e-mail
Орден Восточных Тамплиеров - Ordo Templi Orientis back

Рассылка новостей



Телема в Рунете
Живой Журнал: Телемское Аббатство в России В Контакте: Колледж 'Телема-93'
































hosted by .masterhost
Всё о развитии человека и самопознании

Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

О жизни

Марсилио Фичино

Глава III

Между мировой душой и ее явленным телом пребывает дух, властвующий над четырьмя стихиями. Этот дух мы можем вбирать в себя посредством нашего собственного духа

Мировое тело несомненно оживотворено во всех своих частях, как явствует из способностей к движению и размножению. Индийские философы полагают его живым на том основании, что все сущее порождает живые существа само от себя[1]. Живо же оно благодаря душе, присутствующей в нем повсюду и всецело к нему приспособленной. И коль скоро жизнь всякому плотному телу сообщает душа, между телом мира, осязаемым и отчасти преходящим, и его душою, по природе своей весьма далекой от тела, повсеместно пребывает дух, — точь-в-точь, как между нашими собственными душою и телом. Дух этот необходим как посредник, чтобы божественная душа могла и присутствовать в плотном теле, и наполнять его жизнью. Ведь всякое тело, которое ты можешь воспринять своими органами чувств без труда, куда плотнее души, всецело божественной, и отстоит [от этого своего прообраза] весьма далеко. Отсюда и нужда в помощи [еще одного] тела, более возвышенного и, так сказать, бестелесного. И подобно тому, как всякое живое существо, будь то растение или животное, живет и размножается при помощи упомянутого духа, так и стихии, будучи преисполнены духом, быстро умножаются и постоянно движутся, словно живые. Между тем ты можешь спросить: «Если стихии и живые существа порождают нечто себе подобное посредством собственного духа, то почему же не размножаются камни и металлы, стоящие посередине между стихиями и живыми существами?» Да потому, что они состоят из более плотной материи, чинящей препятствия духу. Если же дух отделить от них правильным способом и сохранить [отделенным], то он, подобно семени, сможет порождать себе подобное, будучи приложен к материалу схожего рода. Так, сублимируя золото на огне, усердные натурфилософы отделяют его дух и затем, приложив к любому металлу, превращают последний в золото.  Подобный дух, правильным способом отделенный от золота или иного вещества и сохраненный [отдельно], арабские астрологи называют Эликсиром[2].

Вернемся, однако, к мировому духу. С его помощью мир порождает все сущее (ибо всякая вещь размножается посредством собственного духа), и это его мы называем «небесами» и «квинтэссенцией». В мировом теле он действует в основном так же, как и в наших собственных телах, за тем лишь исключением, что мировая душа не извлекает свой дух из четырех стихий, заменяющих ей телесные соки (в отличие от души человеческой, извлекающей дух из соков тела), но порождает его сама (в платоновском или, скорее, в плотиновском смысле[3]), как будто зачиная его, а вместе с ним и звезды, от собственной детородной силы. Посредством же этого духа мировая душа тотчас порождает четыре стихии, как если бы в силе упомянутого духа уже содержалось все сущее. Дух есть тело, но тончайшее, как бы уподобляющееся то душе, то телу. От земной природы в нем очень мало, от водной — больше, от воздушной — еще того больше, но больше всего в нем — от звездного огня[4]. И согласно этим же пропорциям возникли относительные количества звезд и стихий[5]. Так что дух, вне всякого сомнения, обитает во всех нас как ближайшая причина всякого размножения и движения, — или, по словам поэта, «дух, по членам разлитый, / Движет весь мир…»[6]. По собственной своей природе он совершенно прозрачен и горяч, влажен и животворен, и качества эти достались ему от высших даров Души. Индиец Иарх свидетельствует, что Аполлоний Тианский был насыщен этим духом преизобильно: «…нечего дивиться, ежели ведома сия премудрость тебе, чья душа преисполнена эфиром»[7].



[1] Ср. Филострат, «Жизнь Аполлония Тианского», III.34: «“Стало быть, мне следует полагать космос живым?” — “Да, если понимать это верно, ибо космос живородит все”. “Следует ли приписывать космосу женскую природу или, напротив, мужскую?” — “Обе, ибо, совокупляясь сам с собой, он является в живорождении сразу отцом и матерью, и страсть его к себе самому жарче пыла, одолевающего разъединенные создания, ибо страсть эта связует его воедино. Ничего нет несообразного в том, что космос растит сам себя. Словно как движение создается работою рук и ног живого существа, а движением руководит разум, точно так же, по нашему мнению, и части космоса посредством вселенского разума доставляют необходимое всему, что зачинается и рождается...”» (пер. под ред. Е. Рабинович).

[2] Ср. латинский «Пикатрикс», I.2: «…“эликсир” <…> побеждает тела и посредством трансмутации превращает их в другие тела, более чистые. <…> Также знай, что эта очистительная сила, именуемая эликсиром, созидается из земли, воздуха, огня и воды. Эти четыре силы сливаются в ней воедино, уподобляясь друг другу по своей природе и свойствам, потому что, войдя и проникнув в тело, она распределяется по всем его частям, чтобы тело изменялось основательнее, и повиновалось охотнее, и под действием этого эликсира преобразилось полностью. Схожим образом, в алхимии под действием эликсира тело быстро принимает другую природу, более благородную, ибо эликсир этот сперва превозмогает его собственный дух, более грубый и шумный, а затем и вовсе устраняет его свойства и нечистоты. В этом тайна эликсира, согласно мудрецам древности».

[3] Т.е. посредством «нисхождения» от высшего к низшему, или «развертывания <…> подобно семени» (Плотин, «Эннеады», IV.8.6).

[4] О различных родах огня — подземном, земном и звездном — см. ниже (III.12, III.16).

[5] Ср. Платон, «Тимей», 31—32: «Однако видимым ничто не может стать без участия огня, а осязаемым — без чего-то твердого, твердым же ничто не может стать без земли. По этой причине бог, приступая к составлению тела Вселенной, сотворил его из огня и земли. Однако два члена сами по себе не могут быть хорошо сопряжены без третьего, ибо необходимо, чтобы между одним и другим родилась некая объединяющая их связь. Прекраснейшая же из связей такая, которая в наибольшей степени единит себя и связуемое, и задачу эту наилучшим образом выполняет пропорция, ибо, когда из трех чисел — как кубических, так и квадратных — при любом среднем числе первое так относится к среднему, как среднее к последнему, и соответственно последнее к среднему, как среднее к первому, тогда при перемещении средних чисел на первое и последнее место, а последнего и первого, напротив, на средние места выяснится, что отношение необходимо остается прежним, а коль скоро это так, значит, все эти числа образуют между собой единство. При этом, если бы телу Вселенной надлежало стать простой плоскостью без глубины, было бы достаточно одного среднего члена для сопряжения его самогó с крайними. Однако оно должно было стать трехмерным, а трехмерные предметы никогда не сопрягаются через один средний член, но всегда через два. Поэтому бог поместил между огнем и землей воду и воздух, после чего установил между ними возможно более точные соотношения, дабы воздух относился к воде, как огонь к воздуху, и вода относилась к земле, как воздух к воде. Так он сопряг их, построя из них небо, видимое и осязаемое» (пер. С. Аверинцева).

[6] Вергилий, «Энеида», VI.726, пер. С. Ошерова.

[7] Филострат, «Жизнь Аполлония Тианского», III. 42, пер. под ред. Е. Рабинович.

 

© Перевод: Анна Блейз, 2016