e-mail
Орден Восточных Тамплиеров - Ordo Templi Orientis back

Рассылка новостей



Телема в Рунете
Живой Журнал: Телемское Аббатство в России В Контакте: Колледж 'Телема-93'
































hosted by .masterhost
Всё о развитии человека и самопознании

Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

Дети Телемы

Soror I.C.

Раздолбанный автомобиль несется по пустой темной дороге. Рядом со мной на заднем сидении восседает роскошный седовласый старик. Между его колен - горшок с огромным кустом распускающихся белых цветов. За рулем "олдовый" хиппи. Я думаю, он был на Height Street, когда в Сан-Франциско занималась заря хиппизма. С нами в машине - русоволосая девушка и белое платье на вешалке. Мимо нас проносятся неясные тени, по низу стелится туман, хотя до утра далеко. Главное - настроение. Все пассажиры задумчивы и немногословны.

Мы направляемся в тайный храм калифорнийской ложи О.Т.О. Храмом, если следовать документам ордена, называется любое место, где проводится МЕССА.

Оrdo Тempli Оrientis - один из самых влиятельных эзотерических орденов современности. Рассказывают, что именно его адепты практикуют сексуальную магию в наиболее странных формах. Сакральный садомазохизм, ритуальное самоудовлетворение, выращивание гомункулусов, а венцом этой "возгонки" страстей, по слухам, является гомосексуальный обряд, который помогает адепту перешагнуть Пропасть и лицом к лицу встретиться с Неизвестным.

В конце XIX века несколько лондонских розенкрейцеров нашли и расшифровали документ, который содержал ритуалы посвящения и приглашение вступить в контакт с неким таинственным обществом. Этим приглашением воспользовались, и вскоре было получено разрешение на создание в Лондоне Храма, который позже стал известен как Герметический орден "Золотой Зари". Как уверяют адепты, таким экстравагантным образом о своем присутствии в мире решили объявить невидимые властители Вселенной.

Это, по сути, была первая попытка воскресить магическую традицию Запада. В отличие от повернутых на Восток (повернутых на Востоке) теософов, члены "Золотой Зари" искали зерна магической истины в таких тайных учениях, как гностицизм, каббала и енохианская магия.

Именно "Золотая Заря" стала магической школой для юного Алистера Кроули, который вступил в орден 22 лет отроду, и за два года прошел пять степеней посвящения. Глава ордена Мак-Грегор Мазерс восхищался талантом Кроули - "Брата Пердурабо", но его мнение разделяли далеко не все. В ордене состояли Уильям Йетс, Уильям Уэсткотт, Артур Уэйт... Яркие индивидуумы не могли уживаться слишком долго, и вскоре прекрасное начинание было погублено. Все поссорились со всеми, орден захирел, распался, но дал несколько "волшебных ростков". А, кроме того, - стал "прививкой" для немецкого, не слишком известного Ордена Восточных Тамплиеров. Впоследствии эта "прививка" позволила О.Т.О. разрастись в дерево с мощной корневой системой.

И если G.D. был, в самом деле, "золотой зарей" магического возрождения, то "Ordo Temply Orientis" - своего рода магический полдень. Этот эпитет верен и по внутренней сути, поскольку O.T.O. ориентируется на "солярно-фаллическую" магическую традицию.

Основали О.Т.О. в 1904 году немецкие оккультисты, исследовавшие традиции сексуальной магии, - Гартман, Кельнер и Ройсс. Именно этот орден стал "точкой приложения" магического таланта Кроули, который сначала вступил в него, затем возглавил и оставался его бессменным руководителем до самой своей смерти. Расставшись с "Золотой Зарей" и повстречавшись с главой О.Т.О., Кроули изумил Ройсса тем, что неведомо откуда узнал и практиковал тайный обряд, соответствующий YIII степени посвящения в О.Т.О.. Это знание открыло ему дверь в орден.

Семь вечера. Предместье Сан-Франциско, Беркли. Это место далеко от оживленного студенческого кампуса: улица пуста, окна тщательно занавешены. Стоит странная для города тишина. Мы останавливаемся возле одного из домов, поднимаемся на террасу, стучим. Откуда-то доносится резкий запах зелени, которого я не замечала нигде в Калифорнии, что-то напоминающее "вонючий дурман" и другие особенные растения, которые должны расти перед дверью у колдунов. По крайней мере, если верить их критикам. Нам долго не отвечают. Только после того, как условный магический стук (2-3-2) переходит в беспорядочный грохот, на пороге появляется хозяин. В нос бьет запах ладана. Хозяин - улыбчивый полный бородатый человек, Джон. Под сорок? Под пятьдесят? Он увлеченно здоровается со всеми, долго трясет руку гостье из России.

Нас приглашают пройти в дом. Слева - кулиса, расписанная египетскими иероглифами. Источник аромата - за ней. Но нас проводят направо. Мы первые гости. Комната заставлена книгами. В основном по магии, хотя есть книги по психологии и много словарей. Нам предлагают кофе с беседой. Американский кофе, где много воды, молока и сахара. Но сегодня этот кофе мне нравится.

Мне интересно, используются ли в современной Гностической мессе дети. Кроули, как известно, заповедал, чтобы в центральном коллективном обряде ордена принимали участие двое детей - Положительное дитя и Отрицательное. Джон улыбается: - Нет, нет. Можно обойтись и без ребятишек. Для мессы нужны двое - Жрец и Жрица. Больше может не быть никого и ничего, ни дьякона, ни прихожан. Но если есть дух, месса будет действительной. По большому счету, не нужен даже алтарь и другие магические инструменты. Известно, как однажды в горах Кроули использовал для обряда перышко вместо кинжала, спичку как "огненный жезл" и чашку для бритвенной кисточки - как "водяную чашу". Главное - дух.

Интересно, что и мессу, и свое "культовое" стихотворение "Гимн Пану" Алистер Кроули написал в Москве, когда в 1913 году привез на гастроли девиц из шоу "Реггид регтайм герлз". Кроме того, здесь была написана поэма о Москве "Град божий". Как утверждает исследователь оккультизма Колин Уилсон, на все эти свершения Алистера Кроули вдохновил сад "Эрмитаж", тот самый, где сегодня расположился клуб "Парижская жизнь" и театр "Новая опера".

Только что здесь пылал камин. Его потушили, но прогретый благоуханный воздух колеблется. Запах ладана, мирры и роз уплотнился настолько, что его вкус чувствуется на языке. В центре помещения единственный источник света - некто в белом. Откуда-то слышится низкий монотонный горловой звук.

Приподнимая полог, в комнату гуськом заходят люди. Медленно, уступая друг другу, рассаживаются на подушки. Двое - пожилые мужчина и женщина - на стулья. Меня как гостью, подвигают поближе к центру. Темно, душно, голова тяжелеет, но я невероятно заинтригована. Рядом слышится чье-то дыханье. Чье - не понятно. Существо скрыто за еще одним пологом.

"Некто в белом" зажигает свечку, которая бросает лунный отсвет на лица людей, рассевшихся по периметру. Слабо освещены алтари, точнее, два алтаря, две колонны, купель и надгробный камень. Всюду - розы, я нахожу глазами и тот горшок белых цветов ,который везли сюда мои спутники. На алтари накинута белая газовая вуаль. Здесь, в левом крыле на первом этаже частного американского дома, сокрыт тайный Храм Гора.

При свете "некто в белом" оказывается женщиной. Дьяконессой. Она открывает мессу ритуалом Звездного Рубина - преображенным "Телемой" ритуалом пентаграммы.

...Появляется жрец - худощавый высокий мужчина: длинная смолисто-черная шевелюра, крючковатый нос "соколиноглавого Гора", белый египетско-масонский фартук. В том смысле, что кроме фартука на нем нет ничего. Затем в центре комнаты материализуется жрица, с головой закутанная в ворох бирюзово-изумрудного восточного шелка. Она - олицетворение "элементальной материи".

Позже, когда месса уже будет катиться к концу, священнослужительница сбросит "ризы" и воссядет на алтаре. Круто! Недаром этот момент считается кульминацией ритуала. Теперь она похожа на "палеолитическую Венеру", от нее исходит такой же хтонический импульс, ощущение сырости, жара, разгоряченного дыхания и подавляющего величия плоти. Жрец оказывает ей нежные и почтительные знаки внимания. Затем к ней подходят остальные участники ритуала - за причастием. Они причащаются "хлебами света", при этом трезвенники - водой, все остальные - вином. Каждый как-либо "причащается" жрице. Я ограничиваюсь дружеским "спасибо" и поцелуем в щеку, но находятся и куда более истовые прихожане.

Одна молодая женщина, которая впервые участвовала в мессе, потом долго жаловалась, что обряд этот - определенно "сексистский". Во-первых, жрица вынуждена обнажаться, тогда как все остальные, и, прежде всего, жрец, одеты. Кстати, в оригинальном - кроулианском - варианте мессы жрица разоблачалась лишь на мгновение, потребное для произнесения короткой молитвы. Видимо, современная смелая трактовка - плод сексуальной революции 70-х годов. Но сейчас в Америке совсем другое время. Поэтому, ужасно, - сетует так и не обращенная в новую веру девушка, - что жрец трогает и целует жрицу, а не наоборот. Что мог ответить ей расстроенный приверженец ритуала? Что обратная ситуация еще больше напоминала бы феминисткам исконные формы порабощения женщин? Что именно жрица - олицетворение Четырех Элементов, а жрец лишь взывает к ним и освящает скрытые в женском естестве стихии?

В общем, все это большая для современного О.Т.О. проблема. Даже в начале века общественное неприятие фаллоцентрической символики ордена не так досаждало "восточным тамплиерам", как нынче. Сейчас в О.Т.О. развернулась целая полемика на тему, считать ли "фаллос" по Кроули исключительно мужской принадлежностью или же это общее достояние, как сказано в одной из внутренних инструкций ордена, олицетворение "солнечной", созидательной силы, которая есть в каждом "сексуально и творчески зрелом человеке, будь то мужчина или женщина". По крайней мере, именно такой точки зрения придерживается нынешний "Внешний глава ордена". Ему возражают: да, но покажите нам, где фаллос у женщины?

На самом деле, все эти споры - свидетельство жизненности ордена, который после периода "спячки" в 1950-1970-х годах, в последние два десятилетия развивается очень и очень активно.

Как и полагается любой религиозной организации, О.Т.О. пережил множество расколов, сейчас ни один и не два ордена называют себя "телемическими". Кроули был добрым (враг бы сказал, - безответственным) человеком: он никого не хотел обижать. Чуть ли не десять последних лет жизни в письмах к друзьям он обсуждал, кому бы завещать орден, многих обнадеживал. После смерти Кроули несколько человек заявили о том, что именно им любимый учитель завещал нести свет Телемы в Эон Гора. По факту, главой ордена стал Карл Гермер, который не посвятил ни одного нового члена, и как утверждает апокриф, был наказан за это незримыми покровителями О.Т.О.: он умер от рака простаты. Гермер тоже не оставил наследника. Орден "заснул".

Наверное, есть только один способ узнать правильный ответ на вопрос, кто унаследовал главенство в ордене. Как сказал другой пророк другой религии, "практика - критерий истины". В 60-х годах орден почти что из пепла воссоздал Грэди МакМертри. Кроули неоднократно упоминал этого мага как одного из возможных восприемников, и даже в некоторых письмах величал его "Халифом". Другие претенденты на наследство оспаривали это, но в 1985 году американский суд признал правоту Макмерти и, следовательно, его право на копирайт и архивы О.Т.О.

Спорить о том, кто прав, - дело дохлое. Правда заключается в том, что воссоздать дееспособную магическую организацию удалось только МакМерти. Видимо, помятуя о превратностях "престолонаследия", которые довелось пережить ему самому, МакМертри завещал выбрать нового "Внешнего главу" восточных тамплиеров "демократическим способом". После его смерти в 1985 году Высший совет избрал на этот пост человека, принявшего магическое имя Гименей Бета. Сегодня именно он возглавляет Орден.

Сейчас О.Т.О. насчитывает более четырех тысяч человек во многих странах мира, ведет активную издательскую, просветительскую работу, посвящает новых членов, создает новые "лагеря", "оазисы" и "ложи".

Билл Хайдрик - телемитский Толстой. Я долго ищу этот бело-голубой дом в курортном пригороде Сан-Франциско. Три раза прохожу мимо. Наконец меня окликают. На пороге стоит живая легенда ордена. Высокого роста, с окладистой седой бородой, Хайдрик пользуется репутацией необычайно любезного человека. Он вечно - в он-лайне. Он отвечает не только за финансы ордена, но и на кучу писем - членов ордена, любопытных, друзей и врагов ордена, внутренних критиков и внешних руководителей, и наверняка, думаю я, на послания старших, невидимых братьев О.Т.О. с других планов. Он отвечает на любые письма в течение 12 часов. Это свойство приводит меня в трепет.

Сейчас Хайдрик ведет меня по своему жилищу в Сан-Ансельмо, похожему на одомашненный, но все еще дичащийся лабиринт. Он уже подарил мне все книги орденского издательства "Орифламма" и теперь мы ищем работы самого Хайдрика. Комнаты разделены не дверями, а занавесями, кисейными и бархатными пологами. Мы проходим через спальню, стены которой задрапированы багряной тканью. Над широченной кроватью - Стела Закона. "Я вышил ее крестиком", - небрежно взмахивает рукой хозяин. В нише спальни - бумаги, здесь обнаруживается красная книжица "Каббала и магия", лекция читанная Хайдриком в 1976 году. Книжица издана примерно таким же шрифтом, как "Марксизм и революция".

Минутой позже, в одной из задних комнат, я обнаруживаю печатный станок, который дал жизнь этому изданию. Газета "Искра", в моем представлении, печаталась примерно на таком же агрегате. Здесь, в аккуратных стопках, мы находим библиографию работ Кроули, сборник его эссе - "По направлению к истине"... Все брошюры в тех же допотопных картонных обложках, отпечатаны мелко, неразборчиво, слитно, что в наше время вызывает почти такое же благоговение, как рукописные фолианты, переплетенные в кожу девственниц. Еще все это похоже на авторефераты диссертаций, которые защищались не сейчас и не здесь.

Еще один поворот, еще один полог, и мы попадаем в кабинет хозяина, квадратную комнату, по периметру полностью заставленную книжными стеллажами: словари, работы по истории культуры, истории и теории магии. В центре комнаты - заваленный бумагами стол, на нем угнездился еще один монстр, еще одно телемитское чудо - 286-й компьютер, который при этом исправно переносит хозяина в загадочные планы Интернета. В этой комнате обнаруживается отпринтованный сборник визионерских стихов Уильяма Блейка. "Tyger! Tyger! Burning bright In the forests of the night"...Эти стихи-"янтра", отобраны Хайдриком во время (и для) медитации на Таро. На нижнем поле - приписка от руки "Every thing that lives is holy". Телемиты, кстати, чтят Орфея, Катулла, Ницше, Бодлера, Суинберна и других "бардов"...

За магией в равной степени стоит и не стоит какая-либо "реальность", как за музыкой, филателией или постструктурализмом. Вопрос в том, что такое реальность? По большому счету, магия остается "параллельной гуманитаристикой", как раньше, так и сейчас. Если вы спрашиваете, о том, "работает" ли магия, так это вопрос сродни тому, работает ли постструктурализм или филателия.

Магия помогает ориентироваться, потому что дает определенные координаты и акценты в картине мира. Если вы говорите, что они смещены, то относительно чего?

Магия обнадеживает, потому что дает язык и способ описания. Этот язык универсален не только потому, что всем снятся сны или все читали Фрейда.

Магия дает точку опоры.