e-mail
Орден Восточных Тамплиеров - Ordo Templi Orientis back

Рассылка новостей



Телема в Рунете
Живой Журнал: Телемское Аббатство в России В Контакте: Колледж 'Телема-93'
































hosted by .masterhost
Всё о развитии человека и самопознании

Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

О жизни

Марсилио Фичино

Глава XXIV

Каким способом люди, приверженные учености, могут распознать свою природную склонность и принять образ жизни, созвучный их духу-хранителю

Коль скоро я обращаюсь к людям, приверженным учености, напомню каждому любителю книг, что прежде всего он — человек Меркурия и вдобавок к этому Солнца, поскольку сам Меркурий — планета солнечная[1]. Это обстоятельство — общее для всех подобных людей. Но если рассматривать личные качества каждого в отдельности, не считая общей меркурианской природы, то человек, блистающий изяществом речи, любезностью, достоинство и обаянием, не сможет не признать в себе влияний Аполлона [= Солнца] и Венеры. Человеку, более склонному к юриспруденции или же к натуральной или общественной философии, следует знать, что ему покровительствует Юпитер. Тот же, кто в любознательности своей стремится проникнуть в глубины тайных знаний, должен понимать, что по природе своей он родствен не только Меркурию, но и Сатурну. Также под руководством Сатурна пребывает всякий, кто склонен погружаться в любое свое занятие так глубоко, как только возможно, — в особенности если при этом он пренебрегает другими делами. И, наконец, если истинно то, о чем говорят некоторые натурфилософы и астрологи, а именно, что душа, наделенная разумом, нисходит в человеческий плод в месяце Солнца, то есть на четвертом месяце [от зачатия], то люди, живущие в основном размышлениями, родственны прежде всего Солнцу — от самого рождения и с каждым днем все в большей и большей степени. Итак, для людей каждого рода ищи милостей от планет, им родственных; составляй лекарства для них под влиянием этих планет и советуй им жить в таких местах, над которыми властвуют эти планеты.

Вас же, люди ученые, возделывающие ниву Муз, я призываю под сень Аполлона-Мусагета. Посему, о возлюбленные братья мои в любовном служении Музам, тем из вас, кто способен трудиться умственно не в пример больше и дольше, нежели телесно, надлежит понимать, что в час их рождения Феб даровал им лишь малую толику материи, но зато сполна насытил их Фебовым духом; поэтому телесные соки (humores) и пища в их телах каждодневно преобразуются большею частью в дух. Таким образом, каждый из вас — почти всецело дух, или, как я говорю, человек «духовный», сокрытый в этом тщедушном земном тельце[2], которое носит свой дух в постоянных трудах: это дается ему тяжелее, чем прочим, ибо ему, в отличие от прочих, необходимо постоянно обновлять свой дух. Более того, в преклонном возрасте, когда тело обычно становится грубее, его надлежит возвращать к подобающей ему утонченности. Вам, несомненно, известно, что плотное тело питается четырьмя грубыми стихиями. «Духовное» же тело питается четырьмя другими стихиями, более тонкими. Такому телу вино заменяет стихию земли, благоухание вина заменяет воду, песнопения и звуки — воздух, а свет — стихию огня. Этими четырьмя тонкими стихиями преимущественно и питается дух: как я уже сказал, вином и его благоуханием, песнопениями и светом.

Итак, начав с Аполлона, мы неким образом тотчас перешли к Бахусу. И это справедливо: ведь за светом следует тепло, за амброзией — нектар, а за прозрением истины — пылкая любовь к истине. Феб и Бахус — доподлинно братья друг другу и неразлучные товарищи. Феб несет нам два главных дара, а именно, свет и лиру; так же и Бахус дарует нам, прежде всего, две вещи — вино и благоухание вина для обновления духа; и от каждодневного их употребления дух наш в конце концов становится солнечным и свободным[3]. Итак, тебе надлежит ежедневно открываться солнечному свету, оставаясь на солнце постоянно, сколько сможешь выдержать, не потея и не теряя влагу, или же, по крайней мере, находясь в таком месте, откуда виден солнечный свет, будь то издалека или вблизи, под кровом или под открытым небом; и повсюду приспосабливай живительную силу Солнца к своим нуждам, а по ночам вспоминай о Солнце, сидя у огня, и не забывай между тем о лютне и песнях. Бодрствуешь ты или спишь, всегда дыши живым воздухом  — воздухом, оживленным светом. Так же относись и к вину, дару Вакха, рожденному по милости Аполлона. Употребляй вино такою же мерою, как и свет: изобильно, но не до потения и потери влаги и не до опьянения. Вещество вина принимай дважды в день, аромат же его вбирай в себя чаще: для этого ополаскивай рот вином всякий раз, как тебе потребуется освежить свой дух, омывай вином руки и помазывай им ноздри и виски.

Ну что же, братья! Довольно с нас беседы, и выпили мы с вами вдоволь. Засим прощайте.



[1] Ср. рассуждение в главе III.10 о том, что «Меркурий всегда полон Аполлоном».

[2] Комментаторы трактата отмечают, что в этих выражениях Фичино, вероятно, описывал самого себя.

[3] Или «аполлоническим и вакхическим», лат. Phoebeus et liber; Фичино обыгрывает один из эпитетов Вакха (Бахуса) — Либер, лат. букв. «свободный». 

 

© Перевод: Анна Блейз, 2017