быть может, кто-нибудь спросит: каким же образом джинны живут в огне? Да будет ему известно, что превосходный тому пример содержится в человеческом теле. Гнев, злоба и возмущение происходят не от чего иного, как от избыточного горения огня в нашем теле. Этот-то избыток и подобен злым духам, увидеть которых телесными очами невозможно. И напротив, когда мы храним равновесие, оно подобно ангелам, также сокрытым от нашего взора. Итак, ангелы обитают одновременно и в нас самих, и в том горнем собрании, что превыше тварного мира. И подобным же образом джинны, изошедшие из огня, обитают в огне. Ибо человек есть малый мир: нет ничего в мире горнем, чего не нашлось бы и в человеке. Человек — точный образ и подобие мира горнего, каковой возвышенный предмет мы уже обсудили ранее во всех подробностях[7].

Но вернемся к нашему предмету. Вышеупомянутое распределение трех царств природы между планетами и их влияниями позволяет сочетать друг с другом части, схожие по натуре, а достичь сего возможно при помощи воскурений, облачений, пищи и благовоний, как то описано в книгах халдеев, набатеев, египтян, греков, турок и индусов. Подобным способом можно творить воистину великие чудеса, рассказы о каковых мы и встречаем в этих книгах. Так, они [= маги этих народов] делали особые снадобья, влагая в них силы звезд и выпуская их в воздух под влиянием огня, вследствие чего силы эти нисходили в дольний мир и производили желаемое воздействие.

Теперь вернемся к тому месту, на котором прервался ход наших рассуждений, и скажем так: знай, о читатель, что достижение цели зависит от предрасположенности к оному достижению. Предрасположенность же зависит от воли. Поэтому три упомянутых царства распределяются между планетами, дабы их можно было использовать ради желаемой цели. Набатейские халдеи и египетские копты, набатейские сирийцы, обитающие в Сирии, и копты сопредельной Абиссинии, курды, индийцы и набатеи, обитающие в Индии, Китае и сопредельной Персии творили различные чудеса, между собою несхожие. Однако в своих книгах о различных родах чар все они описывают некие смеси из элементов, принадлежащих ко всем трем царствам, и повествуют о том, как использовать их в составе благовоний, магической пищи и волшебных снадобий и зелий. Абу Бакр ибн Вахшия в своей книге «О сельском хозяйстве»[8] много и в больших подробностях сообщал о набатеях, и кое о чем из этого я поведаю тебе далее. Сверх того, они создавали чудесные составные снадобья, которые насыщали воздух, смешанный с огненной силой [т.е. нагретый воздух], влияниями и свойствами планет, так что воздух, напитанный духом упомянутого состава, тайным образом воздействовал на дух человека.

Воздух — это такое тело, без которого прочие тела способны прожить лишь весьма и весьма немного, ибо он есть среда, в которой воля, движимая смесью своего собственного воздуха с воздухом всеобщим, может направлять желаемым образом тела, или влияния, или воздействия планет. Добиться этого можно при помощи воскурений, соответствующих членам человеческого тела; воскурения же эти состоят из различных пород деревьев и прочих вещей разного рода. Посредством этих воскурений дух человеческий направляется к тому, чего желает. Вот таким образом совершаются магические деяния, производя чудесные и явные результаты.

Воздух же есть такое тело, от коего зависит жизнь всех прочих тел: сочетаясь с намерением, очищенным от всех помех, он служит посредником между отдающим и принимающим, ибо сам по себе он пронизывает все сущее и потому не может воспрепятствовать влиянию магических снадобий, заключающих в себе силы небесные и духовные. Сверх того, они [= набатеи] создавали чудесные средства для различных членов человеческого тела, составленные из растений и прочих веществ, относящихся к трем природным царствам, и с помощью этих средств сподвигали дух человека ко всему, чего пожелают. И, сверх того, они владели особой речью, также сподвигающей дух человека к желаемой цели на основе глубокого сродства с влияниями планет. И, наконец, они владели тайнами талисманов, предназначенных для различных целей, как о том уже упоминалось выше.

Довелось мне видеть книгу некоего мудреца под названием «Подразделение наук и разоблачение тайн» [Divisio scienciarum et panditor secretorum], и в ней говорится так: «Один человек, достойный доверия, поведал мне, что встретил в земле Хорасан человека из Индии, знакомого с тамошней наукой. И стали они обсуждать различные спорные вопросы той науки, и мой знакомец усомнился в ней. Но тот человек сказал, что может все это доказать несомненно.

Что до науки индийцев, то Абу Галиб Ахмад ибн Абд аль-Вахид аль Рудбари в своей «Книге о подразделении наук и разоблачении тайн»[9] сообщает следующее: «Один купец из Хорасана, которому я вполне доверяю, поведал мне, что встретил в Нишапуре индийского купца, немного сведущего в этой науке. И они заговорили о ней, и мой знакомец высказал свои сомнения. Тот, другой, заявил, что может представить ему доказательства, а мой знакомый купец только того и хотел.

 

“Была в той стране, — [сказал он], — одна девушка, которую все почитали весьма красивой. И один человек сказал, что может заставить ее прийти ко мне в дом. Я же попросил его исполнить обещанное и поступил так по двум причинам: во-первых, из любви к знанию, а во-вторых, потому, что я желал эту девушку. И еще я попросил того человека делать все в моем присутствии. Он тотчас же взял астролябию и определил высоту солнца, а затем расчислил асцендент и построил двенадцать домов. И увидел он, что на восходе пребывает Овен, обитель Марса, а в седьмом доме —  Весы, обитель Венеры. Я спросил его, что это значит,  и он сказал, что асцендент и седьмой дом суть дома, сообразные просьбе, с которой я к нему обратился. Затем он добавил на карту Марс и Венеру в тех положениях, где они находились в тот день, и добавил, что задуманное исполнится, когда две эти планету образуют друг с другом тригон, аспект любви и дружбы. И рассчитал, что этот аспект между ними сложится в точности через сорок дней, и заверил меня, что по прошествии этих сорока дней желание мое исполнится непременно.

“Итак, — [сказал он], — был один богатый юноша из Балха, весьма красивый, и держался так, что никому не подавал надежды. И тот человек сказал, что может сделать так, чтобы этот юноша был отлучен от своего имущества и попал ко мне в дом и оставался там, пока я сам не пожелаю его отпустить. И я потребовал, чтобы он это исполнил, желая добиться двух целей разом, а именно, удовлетворить любопытство получить удовольствие. Он взял астролябию, определил высоту звезд и начертил гороскоп, а затем сказал: ‘Асцендент — в Овне, его правитель — Марс. В седьмом доме — Весы, их правительница — Венера. Превосходно!’ Я спросил его: ‘Что это значит?’ Он ответил: ‘Асцендент и седьмой дом благоприятствуют твоему делу, потому что Марс и Венера — это планеты брака и удовольствия’.  Затем он взял Марс как мой сигнификатор, а Венеру — как его [= юноши] сигнификатор и посмотрел, какое положение они занимают на небе и сколько им еще осталось до того, как они образуют между собой тригон; и выяснилось, что это произойдет только через сорок дней. И он сказал мне: “По прошествии сорока дней этот юноша придет к тебе и будет с тобой”.

Затем он взял кусок камня диамантина [lapidis aymantis][10], измельчил его в порошок, смешал с равным количеством аммиачной камеди [gummi armoniaci][11] и вылепил из этой смеси фигурку, похожую на меня. А после взял сухой сикоморы [celsas][12] и измельчил ее, смешал ее с воском и слепил образ той прекрасной девушки, и одел его подобно тому, как одевалась она. Затем он взял новый кувшин и поместил в него семь палочек, или прутиков (а именно, веточки мирта [myrti], ивы [salicis], граната [mali granati], яблони [mali], айвы [cotoniorum], сикоморы [celsi] и лавра [lauri][13]),  расположив их в центре кувшина крестом: четыре внизу и три вверху.

Затем он взял кусок магнитного камня, истолок его в порошок, замесил с аммиачной камедью и сделал однородную пасту, из которой вылепил фигурку, похожую на меня. А после взял сухого лука-порея, истолок в порошок и замесил с воском, и вылепил образ юноши, и облачил его в такие же одежды, как у того. Затем он взял глиняный кувшин и поместил в него семь деревянных палочек, или прутиков, а именно, веточки мирта, ивы, граната, айвы, шелковицы, лавра и платана, расположив их в центре кувшина крестом: четыре внизу и три вверху[14].

После того он положил в кувшин образ, слепленный во имя мое, а затем туда же поместил образ девушки. И все это он исполнил, когда Венера была в оппозиции к Марсу, а Марс был укреплен благоприятными аспектами [a fortunis roboratus]. Затем запечатал кувшин, а после открывал его каждый день в тот час, когда все это проделал. Когда же истекли те сорок дней и владыка асцендента образовал тригон к владыке седьмого дома, он открыл кувшин снова и положил фигурки так, чтобы они смотрели друг на друга, то есть лицом к лицу. Затем запечатал кувшин, дал его мне и велел закопать под очагом, где будет гореть умеренный огонь, и, присыпая его камешками, произнести одно индийское слово, которое он сказал и истолковал мне, как мы поведаем о том позже. Когда же вся операция будет полностью завершена,  выкопать кувшин, открыть его и извлечь из него образы.

Затем он положил в кувшин сначала мой образ, а после — образ юноши, спиной к моему. И все это он проделал, когда Венера стояла в оппозиции к Марсу, а тот был благоприятен. После того, каждый день без исключения, в тот же час, в который эти образы были положены в кувшин, он заглядывал туда и немного поворачивал образ юноши к моему. Наконец, в тот день, когда [Венера и Марс] образовали тригон, образ юноши повернулся к моему окончательно и коснулся лицом его лица. Тогда он [т.е. маг] отодвинул образ юноши от моего, запечатал кувшин и велел мне закопать его под очагом, в котором будет немного горячих углей. На тех углях он зажег кусок сандарака[15] и сказал одно слово по-индийски, которому я у него потом научился. Затем он сказал мне: «Достань кувшин». Я достал и увидел, что образ юноши снова прилепился к моему, словно так и было.

После того вышеназванная девушка пришла ко мне в дом и оставалась со мной десять дней. Когда же прошло десять дней, тот человек сказал мне: ‘Теперь, когда исполнится то, что я тебе пообещал, лучше отпустить эту девушку подобру-поздорову’. И я охотно согласился, что надобно достать из-под очага те два образа.  Тогда он взял немного чистого дерева[16], истолок его в порошок, смешал с воском, вылепил свечи и зажег их на очаге.  Когда же свечи сгорели до конца, он извлек образы из-под очага, отделил их друг от друга и один из них бросил в одну сторону, а другой — в другую, сказав еще одно слово, которому я научу тебя позже. И все это он проделал для того, чтобы показать мне свои познания. Когда же все это совершилось, мы увидели, что девушка обо всем забыла и стоит в беспамятстве, словно сомнамбула. Затем она спросила меня: ‘Чего ты от меня хотел?’ — и выбежала из дома. И это было одно из величайших чудес той науки, какие я только видел за всю свою жизнь”».

Затем он вынул образы из кувшина, и тут, не успели мы оглянуться, как дверь отворилась и вошел тот самый юноша. И он оставался с нами десять дней, а его родные искали его и не могли найти. Образы же мы снова спрятали от него под очагом. А затем индиец сказал мне: ‘Теперь, когда ты увидел то, что я обещал тебе, надо его отпустить’. И взял семена чистого дерева, смешал их с воском, вставил фитиль и зажег [ту свечу] под очагом, а затем извлек оттуда два образа и разделил их; и все это он проделал только для того, чтобы показать мне свое удивительное искусство. После этого он произнес другие слова; и вскоре мы увидели, что юноша стоит, будто пьяный, проснувшийся от шума. И, открыв глаза, он спросил: «Можно я пойду?» Мы разрешили, и он ушел. Однако обо всем этом пошли разговоры: ведь он пропадал столько дней! Потому нам пришлось оттуда уехать. Но это было самое поразительное из всего подобного, что мне доводилось видеть”».

Однако повторить чудо столь великое и удивительное тебе удастся лишь при условии, что ты соблюдешь упомянутые аспекты планет и примешь к сведению, где они находятся, когда восходят и когда покидают дома, а также используешь те самые материалы, из которых были созданы вышеназванные образы, и те самые воскурения, и все прочее, что относится к этой операции. И если в своей работе ты будешь действовать таким же образом, соблюдая все соответствия, то добьешься искомого столь же верно. И, как говорили мудрецы, так мы достигнем венца своих желаний.

Так поведал аль-Рудбари в упомянутой книге. Мы же рассказали об этом для того, чтобы ты знал, как совершается эта операция и смог исполнить ее в точности; и добавим еще, что она согласуется с тем, о чем пишут другие знатоки в своих книгах.

Теперь же перейдем к разговору о тех предметах, которые потребны для работы с духами планет и сочетаниями звезд и, в целом,  о тех, которыми надлежит дополнять [планетные] образы, дабы образ воспринял свойства планет, — например, о воскурениях и о том, от какой пищи надлежит воздерживаться во время работы, дабы та совершилась быстрее. И скажу я тебе, мой драгоценнейший, что книгу эту я сочинял с большим трудом и тщанием, сплетая в ней воедино великое множество трактатов, написанных древними мудрецами, учитывая и взвешивая их мнения и выписывая верные умозаключения и доказанные результаты, покуда не изучил таким образом, слово за словом, 224 книги моих предшественников, мудрецов древности; и, собрав из всех этих писаний цветы и лилии[1], составил эту книгу, посвятив сему полных шесть лет непрерывных трудов.

Теперь же я поведаю тебе, как обещал, о привлечении духов [планет] и о смешении трех царств в целях магических операций, а также о применении магических благовоний и родов пищи. Но прежде того хочу сказать тебе на память, о мой читатель: поставь эту книгу высоко в глазах и в сердце своем и пойми, каких усилий, трудов и бдений стоило мне ее составить. Ибо сперва я изучил труды мастеров описанного в ней метода и выяснил, в чем они согласны между собой и что почитают правильным. И все это я взял и выписал из их сочинений; те же места, в которых они между собой не совпадали, оставил без внимания. И в общей сложности я использовал для этой книги две сотни и двадцать четыре труда упомянутых мастеров, и на то, чтобы составить ее, потратил полных шесть лет. И только тогда я завершил то, к чему стремился издавна, ибо сей последний мой труд был первым из мною задуманных. Знай и помни это, о читатель!

Но прежде, нежели приступить к упомянутому разговору, я изложу краткие правила, кои заслуживают твоего внимания и достойны того, чтобы их соблюдать. Речь пойдет о том, как, по мнению древних, надлежит принимать духов планет. Прежде всего, необходимо понять, какова природа планеты, с которой мы желаем работать, дабы воспринять ее силу и дух, ибо в той фигуре или образе, коий ты желаешь использовать, надлежит соединить природу вещей, соответствующих данной планете, как о том было сказано выше, а именно, [природу] ее цветов, пищи, благовоний и воскурений. Посему усердно сообразуй со всем этим свои усилия, дабы цвет тела на изображении был подобен цвету избранной тобою планеты, благовония принадлежали к числу тех, которые ей соответствуют, и цвет одежд на изображении, как и цвет одеяний мага, соответствовали этой планете, а воскурения давали родственный ей запах. Схожим образом и тело самого мага должно соответствовать природе и составу планеты; это значит, что он должен вкушать пищу, соответствующую данной планете, и облачаться сообразно ей же.

А теперь я вернусь к своему предмету и поведаю о способе привлечения [планетных] духов, изложенном моими предшественниками. Для этого надлежит знать, какова природа той планеты, дух которой ты намерен привлечь и силы которой ты желаешь пустить в ход. Надлежит знать, какой цвет, вкус и запах соответствуют природе этой планете, о чем уже было сказано выше; и надлежит уподобить им свое тело: снаружи — по цвету и запаху, облачившись в одежды этого цвета и умастившись подобающими благовониями, а внутри — по вкусу, принимая соответствующую пищу.

Если же случится так, что подобная пища противна собственной твоей природе, то поначалу питайся умеренно и скромно, а затем мало-помалу переходи к той пище, что соответствует планете, дабы твой желудок к ней привык; и так аппетит твой к ней усилится, и пища эта станет править твоим телом и насыщать его. Когда же тело твое ей подчинится, посмотри, в какой части зодиака находится эта планета и [выбери такое время], чтобы лучи ее падали на Землю прямо, не пересекаясь с лучами планеты, противоположной по природе, но изливаясь на Землю беспрепятственно.

Добавляй эту пищу постепенно к той, которой ты обычно питаешься, дабы тело оставалось здоровым, и продолжай так без перерыва, пока желудок твой не начнет усваивать эту пищу охотно и желать лишь ее одной. Затем выбери время, когда нужная тебе планета встанет в зодиаке прямо, не пересекаясь с лучами планеты, противоположной ей по природе. Иными словами, лучи ее должны падать на Землю прямо, не пересекаясь с лучами планеты, противоположной по природе.

 

 

Затем возьми металл этой планеты и отлей из него крест[2], исполнив это при должном расположении звезд, и поставь этот крест на две ножки поверх фигуры или образа, соответствующего твоему намерению и духу планеты. Если, например, ты желаешь изготовить образ для битвы или для того, чтобы победить и устрашить врагов, сочетай этот крест с образом льва или змея. Если цель твоей операции — бегство и спасение, сочетай крест с образом птицы. Если хочешь приумножить богатство, обрести власть, высокий сан или почести, сочетай крест с образом мужа, восседающего на престоле. И таким же образом, как показано в этих примерах, действуй во всякой своей операции, сочетая крест с образом, соответствующим твоему намерению. Если хочешь, чтобы кто-либо подчинился твоим желаниям и не преступал твоих предписаний, изготовь подобающий образ из камня, сообразного природе той планеты, которая имеет наибольшую силу в гороскопе рождения этого человека и в месте его асцендента. Изготовь указанный образ в час этой планеты; при том планета, господствующая в гороскопе рождения, не должна находиться ни в оппозиции, ни в соединении, ни в каком-либо ином аспекте к планете противоположной природы. И если хочешь достичь желаемого во всей полноте, соедини этот образ с первой фигурой [= крестом].

Далее следует выяснить, какое минеральное вещество соответствует этой планете, и при указанном расположении звезд изготовить из него полый крест. Крест этот должен быть полым сверху донизу и свободно пропускать сквозь себя воздух. Крест этот должен стоять на двух ножках. Поставь его поверх изображения, при помощи которого ты свяжешь дух планеты; изображение же это зависит от того, чего ты желаешь добиться. Если, например, ты хочешь развязать войну и устрашить своих врагов, поставь этот крест на изображение льва или змея; на изображение птицы — если желаешь спастись от ужасов; на изображение [человека], сидящего на престоле [мимбар], если желаешь приумножить свое достоинство, честь и сан и тому подобное. Если же хочешь подчинить какого-либо человека и сделать его своим покорным рабом, поступай так. Если ты знаешь, какая планета господствует над ним и над гороскопом его рождения, изготовь образ этого человека из материала, подвластного той планете, и в ее же час, но так, чтобы она не находилась ни в соединении, ни в оппозиции, ни в каком-либо ином аспекте к планете, противоположной ей по природе. И дабы тот человек не посмел противиться тебе, надень вышеупомянутый крест на этот образ. Если же ты хочешь подчинить нескольких человек сразу или не знаешь, какая планета правит гороскопом того человека, то надлежит изготовить семь образов из семи минералов, которые подвластны семи планетам, а именно, из галенита[3], подвластного Сатурну,  хризолита — Юпитеру, сернистого мышьяка — Марсу, агата — Солнцу, гематита — Венере, талька — Меркурию и горного хрусталя — Луне; или же из других каких-либо материалов, соответствующих семи планетам. Образ из каждого минерала надлежит изготовить в час соответствующей планеты, и каждый из семи образов должно снабдить вышеописанным крестом.

Причина, по которой фигуру эту надлежит изготовить в форме креста, объяснялась выше, и заключается она в том, что сила всякой вещи влечется к фигуре, согласующейся с нею по свойствам, и избегает своей противоположности. Мы желаем соединить с фигурой силу планетного духа, но не знаем, какова форма этого духа, и не можем узнать этого на опыте, соотнеся ее с формой человека, животного или иной какой-либо вещи.

И вот по какой причине мы используем именно крест: как уже говорилось, всякая вещь привязана к своей форме и презирает все, что не подобно ей по форме. Соответственно, нам нужно соединить горний дух с образом [сура], подобным ему по форме, однако мы не знаем, какова форма этого духа — человеческая или же отличная от человеческой.

Из этого можно сделать вывод, что все перечисленные выше свойства [планет] выражаются по большей части в фигурах. Поэтому все фигуры и формы деревьев и трав столь разнообразны, как и формы животных, с одной стороны, и минералов — с другой. Но коль скоро нам не дано воспринять истинные формы планетных духов, древние мастера сего искусства избрали крест как универсальную фигуру, подходящую для всех случаев. Объясняется это тем, что мы воспринимаем всякое тело через его поверхности, а всякая поверхность имеет длину и ширину; крест же представляет собою форму длины и ширины как таковых. Поэтому мы говорим, что форма креста пригодна для всех магических операций и в соединении с другими фигурами служит своего рода вместилищем для сил любых планетных духов. И в этом —  одна из тайн сего искусства.

Один из них [=мастеров] дал тайное указание на универсальную [форму], пригодную для всех операций (ибо наука эта строится на толкованиях прообразов [сувар]): «Мы видим, что формы всех растений несхожи между собой, как и формы животных и минералов; как же тогда узнать, какую форму имеет дух? Мы наделили дух формой креста, ибо к этой форме сводится всякое тело, имеющее протяженность. Наружность всякого тела по сути есть плоскость, имеющая длину и ширину, а форма длины и ширины и есть крест. Поэтому мы и взяли крест как форму, не антипатичную никакому духу. И в этом, — говорит он, — заключена одна из тайн сей науки».

Далее, все люди пребывают под семью кругами планет. Когда сила планетных духов соединяется с фигурой креста, маг обретает власть над тем, что изображает вторая фигура: так, если вторая фигура изображает человека, то сила планетного духа изольется на человека, если животного — то на животного.

Далее, говорят, что всякий человек неизбежно подвластен суду уже известных тебе семи планет. Поэтому, соединяясь с этим «всадником» [= крестом], дух обретает власть и над «конем», сиречь над тем, кого представляет второй образ, — над человеком, если изображен человек, или над чем-либо другим, если изображено что-то другое.

В дополнение к вышесказанным фигурам надлежит сделать курильницу из того же металла, что и крест. Изготовь ее таким способом и в такой форме, чтобы она была полностью закрыта со всех сторон, кроме верхнего конца, в котором надлежит сделать отверстие для выхода дыма; и смотри, чтобы дым не мог подниматься вверх никаким другим путем. Кроме того, следует выделить и предназначить отдельный дом для этой работы, войти в который смогут только те, кто будет участвовать в работе, да и то лишь во время самой операции. В этом доме должно быть место под открытым небом; там надлежит рассыпать по всему полу травы планеты, управляющей операцией, и ничего другого, кроме этих трав, там не должно быть.

И для того, чтобы исполнить и совершить эту работу, как подобает, надобно взять курильницу, изготовленную из того же материала, что и крест. В крышке ее надлежит сделать единственное отверстие, чтобы дым вложенных в нее курений мог выходить только через него и никаким иным путем. Кроме того, для низведения духов планетных сил надлежит устроить чистое место под открытым небом и усыпать землю в этом месте травами, по природе родственными той планете, силу которой мы хотим низвести посредством созвучия форм. И в этом месте не должно быть ничего, не созвучного той планете, — ни камней, ни одежд.

 

 

Затем возьми воскурения, сообразные природе планеты, и зажги их в курильнице. Установи крест поверх курильницы так, чтобы дым входил в него снизу и выходил из верхнего конца. Если ты исполнишь это и прилежно соблюдешь все вышеприведенные указания, то дым воскурений будет подниматься в сферу зодиака по прямой линии, навстречу лучам искомой планеты, а прочие планеты, противные ей по природе, не пересекут своими лучами его путь. И так, работая на этой дольней Земле, ты привлечешь силу планеты, нисходящую на Землю своим естественным путем, и добьешься того, чего желаешь.

Затем зажги в той курильнице воскурения, сообразные природе планеты. Крест установи на крышке курильницы, отверстием к отверстию, — так, чтобы дым входил в нижнее отверстие [креста] и выходил из верхнего. И всю эту работу надлежит провести в подобающий час.  Исполнив же это все, направь дым воскурения, соответствующего планете, к тому месту в зодиаке, из которого она изливает свои лучи на Землю, но так, чтобы он не пересекся с линией другой планеты, противоположной ей по природе. Ибо для того, чтобы дольнее соединилось с горним, горнее должно соединиться с дольним. И тогда гармония форм придет в порядок, и ты добьешься того, чего желаешь.

Однако всякий, кто желает действовать по этой науке, должен сперва изучить и постичь общие и частные свойства планетных сил и понять, каким образом одна сила побеждает другую. Соответственно, для вышеописанной работы надлежит выбирать планету, обладающую общей силой, а не частной; и операция твоя окажется еще успешнее, если ты возьмешь планету, которая имеет общую власть над гороскопом рождения, или же такой альмутен, который ее побеждает.

 

Знатоку этой науки должно быть известно, что каждая планета имеет свою власть, свое «отречение» и свой приговор, так что одна планета может отменять другую. Когда планета имеет власть над какой-либо вещью, то ее приговор над нею носит общий характер, остальных же планет — лишь частный. Самое важное в нашей работе — привлечь дух той планеты, которая выносит общий приговор по данному предмету. Если же эта планета окажется той же самой, которую мы используем для подчинения [человека, т.е. планетой-господином его гороскопа], то операция совершится еще легче и успешнее.

 

 

Один мудрец сказал, что нет лучшего пути или способа соединить бестелесных духов с телесными, чем вышеописанный; и в этом — тайна сего искусства. И всякий, кто исполнит все сказанное без ошибок, сможет достичь того, чего желает. Премудрый Аарон говорил: тот, кто знает гороскоп своего рождения, знает и час соединения собственного духа с телом; кто знает планету, правящую гороскопом, тот знает, под какой планетой его собственный дух и тело соединились в час его рождения. И если эта планета несчастлива, то и сам он будет несчастен, если же счастлива, то и он будет счастлив.

Сказано: «Только лишь таким способом чисто духовная душа может соединиться с душой телесной; это одна из величайших тайн сей науки, и тот, кто знает ее и действует соответственно, добьется желаемого». И далее сказано: «Если человек знает время своего рождения, то он знает и тот особый час, когда душа его соединилась, связалась и смешалась с телом. На основании этого он может узнать, какая из планет получила власть над ним, и смешала свою силу с силой его души, и вынесла свой приговор над тем часом, когда новорожденный появился на свет и сделал свое первое движение. И если эта планета злотворна, то ребенок, душа которого с нею связана, будет несчастлив, если же благодетельна, то счастлив». Все это тебе надлежит знать и понимать ясно.

 



[1] Ошибка в латинском переводе; в арабском оригинале речь идет о десяти чувствах в общей сложности — пяти явных и пяти тайных.

[2] В главе 6 книги I.

[3] Так в оригинале; смысл этой фразы неясен.

[4] Т.е. как будто с перерезанным горлом — такие, у которых голова соединяется с туловищем только с задней стороны.

[5] Так в арабском оригинале; в предыдущем абзаце морским раковинам приписывалось лишь одно чувство.

[6] Редкое сравнение; мифических саламандр — животных, обитающих в огне, — чаще представляли в виде огненных ящериц.

[7] В главе 6 книги I.

[8] Абу Бакр Ахмад ибн Али ан-Набати, известный под именем Ибн Вахшия (ок. IX—X вв. н.э.) — набатейский арабский писатель, алхимик и специалист по сельскому хозяйству. Около 904 года написал или перевел книгу «Сельское хозяйство набатеев», основанную на древних вавилонских источниках и содержащую сведения не только о сельском хозяйстве, но и о магических практиках и верованиях.

[9] Ни о самой книге, ни о ее авторе никаких сведений не сохранилось.

[10] По-видимому, ошибка в переводе: в арабском оригинале речь идет о магнитном камне.

[11] Искаж. gummi ammoniacum, высушенный млечный сок доремы камеденосной (Dorema Ammoniacum).

[12] По-видимому, ошибка в переводе: в арабском оригинале речь идет о луке-порее.

[13] В арабском оригинале перечень несколько отличается.

[14] Имеется в виду Т-образный крест, ножку которого составляют четыре палочки, а перекладину — три.

[15] Ароматическая смола хвойного дерева Тетраклинис членистый (Tetraclinis articulata).

[16] «Чистое дерево» — одно из названий витекса священного (Vitex agnus-castus), древовидного кустарника семейства яснотковые. 

[17] Лат. florem et lilium, ср. florilegium (от лат. flos — «“букв. «собрание цветов») употребительное в Средние века название выдержек и цитат

[18] Из нижеследующих рассуждений и из описания в арабском оригинале следует вывод, что речь идет о полом равноконечном кресте.

[19] Галенит (PbS) — основная руда свинца.

 

© Перевод: Анна Блейз, 2016