e-mail
Орден Восточных Тамплиеров - Ordo Templi Orientis back

Рассылка новостей



Телема в Рунете
Живой Журнал: Телемское Аббатство в России В Контакте: Колледж 'Телема-93'
































hosted by .masterhost
Всё о развитии человека и самопознании

Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

Во имя БАБАЛОН Амен. Ограничение Хоронзону. Десятый Этир, Названный ZAX.1

Этот Этир был проклят, и провидец предостерегал, он принимал эти меры для писца.

Сначала пусть писец будет помещён в центр круга на песке пустыни, и пусть круг будет укреплён Святыми Именами Бога --- Тетраграмматон и Шаддаи Эль Хай и Арарита.

И пусть Демон будет вызван в треугольнике, где надписано имя Хоронзона, и рядом с ним пусть он напишет ANAPHAXETON --- ANAPHANETON -- PRIMEUMATON, и в углах MI-CA-EL: и в каждом углу Провидец должен убить голубя, и, сделав это, пусть он удалится в тайное место, где нет ни зрения, ни слуха, и находится в своей чёрной мантии, тайно призывая Этир. И пусть Писец исполнит Изгоняющий Ритуал Пентаграммы и Гексаграммы, и пусть он взывает к Святым Именам Бога, и произнесёт Заклинание Гонория, и пусть он просит защиты и помощи Всевышнего.

И пусть у него будет Магический Кинжал, и пусть он нападает бесстрашно на всё, что может устремиться прорвать круг, что внешне является самим Провидцем. И если Демон выйдет из треугольника, пусть он угрожает ему Кинжалом, и приказывает ему возвратиться. И пусть он остерегается, чтобы самому не оказаться вне круга. И так как он почитает Личность Провидца как его Учителя, пусть Провидец обязывает его великой Клятвой делать это.

Теперь, когда Провидец вошёл в пределы треугольника, пусть он берёт Жертвы и сдавливает их глотки, проливая кровь в пределах Треугольника, и будучи очень внимательным, чтобы ни одна капля не упала за пределами Треугольника; иначе Хоронзон станет способным проявиться во вселенной.

И когда песок впитает кровь жертв, пусть он произнесёт Зов Этира в сторону тайно как сказано выше.

Клятва.

Я, Omnia Vincam, Послушник А{.•.} А{.•.}, настоящим торжественно обещаю своей магической честью, и клянусь Адонаем ангелом, что хранит меня, что я защищу этот магический круг Искусства помышлениями, и словами, и действиями. Я обещаю угрожать Кинжалом и приказывать возвратиться в треугольник несдержанному духу, если он будет пытаться покинуть его; и наносить удар Кинжалом по всему, что может стремиться войти в этот круг, что внешне - тело самого Провидца. И я буду безмерно осторожен, вооружённый против силы и хитрости; и я сохраню своей жизнью неприкосновенность этого Круга, Амен.

И я призываю моего Святого Ангела-Хранителя, чтобы засвидетельствовать эту мою клятву, которую если я нарушу, могу я погибнуть, покинутый Им. Амен и Амен.

Зов 10 Этира, имя которому – ZAX.

Нет бытия в самой далёкой Бездне, но постоянные формы происходят из небытия её.

Тогда Дьявол Этира, могущественный дьявол Хоронзон, восклицает громко: Zazaz, Zazas, Nasatanada Zasas.

Я – Мастер Формы, и все формы происходят из меня.

Я есть Я. Я закрылся от расточителей, моё золото в безопасности в моей сокровищнице, и я сделал каждое живое существо своей наложницей, и никто не должен прикасаться к ним, кроме меня. И всё же я обжигаюсь, даже когда я трепещу на ветру. Он ненавидит и мучит меня. Он украл бы меня у меня самого, но я закрылся и смеюсь над ним, даже когда он мучит меня. От меня приходят проказа, и сифилис, и чума, и рак, и холера, и эпилепсия. Ах! Я достигну коленей Всевышнего, и разорву его фаллос своими зубами, и я раздроблю его семенники в ступе, и сотворю яд из них, чтобы убивать сынов человеческих.

(Здесь Дух стимулировал голос Брата П., который также, казалось, исходит из его местоположения, а не из треугольника.)

Я не думаю, что могу получить что-то большее; я думаю, это всё, что есть.

(Брат находился в тайном месте, сокрытый полностью под чёрной мантией, в позе, названной «Удар молнии». Он не двигался и не говорил в течение церемонии.)

Затем у Писца появились галлюцинации, он полагал, что перед ним была прекрасная куртизанка, которую ранее он любил в Париже. Теперь она манила его нежными словами и взглядами, но он знал, это – вводящие в заблуждение происки дьявола, и он не будет покидать круг.

Тогда демон дико и громко рассмеялся.

(К Писцу, угрожающему ему, Демон обратился после короткой паузы.)

Они назвали меня Богом смеха, и я смеюсь, когда я убью. И они думали, что я не мог улыбаться, но я улыбаюсь тому, кого я соблазнил бы. О неприкосновенный, тот, что не может не соблазниться. Если ты можешь управлять мною посредством власти Всевышнего, знай, что я в действительности соблазнил тебя, и я сожалею, что сделал это. Я смиренно склоняюсь перед великими и ужасными именами, которыми ты заклинал и сковывал меня. Но твоё имя – милосердие, и я кричу громко, чтобы получить прощение. Позволь мне прийти и сложить свою голову тебе под ноги, чтобы я мог служить тебе. Ибо если ты приказываешь мне повиноваться Святым именам, я не могу уклониться от них, ибо их первый шёпот сильнее шума всех моих искушений. Прикажи мне посему приблизиться к тебе на руках и коленях, чтобы почитать тебя, и принять твоё прощение. Разве твоё милосердие не бесконечно?

(Здесь Хоронзон пытается искусить Писца, взывая к его гордости.

Но Писец отверг соблазн и приказал демону продолжать с Этиром.

Вновь была краткая пауза.)

Хоронзон не имеет формы, потому что он – создатель всех форм; и он меняет одну на другую так быстро, как только может, считая лучшим искушать тех, кого он ненавидит, служителей Всевышнего.

Так он принимает форму прекрасной женщины, или мудрого и святого мужчины, или змеи, извивающейся на земле, готовой ужалить.

И, ибо он есть он сам, - он не имеет сути; ужас тьмы и слепота ночи, и глухость змеи, и безвкусность несвежей стоячей воды, и чёрное пламя ненависти, и вымя слизня; не одна вещь, но много вещей. Всё же, ко всему прочему, его мучение – вечно. Солнце сжигает его, корчащегося обнажённым на адском песке, и ветер режет его мучительно до костей, резкий сухой ветер, такой, что он – изранен и томим жаждой. Дай мне, я молю тебя, одну каплю воды из чистых вёсен Рая, которой я могу подавить свою жажду.

(Писец отказал).

Окропи водой мою голову. Я едва могу продолжать.

(Последнее было сказано из треугольника естественным голосом Брата, который снова стимулировал Хоронзон. Но он не преуспел в принятии облика Брата --- это было абсурдно!

Писец противостоял воззванию к его жалости, и для продолжения демон заклинал именами Всевышнего. Хоронзон пытался также искусить верность Писца. Последовал долгий диалог. Писец проклял его Святыми Именами Бога и силой Пентаграммы.)

Я питаюсь именами Всевышнего. Я верчу их челюстями, и я испражняюсь ими через свой анус. Я не боюсь силы Пентаграммы, ибо я – Мастер Треугольника. Моё имя – триста и тридцать и три, и это – трижды единица. Будь бдителен, посему, ибо я предупреждаю тебя, что я собираюсь обмануть тебя. Я произнесу слова, которые ты примешь, чтобы сделать зовом Этира, и ты запишешь их, посчитав их великими тайнами Магической силы, и они будут лишь моей насмешкой над тобой.

(Здесь Писец призвал Ангелов , и Святого Ангела-Хранителя Брата П…. Демон произнёс:)

Я знаю имя твоего Ангела и твоего брата П…., и все твои отношения с ним – лишь прикрытие для твоего отвратительного колдовства.

(Здесь Писец утверждал, что он знал больше, чем демон, и он не боялся его, и приказал демону продолжать.)

Ты можешь рассказать мне мелочь, неизвестную мне, ибо во мне всё Знание: Знание есть моё имя. Разве голова великого Змея возникла не из Знания?

(Здесь Писец вновь приказал Хоронзону обратиться к зову.)

Знай, что нет Зова в десятом Этире подобного другим Зовы, ибо Хоронзон есть Рассеяние, и невозможно сосредоточить его разум на каком-либо предмете на протяжении какого-либо отрезка времени. Ты можешь одолеть его в споре, О словоохотливый; ты подчинялся, разве ты не говорил Хоронзону? Он не стремился войти в круг или покинуть треугольник, но всё же ты пустословил обо всех этих вещах.

(Здесь Писец угрожал демону гневом и болью и адом. Демон ответил:)

Ты считаешь, О глупец, что существует какой-то гнев и какая-то боль, что не есть я, или какой-то ад кроме моего духа? Образы, образы, образы, все бесконтрольны, все беспричинны. Злоба Хоронзона - не злоба бытия; это свойство злобы, ибо он - гордящийся собой «Я есть я», не имеющий на самом деле сути, и таковы павшие под моей мощью, рабы Слепого, гордящегося собой, Просвещённым. Ибо нет центра, нет, только Рассеяние.

Горе, горе, горе тройственное тому, кто завлёчён разговором, О Словоохотливый.

О ты, написавший две и тридцать книг Мудрости, и ты, кто глупее совы, твоим собственным разговором усыплена бдительность твоя, и моей речью ты одурачен и обманут, О ты, сказавший, что выстоишь. Ты знаешь, как близок ты к уничтожению? Ибо ты, являющийся Писцом, не понимаешь, что один имеешь ценность против Хоронзона. И не будь ты защищён Святыми Именами Бога и кругом, я бросился бы на тебя и разорвал тебя. Ибо когда я сделался похожим на прекрасную женщину, если бы ты приблизился ко мне, я сгноил бы твою плоть сифилисом, и твою печень – раком, и я оторвал бы твои семенники зубами. И если бы я искусил твою гордость, и ты предложил бы мне войти в круг, я раздавил бы тебя ногой, и в течение тысячи лет ты был бы лишь одним из ленточных червей, обитающих во мне. И если бы я искусил твою жалость, и ты пролил бы одну каплю воды вне круга, тогда я бы сразил тебя пламенем. Но я не был способен одержать победу над тобой.

Как прекрасны тени песчаных барханов!

Бог хотел бы, чтоб я был мёртв.

Ибо знай, что я горд, и мстителен, и похотлив, и я пустословлю как ты. Ибо когда я ходил среди Сынов Божьих, я слышал сказанное, что П…. мог и желать, и знать, и мог учиться, наконец, пренебрегать опасностью, но хранению молчания он учиться не должен. О ты, столь готовый говорить и столь медлительный в созерцании, ты передан под мою власть для этого. И сейчас одно слово было мне необходимо, и я не смог произнести его. Я созерцаю красоту земли в её опустошении, и полнее мне принадлежит тот, кто стремится стать моей обнажённой сутью. Ты знаешь, что в моей душе есть крайний страх? И такова моя сила, и моя ловкость, что сотню раз я был готов прыгнуть, ибо страх исчез. И тысячу раз я был задержан ловушками для моих ног, установленными теми из Города Пирамид. У меня больше знаний, чем у Всевышнего, но моя воля сломлена, и моя неистовость искажена страхом, и я должен говорить, говорить, говорить, миллионы безумных голосов в моём мозге.

С сердцем исполненным неистовым воображением, Которым Я Повелеваю, С пылающим копьём И конём Воздуха К пустыне Я бреду.

(Мысль должна была держать Писца занятым письмом, охватив его. Ибо, пока Писец говорил, Хоронзон бросил песок в черту круга и заполнил её. Но Хоронзон не мог думать быстро и непрерывно, и тогда он обратился к цитированию.

Писец написал два или три слова из «Том О’Бедлам», когда Хоронзон проскочил в круг (ближайшую к нему часть окружности он засыпал песком всё это время) и набросился на Писца, повалив его на землю. Столкновение произошло в пределах круга. Писец воззвал к Тетраграмматону и заставил Хоронзона вернуться в треугольник. Он сделал это Магическим Жезлом и силой ярости и угрозы, обращённой к нему. Затем он восстановил круг. Поверженный демон продолжал:)

Всё есть рассеяние. Оно есть свойство вещей.

Десятый Этир – мир прилагательных, здесь нет субстанции.

(Теперь возвращается прекрасная женщина, которая прежде искушала Писца. Она не достигла цели.)

Я боюсь заката, ибо Тум ужаснее, чем Ра, и Жук Хепра превосходит Льва Мау.

Мне холодно.

(Здесь Хоронзон хотел покинуть треугольник, чтобы скрыть свою наготу. Писец отказал в просьбе, угрожая демону. Через некоторое время последний продолжал:)

Мной повелевают, почему – я не знаю, посредством того, кто говорит. Это был ты, ты, дурачок, я разорву тебя на части. Я откусил бы твои уши и нос прежде, чем я начал бы с тобой. Я взял бы твои кишки для скрипичных струн на Чёрную Субботу.

Ты совершил великую схватку там в кругу; ты – прекрасный воин!

(Тут демон громко рассмеялся. Писец сказал: Ты не можешь повредить ни единый волос на моей голове.)

Я вырву каждый волос из твоей головы, каждый волос твоего тела, каждый волос твоей души, один за другим. (Тогда Писец сказал: У тебя нет власти).

Да, поистине я имею власть над тобой, ибо ты дал Клятву и связан Белыми Братьями, и посему я имею власть мучить тебя, пока ты существуешь.

(Тогда сказал Писец ему: Ты лжёшь.)

Спроси твоего брата П…., и он скажет тебе, если я лгу!

(Писец отказался сделать это, сказав, что это не проявление заботы демона.)

Я одолел Царство Отца, и осквернил его бороду; и я одолел Царство Сына, и оторвал его Фаллос; но Царство Духа Святого я не одолею, сколь не буду бороться. Три убитых голубя – моё тройное богохульство против него; но их кровь сделает песок плодородным, и я корчусь во тьме и ужасе ненависти, но не побеждаю.

(Тогда демон попытался заставить Писца смеяться над Магией, и думать, что это всё было вздором, что он может отринуть имена Бога, которого он призвал на помощь себе; если бы он засомневался хоть на мгновение, он бы бросился на него и перегрыз позвоночник у шеи.

Хоронзон не преуспел в своих намерениях).

В этом Этире нет ни начала, ни конца, ибо это всякая всячина, сие от нечестивости на земле и проклятия в аду. И пока это всякая всячина, мало значения имеет то, что может быть записано цветом морской волны неподкупным Писцом.

Ужас сего будет дан в другом месте и в другое время, и через другого Провидца, и тот Провидец будет убит его явлением. Но существующий Провидец, который не П…., не видит ужаса, ибо он сокрыт и не имеет имени.

(Далее было некоторое продолжение разговора демона и Писца, относительно передачи и записи слов, Писец не знал, было ли верно записано то, что демон передавал.

Затем Провидец взял Святое Кольцо и написал имя БАБАЛОН, что есть победа над Хоронзоном, и он более не проявлялся).

(Этот зов был получен 6 Декабря, 1909, между 2 и 14:15 p.m., в одинокой долине прекрасного песка, в пустыне близ Бу-Сада. Этир был отредактирован и пересмотрен на следующий день).

После завершения Церемонии был разожжён большой огонь, чтобы очистить место, Круг и Треугольник были разрушены.

ПРИМЕЧАНИЯ ПИСЦА.

Почти с самого начала церемонии Писец был умопомрачён, и он говорил вопреки себе, с трудом вспоминая впоследствии свои слова, некоторые из которых были длинными и, по-видимому, велеречивыми.

Всё время у него было чувство защищённости от Хоронзона, и это чувство безопасности предотвратило его осознанный страх.

Несколько раз Писец угрожал наложить на демона проклятие; но каждый раз прежде, чем он произносил слова проклятия, демон повиновался ему. Кстати, он не знал слов проклятия.

Также здесь надо отметить, что Писец несколько раз свистел Магическим способом, чего никогда не пытался делать раньше, и очевидно это причиняло демону большое раздражение.

Теперь Писец знает, что он был неправ в поддержании долгого разговора с демоном; ибо Хоронзон в беспорядке и хаосе своих мыслей больше боялся тишины. И тишиной он может быть принуждён к повиновению.

Он хитро говорит о многих вещах, переходя от темы к теме, и так он обманывает осмотрительность в споре. И хотя Хоронзон был легко побеждён в дискуссии, всё же ослабление внимания того, кто управляет им, даровало бы ему победу.

Ибо Хоронзон боится больше всего сосредоточенности и тишины: посему тот, кто управляет им, должен пребывать в молчании: так он будет принуждён к повиновению.

Писец знал это; посему, начиная с достижения Проклятого Десятого Этира, он поддерживал разговор с Хоронзоном. И неожиданно он получил информацию, которую желал получить, долго отказываясь отвечать на речи демона.

Хоронзон есть рассеяние; и его страх сосредоточенности таков, что он скорее будет повиноваться, чем будет подвергнут ей, или созерцанию её в других.

Отчёт о дальнейших отношениях Хоронзона с Писцом будет помещён в Записи Omnia Vincam.


    1. Хоронзон описан Сэром Эдвардом Келли как "тот могущественный дьявол", как первый и смертельнейший из всех сил зла. Это справедливо, поскольку, хотя он не персонифицирован, он – метафизическая противоположность всего Процесса Магии.

    2. Три Правителя этогоЭтира - Lexarp, Comanan, и Tabiton (*Lexarph Comanan и Tabitom от перев.), призваны из "малой Черной Скрижали" Духа, которая объединила четыре сторожевых башни элементов. (См. Equinox I, № VII, Иллюстрация III; см. с. 234). Одна дополнительная буква L, является перевёрнутой восьмой буквой под планкой Голгофского Креста в сторожевой башне [Воды], для формировния трехбуквенных имен, призывающих злые силы. Таким образом, эти буквы - дополнения, введенные в совершенство Элементальной Схемы. (То, что они должны принадлежать элементу духа, который согласовывает и освящает четыре остальных, является величайшей тайной. Тайна открыта далее ---в самой этой книге 418). Другие 7 букв формируют имя PARAOAN (*PAAOAN прим.перев.), который является центральным правителем 22-ого Этира; но здесь есть соответствие I, центральной буква LIN; этот Этир раскрывает славу Таблицы 7 x 7, которая является чистым духом, сетка которой является сердцем Бабалон.

    3. ZAX = {Голова Дракона} {Телец} {Дух}. Z - Солнце в южном склонении, то есть в его самом слабом влиянии на полушарие. Следует за Быком, рода "Умирающих Богов", и элемента Земли. Эта буква X встречается только в этом, 15-ом и 30-ом Этирах. В 15-ом вода - prima materia, которую рассматривают помещенную между столбами правосудия. В 30-ом, она - всего лишь материя ложной структуры Эона, ложной формулы. Здесь X - основание, без созидательных возможностей, вселенной; таким образом вся формула представляется ослаблением энергии Солнца, и падения до несвязных элементов всего организованного.

    4. Относительно этого расположения см. Гоетию из Лемегетона Соломона.

    5. Относительно кровавого жертвоприношения, см. Книгу 4, часть 3, гл. 12. Ибо голуби видят текст.

    6. Наибольшие меры предосторожности были приняты в это время, и были ещё укреплены, чтобы сохранить молчание касательно ритуала вызывания. Старший Адепт подготовлен наиболее серьезно против попытки подражания этой операции, которая (в любом случае) не может быть исполнена им. Вызывать Хоронзона, не поднявшись полностью над Пропастью, означает обеспечить самую ужасную и немедленную катастрофу.

    7. Они даются в Equinox Vol. I, No. 2.

    8. Данный во французском переводе Элифаса Леви: и в английском – Алистера Кроули в "Крылатом Жуке." ("Маг" -название той поэмы, см. с. 228.)

    9. См. Книгу 4, часть 2, гл. 4 и 8.

    10. Очень трудно дать хорошую метафизическую интерпретацию этого утверждения. Но тому, кому даётся это понимание, слова кажутся естественным и неизбежным выражением фактов.

    11. Эти слова - из некоторого видения древности: ими Адам, как сказано, открыл врата Ада. Это традиционные слова, которые открывают Бездну.

    12. Это (и многие последующие утверждения) не должны быть приняты за истину. Хоронзон ни в каком смысле не является мастером чего-либо. Это - персонификация моральной идеи, что намного более неправдоподобна, чем наши слова о том, что "Венера - Госпожа Любви". Поскольку можно вообразить Венеру как существующего человека, в то время как Хоронзон - по существу не персонифицирован.

    13. Различные элементы были связаны в "узел" энергией Зова, и составили краткосрочное объединение, ощутимое и выразимое. Навязчивой идеей любого подобного создания, осознающего, что оно - не настоящий организм и находится под угрозой немедленного растворения, которого согласно её элементарной психологии нужно бояться, есть, по необходимости, страх; а страх плодит боль, злобу и зависть. Прежде всего это безумная ненависть к предполагаемому создателю, потому что предполагаемое благословение творения отказалось от этого "пучка".

    14. Это от скромности, не иначе.

    15. Здесь в присвоенный характер этой куртизанки, которая была изумительной мастерицей иронии и обаяния, внедряются свойства демона.

    16. Он фактически принимал тогда эти формы.

    17. В этом Этире сохранены определённые моменты молчания.

    18. {Древеевр:Нун-конечное} {Древнеевр:Вау} {Древнеевр:Зайн} {Древнеевр:Нун} {Древнеевр:Вау} {Древнеевр:Реш} {Древнеевр:Вау} {Древнеевр:Хет} = 333 = 3 x 111, и 111 = {Древнеевр:Пе-конеч} {Древнеевр:Ламед} {Древнеевр:Алеф} = {Древнеевр:Алеф} = 1. 333 также - {Греч:Альфа} {Греч:Каппа} {Греч:Ро} {Греч:Альфа} {Греч:Сигма} {Греч:Йота} {Греч:Альфа}, бессилие, отсутствие контроля; и {Греч:Альфа} {Греч:Каппа} {Греч:Омикрон} {Греч:Лямбда} {Греч:Альфа} {Греч:Сигма} {Греч:Йота} {Греч:Альфа}, рассеяние. Провидец понятия не имел об этих соответствиях: ни доктор Ди, ни Сэр Эдвард Келли, от которых мы получили имя.

    19. Даат. Доктрина "Падения" и "Дракона Падучего" должна быть изучена тщательно. Equinox Vol. I, Номер 2 и 3, содержат много информации с диаграммами в "Храме Царя Соломона ". См. также Liber 777. Этот вопрос о Бездне должен быть полностью осознан. Вся система инициирования А{. •.} А{. •.} опирается на эти теоремы. (См. "Звезда видна").

    20. Первоначально, вместо "понимания" было записано "сила". Хоронзон всегда использовал такое слово, которое не отражало его мысль, потому что нет никакой надлежащей связи между его мыслью и речью. Отметьте, что он никогда не кажется способным различить Брата и Писца, и обращается сначала к одному, затем к другому в одном и том же предложении.

    21. Это фактически случилось. После возвращения в Бу-Сада во время другой поездки в этом месте начали проявляться признаки растительности.

    Перевод Анны Носко

    © PAN'S ASYLUM Oasis O.T.O.