e-mail
Орден Восточных Тамплиеров - Ordo Templi Orientis back

Рассылка новостей



Телема в Рунете
Живой Журнал: Телемское Аббатство в России В Контакте: Колледж 'Телема-93'
































hosted by .masterhost
Всё о развитии человека и самопознании

Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

Бина, третья сфера

Майкл Грир

Название: BINH, Бина («Понимание»)
Божественное имя: YHVH ALHIM, Тетраграмматон Элохим
Архангел: TzPQIAL, Цафкиэль («Созерцание Бога»)
Ангельский чин: ARALIM, Аралим («Доблестные»)
Астрологическое соответствие: ShBThAI, Шабатаи (Сатурн)
Соответствие в Таро: четыре Тройки и четыре Королевы.
Стихия: Вода.
Описание из приложения к «Сефер Йецира»: «Третий путь — Освящающий Разум; и это основание Изначальной Мудрости; его называют создателем веры, и корни его — в Аминь. Это — родитель Веры, и от сил его возникает Вера»
Магические образы: старуха с длинными белоснежными волосами, облаченная в простую черную мантию. В руке у нее — грубый деревянный посох. Лицо ее обращено  вправо от зрителя.
Дополнительные символы: все символы ктеис (вагины)
Дополнительное название: AMA, Ама (темная бесплодная мать); AIMA, Айма (светлая плодовитая мать); MRH, Мара (Великое Море)
Цвета: в мире Ацилут — багряный, в мире Брия — черный, в мире Йецира — темно-коричневый, в мире Асия — серый, испещренный розовым.
Соответствие в микрокосме: Нешама, духовное понимание.
Соответствие в физическом теле: правая сторона головы.
Степень посвящения: 8=3, Мастер Храма.
Негативная сила: нет (см. Даат).

В традиции магической каббалы пересечение Бездны иногда метафорически описывают как плавание через неизведанные моря. Подобно капитанам эпохи великих географических открытий, маг-каббалист на этом этапе пути Искупления оставляет известный мир за спиной и пускается в путешествие по водам, не нанесенным на карты. В контексте этой метафоры пути Зайин и Хет можно рассматривать как моря, которые ему предстоит переплыть, а Бину, третью сефиру Древа Жизни, — как дальний берег по ту сторону океана.
Эта метафора особенно полезна для работы с отражениями перечисленных путей в сферах Нецах, Ход и Йесод, где маг проходит большую часть своего обучения и подготовительной работы. На этих уровнях отражение Бездны можно пересечь в медитации и визионерском прохождении путей. Но по мере продвижения вверх по Древу эта метафора теряет силу, и ее придется отбросить или полностью перетолковать, когда маг столкнется с Бездной по-настоящему. Этот океан Руаху пересечь не дано: подобно тому мифическому океану, что омывает плоскую землю, он обрывается в пустоту, а мир по другую его сторону совершенно чужд человеческому разуму. Даже астронавты «Аполлона», совершившие путешествие между физическими эквивалентами Малкут и Йесод, высадились в месте, куда более привычном и понятном, нежели то, что ожидает адепта по ту сторону Бездны.
При изучении сфер и путей, целиком расположенных выше Бездны, ни на миг не следует забывать о том, насколько чужд и странен этот запредельный мир. Горняя триада — это царство единства: не того единства, в котором куются формы, как в Гебуре, и не того единства, которое изливает в эти формы энергию, как Хесед, но единства высшего, в котором нет и быть не может никаких разделений, границ и различий. В Бине это единство порождает Форму, а в Хокме — Силу; в Кетер же оно не подлежит даже таким абстрактным определениям.
Может показаться удивительным, что каббалисты уделяют так много внимания сферам, которые настолько нам чужды, — тем более что Руаху, нашему сознательному «я», доступны лишь их отражения и самые общие парадоксальные описания. Но, как уже отмечалось выше, сознательное «я» — далеко не самая высшая из частей человеческой души. В этих странных мирах Горней триады обитают три наивысшие составляющие микрокосма: Нешама, Хия и Йехида, — а осознание этих уровней можно обрести, если открыть Даат. По большому счету, Руах — это всего лишь механизм осознавания, всего лишь корабль, на котором плывет маг-каббалист (если еще раз воспользоваться вышеупомянутой метафорой). А наивысшие уровни достигаются путем чистого осознания, без помощи тех привычных механизмов, которыми определяется наше «я» в повседневной жизни. Как моряка, потерпевшего кораблекрушение, волны выносят мага на дальний берег океана нагим и лишенным всех пожитков.

Задаваясь целью выстроить для Бины какие-либо символы на основе нашего обыденного опыта, доступного Руаху, мы автоматически впадаем в противоречие, которым и объясняется некоторый диссонанс в символике третьей сефиры. Символика эта разворачивается по нескольким разнородным и не вполне совместимым между собой направлениям. Одна из основных тем Бины, связанная с ее местом во главе Столпа Суровости, строится на символах тьмы, ограничения и восприимчивости. Другая тема, родственная первой, основывается на образах, связанных с символикой Бездны. Третья, резко противоречащая первым двум, опирается на роль Бины как прародительницы форм и включает в себя образы плодовитости, родов и материнства. Кроме того, представление о Бине как низшей из трех сефирот, не пострадавших от Грехопадения, дает начало еще одной группе образов, связанных с борьбой против сил зла.
Название третьей сефиры произведено в основном от первой из этих моделей. Слово «Бина», которое можно перевести как «понимание», обозначает такой образ познания, при котором познаваемое включается в некий контекст: чтобы по-настоящему понять какое-либо явление, нужно увидеть его причины и следствия, а также его взаимосвязи с другими явлениями. Такая форма восприятия все еще входит в число функций Руаха, но это — предельно возможное приближение к образу сознания, свойственному самой Бине. Кроме того, она проясняет отношения Бины с Даат, указывая на превосходство подлинного понимания над простым знанием.
Следующий символ Бины выходит за пределы Руаха. Божественное имя Бины, YHVH ALHIM (Тетраграмматон Элохим), соединяет в себе великое творящее имя с именем божественных сил. Каждый из двух элементов этого имени встречался нам в путешествии вверх по Древу уже дважды, а здесь, над Бездной, они появляются в третий и последний раз. При этом они подразумевают два различных и даже противоположных образа Реальности. Тетраграмматон — это образ циклического процесса творения в пределах Единства, а Элохим — образ разнообразия сил, творящих мир в ходе своих взаимодействий. Соединение этих двух элементов в одном имени — преднамеренный парадокс, напоминающий о том, насколько бессильны символы в мирах над Бездной.
Со следующими двумя символами в образность третьей сефиры включается новая тема — тема борьбы против сил зла. Архангел Бины, Цафкиэль, именуется Князем духовной борьбы против зла, а ангелы Бины называются «Аралим» — «Доблестные». Таким образом, в мирах Брия и Йецира третья сефира проявляется как активная сила, противостоящая всему, что нарушает равновесие. Это обстоятельство, как упоминалось выше, связано в основном с мифом о Грехопадении, однако имеет отношение и к положению Бины во главе Столпа Формы. Сама по себе Бина еще не разделена, но как источник форм она порождает все разделение; к ней восходят и ограничения, которые ставит Гебура, и различения, которые проводит Ход.
Имя «Цафкиэль» означает «Созерцание Бога»; этот архангел олицетворяет тот недоступный обыденному разуму потенциал сознания, в котором восприятие поднимается на уровень базовых форм всего сущего и постигает все явления через их архетипы. Таково обычное состояние Нешамы. Аралим, соответствие Бины в мире Йецира, символизируют процессы, протекающие в сознании на этом уровне.
В мире Асия мы вновь возвращаемся к первой из вышеописанных моделей. Сатурн, астрологическое соответствие Бины, символизирует ограничение и покой, старость, неподвижность и ход времени. На практике Сатурн нередко используют как условное соответствие Даат, и это по-своему немаловажно: в одном из своих значений Даат — это отражение Горней триады (для взгляда, направленного снизу), и главное место в этом отражении занимают символы и силы Бины. В некоторых разновидностях магической работы высшие сефирот исполняют роль ограничителя.

В приложении к «Сефер Йецира» Бина снова описывается с точки зрения пути Искупления. Здесь она именуется создателем, родителем и источником веры. Веру, как мы уже видели, можно понимать как базовое доверие к миру, как уверенность в существовании некоего основополагающего замысла и предназначения всего сущего. Этот подход в корне противоположен той деструктивной точке зрения, с которой жизнь представляется бессмысленной, а вселенная — основанной на игре случая или от начала и до конца исполненной зла. Вера происходит из Бины потому, что Бина как источник форм порождает всякую стабильность и все предсказуемые модели.
Кроме того, в этом описании Бина характеризуется как «основание Изначальной Мудрости», и эта фраза заслуживает особого внимания. «Мудрость» — это Хокма, вторая сефира, а «основание» — Йесод, девятая сефира. Йесод — центр слияния и уплотнения. В этой точке все энергии высших сфер вливаются в конкретные модели формы и силы — модели, которые породят все разновидности материи и энергии, доступные восприятию в Малкут. Бина как «Йесод Хокмы» выполняет схожую функцию: она собирает в себе и уплотняет энергии второй сефиры. Кроме того, Бина и Йесод связаны друг с другом нумерологически (3 х 3 = 9), а в некоторых каббалистических школах объединены и некоторыми другими общими символами.
В том же описании о пути Освящающего Разума сказано, что «корни его — в Аминь». Слово «аминь», в наши дни превратившееся, фактически, в аналог точки в конце молитвы, изначально было одним из важнейших слов силы. В каббале оно входит в число титулов Кетер. И, наконец, комментария заслуживает само выражение «Освящающий Разум». Освятить какой-либо предмет — значит, установить определенную связь между ним и Вечностью. Подразумевается, что именно благодаря Бине и совершается этот процесс, и это вполне логично, поскольку из всех трех горних сефирот Бина — самая доступная.

Роль Бины как сосуда для энергий Хокмы связана с идеей плодородия, проявленной в нескольких следующих символах третьей сефиры. В том, что слово «ктеический» до сих пор так и не вошло в повседневную речь, виноваты лишь предрассудки нашей культуры: на деле символы ктеис (т.е., вагины) встречаются в сновидениях, литературе и жизнь ничуть не реже, чем символы фаллоса. Пожалуй, именно вагина — самый всеобъемлющий из всех символов Бины. Восприимчивая и темная, она связана с актом воспроизводства и порождает физические формы новой жизни. Ежемесячные кровотечения указывают на связь с Йесод (лунными циклами), но предполагают и роль Сатурна как Владыки Времени, а соленые секреции напоминают о водах Великого Моря — еще одного символа Бины.
С этой образностью связаны два дополнительных названия Бины. Слова «Ама» и «Айма» на иврите означают «мать». Различаются они только буквой Йод, в одном из них отсутствующей, а в другом — присутствующей. Буква Йод, среди прочего, символизирует мужское семя, и по этой причине, а также в связи с числовыми соответствиями двух этих слов, первое из них толкуют как темную и бесплодную мать, а второе — как светлую и плодовитую.
Однако следует помнить о том, что эти толкования безоценочны. Ама — это Бина в роли великой тайны и источника ограничений, Айма — Бина в роли прародительницы всех форм. От Аймы берет начало путь Творения, но магу, идущему путем Искупления, приходится куда больше работать с Амой, ибо ей вверены тайны Бездны. Ама — Госпожа Безмолвия и Скорби.
Последнее из дополнительных названий Бины уже упоминалось выше — это Мара, Великое Море. В былые времена с океаном связывались многие из тех ассоциаций, которые у нас сейчас вызывает открытый космос. Безбрежный и почти не исследованный, океан скрывал в себе опасности и сокровища, невиданных чудовищ и погибшие цивилизации; и даже те, кто пускался в плавание по его водам, могли увидеть лишь то, что он сам соглашался им показать. Все эти образы причастны тому ощущению тайны, которое следует считать одним из главных атрибутов Бины.
Кроме того, Великое Море связано с микрокосмическим соответствием Бины — Нешамой. Одна из древнейших метафор мистицизма представляет возвращение индивидуального сознания к источнику всех сознаний как возвращение капли воды в океан. Правда, эта метафора тоже имеет свои ограничения: с точки зрения Руаха, океан разделяется на капли воды, которые должны рано или поздно в него вернуться, но с точки зрения Горних сефирот, ни одна капля так никогда и не покидает океана! И все же этот образ полезен, и ему отводится важное место в посвятительной символике некоторых традиций.
Сама Нешама — это, как уже было сказано, высшее, или духовное, понимание. Это корень присущей человеку способности к восприятию (подобно тому как Хия, соответствие Хокмы, — корень способности к действию). Пребывая выше Бездны, Нешама не подвержена ограничениям времени и пространства, — и потенциально от этих ограничений может освободиться и исходящая из нее способность к восприятию. Говорят, что Мастер Храма — маг, пересекший Бездну и достигший Бины, — осознает и прошлое, и будущее одновременно; и эта же способность, отраженная на более низких планах, стоит за всеми эффективными методами прорицания.

Перевод © Анна Блейз, 2013