e-mail
Орден Восточных Тамплиеров - Ordo Templi Orientis back

Рассылка новостей



Телема в Рунете
Живой Журнал: Телемское Аббатство в России В Контакте: Колледж 'Телема-93'
































hosted by .masterhost
Всё о развитии человека и самопознании

Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

Учение о Пентаграмматоне

Дэниел Гантер

 

Соискатель посвящения в Герметический орден Золотой Зари провозглашал: «Дозволь мне вступить на Путь Тьмы и, быть может, я найду Свет».

Эти слова, которые произносил за соискателя Иерофант в ритуале Неофита, основывались на теологии, изложенной в Евангелии от Иоанна: «И свет во тьме светит, и тьма не объяла его»[1].

На протяжении двух тысяч лет или даже дольше человек воспринимал свои отношения с Богом через призму учения, разделяющего Бога и человека и ставящего Бога над человеком и вне его. Человек считался низшим, грешным созданием, которое может возвыситься к духовному состоянию лишь благодаря спасительному духу, нисходящему на него по милости Божьей. Эта догма расцвела с утверждением христианства, и нигде, пожалуй, она не находит столь яркого выражения, как в рассказе апостола Павла о чуде Пятидесятницы, когда Дух Святой сошел на головы верующих и плясал на них, как разделенные языки огня[2].

В западной каббалистической традиции параллель этому принципу обнаруживается в формуле Пентаграмматона ЕВШЕИ, в которой четыре буквы Тетраграмматона, YHVH, обозначающие слепые стихии, увенчаны буквой Шин — Святым Духом (Руах Элохим[3]), что нисходит на четыре низших стихии и дарует им спасение. В целом эмблема Пентаграмматона символизирует Человека, а еврейское имя YHShVH (Иешуа) — это «Иисус», спаситель.

 

Пентаграмматон
Пентаграмматон

 

Это учение возникло благодаря Иоганну Рейхлину (1455—1522), опубликовавшему два каббалистических трактата на латыни — «De Verbo Mirifico» («О чудотворном Имени», 1494) и «De Arte Cabalistica» («Об искусстве каббалы», 1517). В первой из своих работ Рейхлин утверждает, что «чудотворное Имя» — это вовсе не Тетраграмматон YHVH, а Пентаграмматон YHShVH, а во второй развивает эту тему, сообщая, что в каббале заключено «всеобщее восстановление от первородного Греха рода человеческого, именуемое спасением»[4]. Согласно Рейхлину, ангел Разиэль даровал это святейшее откровение Адаму, когда тот был изгнан из Эдемского сада:

 

Не лежи, содрогаясь, не тяготись своим горем, не помышляй о вине своей, что привела к погибели род человеческий. Ибо первородный грех снимется так: от семени твоего родится человек праведный и мирный, герой, в имени своем имеющий в милосердии сии четыре буквы — YHVH; и честною праведностью своей и мирною жертвенностью прострет руку свою и возьмет [плод] от Древа Жизни, и плод Древа того будет спасением всем, кто надеется на спасение[5].

 

Кратко изложив родословие Адама, он заключает:

 

И вот, наконец, у отца нашего Адама родился внук, сын Сифа. Адам еще помнил каббалу, кою получил от Разиэля, — что от семени его родится спаситель. И потому дали ребенку имя Енос, что значит «человек». Думали и даже надеялись премного, что имя сие согласуется с каббалой, данной ангелом, четверобуквенным именем, YHVH, или будет, по крайности, «в милосердии», или, каббалистически выражаясь, что между этими четырьмя буквами в нем будет буква Шин. В священном писании сказано: «Тогда начали призывать имя[6] Господа»[7], — но этот перевод не очень хорош. Сам по себе он точен, но для более правильного толкования нужен перевод буквальный, по гематрии: «Он желал именоваться буквой Шин». Согласно искусству каббалы, это равнозначно [выражению] «в милосердии». По нотарикону же буква Мем означает «посреди» (этих четырех букв, IHVH). Следовательно, фразу эту надлежит читать как «Он желал именоваться буквой Шин посреди четырех букв YHVH». Еносу предстояло взять [плод] от Древа Жизни, согласно ангельской вести, и спасти мир, как человеку Божественному, носящему имя YH — в милосердии — VH. Запомните это как следует. Это святая тайна[8].

 

Рейхлин подразделял историю человечества на три периода. В первый период Бог открылся человеку под именем из трех букв — Шаддаи, йДш. В период Закона (Торы) он открылся Моисею под четырехбуквенным именем — Тетраграмматон, ЕВЕИ. И, наконец, в период Благодати и Искупления он открылся под именем из пяти букв — ЕВШЕИ, «Иисус», тем самым сделав непроизносимое имя Бога произносимым. Каббалистические труды Рейхлина оказались чрезвычайно влиятельными: фактически, они заложили краеугольный камень всей западной магической традиции. Провозглашенная им доктрина Пентаграмматона сохранялась практически без изменений вплоть до конца Эона Осириса.

Одну из задач Посвящения можно описать как «озарение сферы»[9], однако в нынешнем Эоне цель соискателя заключается в том, чтобы утвердить свет внутри себя, а не «вне» и не «над» собой. Каждый из нас — как особая и неповторимая звезда в сонме небес — сам себе светоч, освещающий свой собственный путь.

Формула Пентаграмматона в Новом Эоне не упразднилась, но мы получили возможность посмотреть на нее с новой точки зрения. Святой Дух вовсе не «нисходит» свыше и не «спасает» человека. Кроме самого человека, надежды и помощи не следует ждать ни от кого. Буква Ш в составе Пентаграмматона ЕВШЕИ символизирует искру Божественности в человеке, ядро каждой звезды, не зависящее от милости какого бы то ни было Бога.

Но поначалу этот свет слишком слаб и путь темен. Кроули однажды назвал  непосвященных соискателей «темными звездами»[10]. В них тоже пылает вечное пламя, но они окутаны плотными покровами иллюзии и тенями мира сего. Они остановились в своем движении, поддавшись косной тяжести воплощения.

Процесс Посвящения традиционно уподобляют продвижению, «шествованию». Его не случайно называют «путем». Эта аналогия весьма уместна, поскольку человек, принявший посвящение, действительно трогается с места, приходит в движение. Посвящение — это первый шаг в бесконечном путешествии внутрь себя. От этого первого шага и далее, на каждом участке пути посвященный снова и снова переживает начало и конец, рождение и смерть. Поэтому высшая точка пентаграммы, буква Ш в составе Пентаграмматона, соотносится с пятой добродетелью Сфинкса — IRE, «Идти». Пятибуквенное имя ЕВШЕИ — это не «Иисус», не «спаситель». Это первозданный огонь Духа, ядро звезды, пробужденной от смертного сна и возгоревшейся в окружении слепых стихий, которые тем самым преображаются из сил сопротивления в принципы упорного следования четырем добродетелям адепта: Желать (Velle), Сметь (Audere), Знать (Scire) и Хранить Молчание (Tacere)[11].

 

Силы Сфинкс и Пентаграмматон
Силы Сфинкс и Пентаграмматон

 

Духовная сущность — это тайное пламя, которое есть жизнь и податель жизни, возрождающий мертвого Осириса. Пробудить это пламя ото сна — значит, озарить его сиянием темные уголки нашего «я». Именно поэтому познавший его познаёт смерть[12] — состояние апатии и бездействия. Этот огонь освобождает труп от погребальных пелен и наделяет руки и ноги Осириса подвижностью, дабы он смог выступить в путь по дороге Вечности. Это высшая точка пентаграммы, Сердце каждого человека (Тиферет) и пятая сила Сфинкса — способность ИДТИ. И в каждом человеке это пламя и есть то, что именуется Хадитом[13].

 

 

Глава 3

Р

Два горизонта

 

…как огромные камни скрепляют вместе раствором, дабы сложить Пирамиду в обряде Смерти Асара, — так и ты свяжи воедино слова и дела…

— «Liber LXV», V:38

 

Строительство пирамиды — процесс долгий и трудный. Посвященному приходится бороться с инерцией воплощения, обычно принимающей характер апатии и духовной лености. Хороший признак зародившегося устремления к высшему — прилив духовного энтузиазма. Но не следует принимать свое рвение за свидетельство того, что волю уже удалось направить должным образом. Инерция — это лишь половина уравнения. Истинное духовное желание освящается принесением Клятвы. Скрепляется же эта Клятва исполнением Задачи.

Исполнение задачи начинается с закладки основания пирамиды. Пирамида, покоящаяся на четырехугольном основании и сужающаяся вверх и к центру в одну точку, — очень уместный символ устремления. Пять углов Пирамиды символизируют Микрокосм — четыре стихии, увенчанные Духом. Духовную Пирамиду — точно так же, как и материальную, — воздвигают камень за камнем, усердно и терпеливо. Просто принести Клятву и сесть сложа руки в ожидании просветления — недостаточно. Пусть нам всем послужит уроком притча о больном, прождавшем тридцать восемь лет близ целительного источника в Вифезде, потому что никто не хотел перенести его и опустить в купальню, когда ангел возмущал в ней воды. Но, услышав повеление: «Встань, возьми постель твою и ходи», — он тотчас же исцелился[14]. Это не сказка о чуде, это притча о здравом смысле.

 

О, поколение сплетников! кто избавит вас от Гнева, падшего на вас?

О, Болтуны, Брехуны, Пустомели, Витии, Врали, Жующие Красную Тряпку, что воспламеняет ярость Спасителя-Аписа! Поймите сперва, что такое Работа! А там уж и до ВЕЛИКОЙ РАБОТЫ рукой подать[15].

 

Живой камень

 

В «Пастыре» Гермы описывается видение строительства высокой башни. Духовидец наблюдает, как с четырех сторон света собираются некие люди и ложатся в стены башни, словно живые камни, соединяясь друг с другом впритык. Схожую символику использует и алхимик Герхард Дорн: «Преображайте себя из мертвых камней в живые философские камни!»

Но, при всем своем великолепии, башня из видения Гермы оставалась недостроенной:

 

И кончились в тот день работы, но башня не была завершена; строительство ее должно было опять возобновиться, и только на время сделана некоторая остановка. <…> После того как ушли все, я спросил пастыря, почему не окончено здание башни.

— Не может оно быть завершено прежде, нежели придет господин башни и испытает это строение, чтобы, если окажутся некоторые камни негодными, заменить их, ибо по его воле строится эта башня, — отвечал он[16].

 

Храм должен быть достойным, чтобы в нем поселился Бог. Разумеется, он не станет достойным вполне, пока его не увенчает Божественное Присутствие, — но основание и стены его должны быть достаточно крепкими, чтобы выдержать призванную силу. Магия — это работа, требующая самого серьезного отношения; дилетантам в ней делать нечего.

Незавершенная башня, описанная в «Пастыре» Гермы, очень похожа на пирамиду, описанную в отрывке из «Liber LXV», который цитировался в предыдущей главе:

 

Да не отвратят служителей неудача и боль! Основание пирамиды вытесали из живого камня еще до заката; опечалился ли царь поутру, что камни для вершины пирамиды еще не добыты из каменоломен в далекой стране?[17]

 

Прежде чем в основание великой пирамиды в Гизе был заложен первый камень, на месте будущей постройки, на известняковом плато, вытесали пазы для камней фундамента. Именно эта аналогия используется в «Liber LXV» для первой задачи Посвящения: в природной структуре «живого камня» производятся некие изменения; в самом естестве соискателя высекают вместилища для основания Храма. Чтобы подготовить место для нового, нужно уничтожить старое. Некоторые воспринимают этот процесс как разрушительный, катастрофический. Но, так или иначе, все, кто по-настоящему пережил этот первый опыт, изменились раз и навсегда. Они подготовились к закладке основания Храма.

Камень, который будет положен во главу угла этого Храма, — это Грубый камень, неотесанный, неотшлифованный и несовершенный. Его предстоит превратить в совершенный Отесанный камень, определяемый, согласно масонской традиции, как «камень, приуготовленный руками рабочих»[18].

Этот камень, камень мудрецов, — не кто иной, как сам соискатель. Это Первоматерия, грубое вещество, из которого будет построен Храм. В этом и заключается тайна камня, который строители отвергли за неприглядность[19]. Только он один и сможет стать главою угла.

Но что же тогда означают отсутствие вершины у этой Пирамиды и недостроенная башня в видении Гермы? Ответ прост: исполняй ближайшую Задачу. Слишком многие ученики предпочитают мечтать о Работе, выходящей далеко за пределы их возможностей и Клятвы, нежели терпеливо трудиться над основами. Всегда кажется, что «настоящая», «интересная» работа начинается на высших степенях. Разумеется, для начинающих вполне естественно стремиться к более высоким достижениям. Но несмотря на то, что наша цель — «Завтра», дорога, ведущая к ней, — всегда «Сегодня». Один из множества уроков, которые преподает нам Телема, состоит в том, что нам следует находиться «здесь и сейчас», ибо это — основание, на котором будет воздвигнуто здание нашего будущего. Следуя этому простому совету и всегда выполняя ближайшую задачу без вожделения к результату, посвященный неизменно будет обретать нежданные награды:

 

И услышал я глас Адонаи, Владыки желанного, о том, что превыше:

«Да не пустословят обитатели Фив и храмов фиванских о столпах Геркулеса и Западном Океане! Разве воды Нила не прекрасны?

Да не откроет жрец Исиды наготы Нуит, ибо каждый шаг — это смерть и рождение. Жрец Исиды поднял покров Исиды и был умерщвлен поцелуями уст ее. И стал он жрецом Нуит, и пил звездное млеко»[20].

 

Слова и дела

 

В Посвятительных Ритуалах Внешней Коллегии А\А\ соискатель получает наглядные экзотерические примеры соединения принципов Слова и Дела. Драматический ритуал в наши дни, как и в древности, позволяет кандидату принимать участие в legomena (словах ритуала) и drwmena (ритуальных действиях), кульминирующих в teleiothj (завершении, или совершенстве). Но все это — лишь образы того, что соискателю необходимо исполнить в своей собственной жизни.

Слова и Дела, упомянутые в «Liber LXV», V:38, непосредственно соответствуют Клятве и Задаче. Скрепить Клятву исполнением Задачи — значит, связать речь и действия в единое выражение Воли.

Это и есть великие камни, символически соединяемые друг с другом в Ритуале Пирамиды — посвятительной церемонии Неофита А\А\, воспроизводящей смерть и воскресение Асара. Соискатель, вошедший в храм как мертвец, возрождается — уже не просто Асаром, но как teleioj Асар-ун-Нефер, «Я сам, обретший совершенство»[21].

 

 


 

Перевод © А. Блейз



[1] Ин. 1:5. — Примеч. автора.

[2] См. Деян. 2:1—18. — Примеч. перев.

[3] мЙЕЛА ХУР (RVCh ALHIM) = 300, числовое соответствие буквы Ш. — Примеч. автора.

[4] Johann Reuchlin. De Arte Cabalistica. Trans. Martin and Sarah Goodman. New York : Abaris Books, 1983, p. 65. — Примеч. автора.

[5] Ibid., p. 73. — Примеч. автора.

[6] Др.-евр. «имя» — мш (Шин-Мем, шем). — Примеч. перев.

[7] Быт.4:26. — Примеч. перев.

[8] Reuchlin, De Arte Cabalistica, pp. 75—77. — Примеч. автора.

[9] В более узком смысле это выражение относится к первой из практик, описанных в «Liber HHH», — практике MMM, представляющей собой внутреннее, медитативное воспроизведение церемонии Неофита А\А\Liber 671»). См.: Алистер Кроули. Магия в теории и на практике. М.: Ганга, Телема, 2009, стр. 553—554. — Примеч. перев.

[10] См. комментарий к стиху I:8 «Книги Закона» (Алистер Кроули. Равноденствие богов. Закон — для всех. М.: Ганга, Телема, 2010, стр. 202—203). — Примеч. перев.

[11] Пробуждение спящего Духа позволяет ученику преодолеть сопротивление стихий и привести их в гармонию при помощи Добродетелей Адепта. — Примеч. автора.

[12] Аллюзия на стих II:6 «Книги Закона», где говорится от лица Хадита:  «Я — пламя, горящее в сердце каждого человека и в ядре каждой звезды. Я — Жизнь и податель Жизни, и потому познавший меня знает смерть». — Примеч. перев.

[13] О Хадите см. «Liber CCXX», главу 2. Имя «Хадит» произведено из надписи на Стеле Откровения — BHdt(y), «(Хор) Бехдетский», т.е. Хор из Эдфу, изображавшийся в виде крылатого солнечного диска. — Примеч. автора.

[14] Ин. 5:2—9. — Здесь и далее примечания автора.

[15] «Liber 333», глава 52 [рус. пер. цит. по: Алистер Кроули. Сердце Мастера. Книга Лжей. М.: Ганга, Телема, 2009, стр. 200]. Ср. изречение Еврипида, приведенное у Плутарха: «Не от домов, не запертых на замки и засовы, происходят наши несчастья, а от языков необузданных, что дуракам и олухам служат только во зло» (William W. Goodwin. Plutarchs Miscellanies and Essays, p. 223) [Плутарх. Моралии. Трактат «О болтливости»].

[16] «Пастырь Гермы», Книга третья, Подобие девятое, 5 [рус. пер. И.С. Свенцицкой].

[17] «Liber LXV», V:51.

[18] Albert Pike, Morals and Dogma, p. 5 [в рус. пер. цит. по: Альберт Пайк. Мораль и догма Древнего и Принятого Шотландского устава вольного каменщичества, т. I. М.: Ганга, 2007, стр. 7].

[19] См. Пс. 117:22—23 и Мф. 21:42.

[20] «Liber LXV», V:48—50.

[21] В древнегреческих мистериальных религиях слово teleioj, означающее «обретший совершенство», использовалось как специальный термин — наименование Посвященного (см., например: Bauer. A Greek-English Lexicon of the New Testament, p. 809a). Асар-ун-Нефер — от др.-егип. Wsir-wnn-nfr, имени Осириса с эпитетом «wnn-nfr», который иногда переводят как «прекрасный». В эллинизированной форме — Osoronnwfrij. См.: Betz, The Greek Magical Papyri in Translation, PGM IV, 1078 & PGM V, 96—172. Последний текст был опубликован Чарльзом Уиклиффом Гудвином в 1852 году под названием «Фрагмент греко-египетского магического труда» и послужил источником для «Ритуала Нерожденного» (см.: Regardie. The Golden Dawn, pp. 442—446) и «Liber Samekh» Кроули.