e-mail
Орден Восточных Тамплиеров - Ordo Templi Orientis back

Рассылка новостей



Телема в Рунете
Живой Журнал: Телемское Аббатство в России В Контакте: Колледж 'Телема-93'
































hosted by .masterhost
Всё о развитии человека и самопознании

Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

Хесед, четвертая сефира

Майкл Грир

Название: ChSD, Хесед («Милосердие»)
Божественное имя: AL, Эль («Бог»)
Архангел: TzDQIAL, Цадкиэль («Справедливость Божья»)
Ангельский чин: ChSMLIM, Хашмалим («Сияющие»)
Астрологическое соответствие: TzDQ, Цедек (Юпитер)
Соответствие в Таро: четыре Четверки.
Стихия: Вода.
Описание из приложения к «Сефер Йецира»: «Четвертый путь именуется Связующим или Восприемлющим Разумом; зовется же он так потому, что заключает в себе все святые силы и от него исходят все духовные доблести и наивозвышеннейшие субстанции. Они проистекают одна из другой силою Изначальной Эманации, Высочайшего Венца».
Магический образ: старый, но могучий царь на сапфирном троне, в синих и фиолетовых одеждах, с золотой короной на голове и державой в руках.
Дополнительное название: GDVLH, Гедула («Величие»)
Цвета: в мире Ацилут — темно-фиолетовый, в мире Брия — синий, в мире Йецира — темно-пурпурный, в мире Асия — насыщенный лазурный, испещренный золотом.
Соответствие в микрокосме: память как одна из функций Руаха.
Соответствие в физическом теле: левое плечо.
Степень посвящения: 7=4, Свободный Адепт.
Негативная сила:  GAaShKLH, Гаашекела («Разбивающие на части»).

Триада путей, ведущих снизу в Хесед, в некотором смысле обобщает в себе всю структуру нижележащей части Древа. 21-й путь, начинающийся в Нецах, ниже Завесы, олицетворяет все уроки Силы; 19-й путь, начинающийся в Гебуре, проходит по краю Бездны и тем самым символизирует уроки Формы, а 20-й путь, начинающийся в Тиферет, подводит итоги отношениям между микро- и макрокосмом и обозначает уроки Срединного пути, пролегающего между Силой и Формой.
Все эти три пути сходятся в Хесед. Как наивысшая из сфер, расположенных ниже Бездны, Хесед соответствует тому уровню сознания, на котором все сущее — как мы его знаем — впервые обретает бытие. Это первое проявление творящего Света в пространстве и времени, рождение макрокосма и возникновение планов, на которых обретается опыт. И в этом смысле Хесед объединяет в себе не только энергии нижней части Древа, поступающие в нее по вышеназванным трем путям, но принципы всего Древа в целом, от Кетер до Малкут, — подобно тому, как в крошечном семени уже содержится в скрытом виде взрослое дерево.
Хесед — это, в первую очередь, сфера творения, и этим объясняются основные элементы ее смысла и символики. Кроме того, как центральная сефира Столпа Милосердия — и, следовательно, чистейшее проявление его принципов — Хесед олицетворяет положительный полюс Древа. И, далее, подобно всем сферам, лежащим в стороне от Срединного столпа, часть своего значения она черпает из сферы, уравновешивающей ее на противоположной стороне Древа. Подобно тому, как Ход и Нецах определяют друг друга через конфликт, Гебура и Хесед во многом существуют лишь во взаимосвязи друг с другом, так что ни одну из двух этих сфер невозможно вполне понять без другой. Гебура символизирует ограничение, а Хесед — расширение и преодоление границ; Гебура означает насилие, а Хесед — мир; Гебура разрушает, а Хесед созидает. Кроме того, между двумя этими сферами существует и более глубокая связь. В той мере, в какой Хесед заключает в своей символике все нижележащие сефирот, Гебура тоже входит в ее состав. Влияние пятой сефиры отчетливо проявлено во многих символах Хесед, и это лишний раз напоминает нам о сущностном единстве всех противоположностей.

Название четвертой сферы, Хесед, означает «милосердие» и относится непосредственно к тем функциям, которые эта сефира исполняет как чистейшее проявление энергий Столпа Милосердия. Подобно Гебуре, играющей аналогичную роль для Столпа Суровости, Хесед располагается на достаточно высоком уровне, чтобы выражать суть своего столпа в чистом виде — безо всяких осложняющих и загрязняющих влияний, которым подвержены сферы ниже Завесы; но, в то же время, Хесед и Гебура не смешиваются друг с другом так, как горние сефирот, одновременно и отдельные, и пребывающие в парадоксальном единстве.
Последнее утверждение само по себе может показаться парадоксальным в свете того, что мы говорили выше о включенности пятой сефиры в символику четвертой. Однако это смешение иллюзорно. Элементы Гебуры присутствуют в Хесед лишь в силу особенностей природы самой Хесед и Столпа Милосердия в целом, а именно — склонности распространять свое влияние на все сущее. Столп Суровости исключает и отсекает лишнее, а Столп Милосердия стремится включить в себе и охватить всё без исключений. Впрочем, как и следовало ожидать, проявления Гебуры в символике Хесед наиболее заметны в тех аспектах четвертой сефиры, которые обращены вверх, к Горней триаде. Один из примеров тому — божественное имя Хесед, AL, которое произносит как «Эль» и переводится попросту как «Бог». Это имя мы уже рассматривали в предыдущих разделах как начальный компонент божественных имен ALHIM и ALVH и как центральную часть составного имени ShDI AL ChI. Но в Хесед оно представлено само по себе, безо всяких дополнительных компонентов, и, таким образом, выражает наивысший из всех образов реальности, возможных ниже Бездны.
Этот образ можно исследовать, рассмотрев две буквы, из которых состоит данное имя. Первая буква, Алеф, соответствует стихии Воздуха и аркану Таро 0, «Дурак». Как начальная буква еврейского алфавита она символизирует первое излияние творящей силы в проявленность на высочайшем из всех уровней, — эманацию, свободную от всяких форм и ограничений. Ее название означает «вол» или «бык». Вторая буква, Ламед, соответствует зодиакальному знаку Весов и аркану Таро XI, «Правосудие». Она символизирует равновесие и концепцию причинно-следственной связи, а ее название означает «бычье стрекало». Бык и бычье стрекало, движущая сила и управляющий ею принцип ограничения, наглядно и ясно символизируют идеи Силы и Формы — самую очевидную и самую важную, с точки зрения каббалиста, пару противоположностей во вселенной, доступной нашему восприятию.
Однако смысл имени Эль этим не исчерпывается, и противоположность между двумя его буквами можно истолковать и со многих других точек зрения. Один из важнейших подходов к его пониманию — рассмотрение двух этих букв во взаимосвязи с остальными буквами еврейского алфавита. Если разделить алфавит пополам, то обнаружится, что первая его половина начинается с Алеф, а вторая — с Ламед. Таким образом, в некотором смысле две эти буквы эквиваленты друг другу, но между ними есть и существенное различие. Алеф — это самое начало алфавита, а Ламед — фактически, его центральная точка. Таким образом, свобода, свойственная Алеф, объясняется (по крайней мере, отчасти) тем обстоятельством, что эта буква возникает первой, прежде любых других принципов, которые могли бы как-то ее ограничить. Схожим образом, равновесие — основное свойство Ламед — можно объяснить центральным положением этой буквы в алфавите и тем фактом, что она помещается в самом средоточии мироздания, полного самых разнообразных и подчас противоборствующих сил.
Кроме того, важно обратить внимание на то, какое место занимают две эти буквы на Древе Жизни. Пути Алеф и Ламед — это, соответственно, начало и конец той части Молнии, которая располагается между первой и шестой сферами. Иными словами, они ограничивают ту половину Молнии, которая связана не столько с индивидуальностью, сколько с единством всего сущего. Таким образом, имя Эль можно рассматривать как совокупность творческих сил этого единства.
Вторую половину Молнии, расположенную между шестой и десятой сферами, в свою очередь, можно обобщить в еврейском слове ThN, Тан, составленном из букв 32-го и 24-го путей. Слово «Тан» не относится к числу божественных имен: оно означает «дракон», под которым в данном случае следует понимать семиглавого дракона со схем Эдемского сада и Грехопадения. Смысл этой символики вполне ясен: разделенная и индивидуализированная творящая сила сродни негативным принципам — но, в то же время, она остается нисходящим светом Бесконечности. Как явствует из мифа о первозданных мирах, даже демонические неуравновешенные энергии исходят из той же единой и непостижимой реальности, которая породила и все остальное.

Смысл соответствий Хесед, относящихся к остальным трем мирам, достаточно очевиден. Архангел Цадкиэль, «Справедливость Божья», соответствует той силе сознания, благодаря которой мы можем воспринимать и сопоставлять друг с другом различные элементы нашего опыта. Это основа нашей способности к оценке и суждению, а на более глубоком уровне — основа нашего восприятия пространства.
Хашмалим, «Сияющие» олицетворяют процесс излучения света и расширения, а Цедек, планета Юпитера, в астрологии соотносится с принципами власти и управления, величия, удачи и простых физических радостей — пиршеств и тому подобных удовольствий.
Описание из приложения к «Сефер Йецира» не столь прямолинейно. Хесед представлена в нем как совокупность всех сил Древа, и из этой начальной посылки выводятся как теоретические, так и практические следствия.
Хесед называется Связующим или Восприемлющим Разумом. Оба эти термина (и объяснение их посредством того, что Хесед «заключает в себе все святые силы», то есть все сефирот) указывают на то, что Хесед можно рассматривать как контекст или основу для проявления всего Древа Жизни в целом. Устремленная к расширению и всеобъемлющая природа четвертой сефиры сама по себе — зеркало единства, или, точнее, максимально возможного ниже Бездны приближения к единству. Это тот исходный материал, которому Гебура затем поставит границы и который будет приведен в равновесие силами Тиферет.
Из самой Хесед, в свою очередь, «исходят все духовные доблести и наивозвышеннейшие субстанции». Как мы уже видели в разделе, посвященном пути Ламед, слово «доблесть» (virtue) следует понимать в его изначальном смысле — как силу. Итак, из Хесед, наивысшие духовные силы нисходят в сферы проявленной реальности. Кроме того, здесь, как и в описании пути Ламед, подразумевается, что источником силы служит то, что можно условно назвать добром. Та слепота, в результате которой суровость и даже разрушительное начало стали казаться нам сильнее милосердия, — одно из самых трагических последствий Грехопадения.
И, наконец, единство всех сефирот и всех сил, заключенных в Хесед, связываются в тексте с Изначальным Венцом — Кетер. Каждый объект происходит из предыдущего, и, таким образом, все объекты в конечном счете восходят к Единому. Однако и это Единое само по себе — тоже эманация: корни его уходят в непостижимую Реальность, сокрытую за тремя Покровами. Таким образом, заключительная часть описания напоминает, что максимально возможное приближение к Реальности не следует путать с Реальностью как таковой.

У Хесед, как и у Гебуры, есть дополнительное название — Гедула, что означает «величие». Дополнительные имена двух этих сефирот связаны между собой любопытным образом. Слова «Гебура» и «Гедула» подобны друг другу: они состоят их похожих звуков и одинакового количества букв. Аналогичная связь объединяет слова «Хесед» и «Пахад» (последнее — дополнительное название Гебуры, означающее «страх»). Эта игра слов еще раз подчеркивает взаимосвязанность четвертой и пятой сфер.

Что касается прочих символов, то особых комментариев из них потребуют соответствие в микрокосме и негативная сила. В микрокосме сфере Хесед соответствует память — одна из частей Руаха, комплекса способностей, составляющих сознательное «я» во всей его полноте. На первый взгляд может быть не вполне понятно, почему именно память соотносится с Хесед и занимает такое высокое место в системе Руаха — ближайшее к Нешаме и Горней триаде.
Чтобы понять это, следует вспомнить, что ниже Завесы обыденному человеческому сознанию доступно лишь отражение этой способности. И из всех частей Руаха, представленных ниже Завесы в отраженном виде, именно память страдает от искажений больше всего. Эксперименты с электростимуляцией мозга показывают, что воспоминания о прошлых событиях можно восстановить в мельчайших подробностях и что наша память (при условии, что мозг остается неповрежденным физически) в действительности хранит абсолютно все, с чем мы когда-либо соприкасались в своей жизни. Однако на практике, в обыденной жизни, человеческая память оказывается самым ненадежным из всех способов хранения информации. В частности, она слишком подвержена влиянию сильных эмоций или убеждений. И это свойство памяти объясняется не чем иным, как стремлением Хесед включить в себя всё и вся без разбора: процессы запоминания и воспоминания освобождаются от искажений лишь тогда, когда становятся совершенно осознанными.
Впрочем, даже и в ущербном виде память обладает невероятными возможностями. Память — это среда, в которой каждый человек проводит большую часть своей жизни. Это мир нашего сознания, в котором находит себе место каждое из наших впечатлений. Задумайтесь обо всех тех местах, людях и вещах, которые для вас важны? Многие ли из них доступны непосредственному чувственному восприятию прямо сейчас? Скорее всего, нет; и те из них, которые в настоящий момент восприятию недоступны, существуют для вас лишь в виде воспоминаний. То же самое относится и к подавляющему большинству явлений, которые составляют вашу нынешнюю картину мира. Даже та часть комнаты, которая сейчас находится у вас за спиной, существует для вас только в памяти.
Итак, возможности памяти огромны даже на бытовом уровне, но в каббалистическом смысле они еще более значительны. Поскольку память соотносится со сферой, расположенной выше Тиферет, она связана не только с индивидуальностью, но и с единством; иными словами, это не только наша личная способность, но и сила гораздо большего масштаба. Память, как и воля, уходит корнями в Горние сферы, и когда маг дорастает до полноценного общения со своим Высшим Я, эти корни становятся проводниками знания, выходящего не только за пределы индивидуальности, но и за границы пространства и времени.
В эпоху Возрождения, в период великого расцвета западной магической традиции, на основе этих соображений маги разработали так называемое искусство памяти — систему методов, раскрывающих наивысшие мнемонические способности. Впоследствии это искусство было почти забыто, однако материалов, относящихся к нему, сохранилось вполне достаточно, чтобы в один прекрасный день кто-нибудь смог вернуть его в арсенал практикующих магов.

Последний из символов Хесед, требующих обсуждения, — это ее негативная сила, то есть символический образ четвертой сферы в неравновесном состоянии. Традиционное название этой негативной силы — Гошекела, что значит «разбивающие на части», а традиционный образ — уродливые гиганты с кошачьими головами. Как и в случае с негативными силами Тиферет и Гебуры, здесь следует принимать во внимание искажающее влияние Завесы: обычному человеку отражение Разбивающих предстает в одной форме, а для того, кто уже способен заглянуть в миры над Завесой, искаженный принцип Хесед принимает другое и более опасное обличье.
Кошка — чрезвычайно многозначный символ; по обилию символических толкований она, пожалуй, не сравнится ни с каким другим животным. Но в отрицательных своих аспектах она обычно означает эгоизм и такие установки, при которых «я» и его потребности воспринимаются как самые важные на свете. С этим принципом, собственно, и связана форма Гошекела, отраженная ниже Завесы: это обжорство и жадность, а также гипертрофия эго — уродливые искажения всеохватности Хесед.
Выше Завесы аналогичное искажение ложится в основу последнего и наивысшего из трех искушений, с которыми маг сталкивается между Завесой и вратами Бездны. Первое из них, как мы уже видели, — это ловушка духовного догматизма, стремление раз и навсегда закрепить свои прозрения в некоей мертвой и неподвижной пародии на истину и защищать этот безжизненный идол до последней капли крови. Второе — ловушка духовного элитизма, презрение к миру за его духовную слепоту и стремление замкнуться в раковине самодовольного высокомерия.
Третий же из этих соблазнов можно назвать ловушкой духовной тирании. Она возникает тогда, когда мистик или маг решает, что его прозрения дают ему право (или, хуже того, налагают на него обязанность) диктовать другим людям, как им следует жить. Особенно опасные формы эта склонность приобретает тогда, когда окружающие неуверенны в себе и стремятся переложить ответственность за свою жизнь на кого-то другого. В результате мистик или маг становится центром кружка преданных последователей, променявших свои собственные убеждения и волю на убеждения и волю своего учителя.
Как и все, что связано с Хесед, эта ловушка имеет прямое отношение к принципу экспансии — к расширению своего «я» на все окружение. Вместо того, чтобы расширять свое осознание в глубины собственного потенциала, духовный тиран вторгается в границы чужих личностей. Последователи такого человека превращаются в продолжение личности своего лидера, в той или иной мере растворяясь в суррогатном единстве мыслей и чувств; они умаляются и истощают свои силы, а их учитель раздувается и пухнет от заемной энергии. Однако и сам этот учитель становится жертвой аналогичного процесса: рано или поздно он превращается в игрушку всего комплекса негативных сил, поскольку нерассуждающая преданность его последователей открывает массу возможностей для злоупотреблений любого рода.
Силы Гошекела стоят за многими из самых ужасающих событий современности. Но на более глубоком уровне проявления этой клипы не сводятся к скандальным происшествиям, всевозможным примерам эксплуатации и даже массовым убийствам, которые нередко обусловлены ее влиянием. Мнимое единство духовного тирана и его последователей — «единство» паразита и его жертвы — служит одновременно и препятствием на пути к истинному единству, и своего рода отговоркой для тех, кто страшится сделать шаг через Бездну и обрести это истинное единство в глубочайших пределах своего собственного «я». Лжеединство уровня Хесед совершенно бесполезно на пути к самореализации — и для мага, сведущего в каббале, этого уже вполне достаточно, чтобы всеми силами избегать подобной ловушки.

Перевод © Анна Блейз, 2012