e-mail
Орден Восточных Тамплиеров - Ordo Templi Orientis back

Рассылка новостей



Телема в Рунете
Живой Журнал: Телемское Аббатство в России В Контакте: Колледж 'Телема-93'
































hosted by .masterhost
Всё о развитии человека и самопознании

Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

Liber CL (Книга 150)

БАФОМЕТ XI° (Алистер Кроули)

 

 

Предисловие

Закон

 

Твори свою волю: таков да будет весь закон.

 

В праведности сердца приступите и внемлите: ибо это я, TO MEGA THERION, дал Закон сей всякому, кто хранит святость. Это я, и никто иной, желаю вам совершенной Свободы и возрастанья в вас Знания и Силы во всей полноте их.

Се! Царство Божие — внутри вас, подобно тому, как солнце — вечно на небе, равно и в полдень, и в полночь. Оно не встает; и не заходит оно; лишь тень земли скрывает его или облака на лике ее.

Да возвещу я вам сию Тайну Закона, ставшую ведомой мне в местах различных, не только в горах и пустынях, но и в больших городах; да возвещу я ее вам в утешенье и в обретенье отваги. И так да будет со всеми вами.

Знайте же, прежде всего, что из Закона исходят четыре Луча, или Эманации; и если Закон будет средоточием всего вашего существа, наполнят они вас своим тайным благом. И эти четыре Луча суть Свет, Жизнь, Любовь и Свобода 2.

Обратите свой взор на себя самих при помощи Света, и узрите вы, что Все Вещи воистину суть лишь Единая Вещь, имя которой — Ничто; причина тому будет открыта вам позже. Сущность же Света есть Жизнь, ибо без Бытия и Энергии он был бы ничто. Посредством Жизни каждый из вас таков, каков есть: вечный и не подвластный никакой порче, блистающий, подобно солнцам, сам себе творец и зиждитель и единственный центр Вселенной.

Светом — ваше зренье, Любовь же — чувство. Есть экстаз чистого Знания, а есть иной — чистой Любви. И эта любовь — та сила, что объединяет все разнообразные вещи в созерцании Света их Единства. Знайте, что Вселенная не покоится в мире, но пребывает в бурном движении, сумма которого — Покой. Постоянство есть Перемены, Перемены же — Постоянство; Бытие есть Становление, а Становление — Бытие; и понимание этого —Ключ к Золотым Чертогам сего Закона.

И, наконец, Свобода есть власть выбирать свой путь в соответствии с Волей. Ибо Вселенная не имеет границ и вы свободны творить себе наслаждение, как того пожелаете, а потому разнообразие бытия также беспредельно. Ибо еще и в том Радость Закона, что нет двух звезд, подобных друг другу; поймите, что Множественность сама есть Единство, и без нее Единства бы не было. Разуму тяжко смириться с этим реченьем; но надлежит вам понимать, что, поднявшись над Разумом, коий есть всего лишь инструмент Сознания, вы придете к чистому Знанию — прямому восприятию Истины.

Знайте также, что эти четыре Эманации Закона пламенем своим озаряют все пути: вы должны применять их не только на горних путях Вселенной, о коих писал я в книгах своих, но и на каждой тропке вашей обыденной жизни.

Любовь есть закон, любовь в согласии с волей.

 

I

О Свободе

 

И прежде всего скажу я вам о Свободе, ибо если нет у вас свободы действий, то действовать вы не можете. Все четыре дара Закона в равной мере необходимы, ибо эти четыре суть одно. Но у Соискателя, пришедшего к Наставнику, первая нужда — в свободе.

Величайшие узы всех уз — невежество. Как может быть человек свободен действовать, если не ведает он собственной цели? Итак, прежде всего каждый должен познать, которая из звезд есть он, каковы его отношения с прочими звездами, что его окружают, и каковы его отношения с Целым и тождество с ним.

В наших Священных Книгах есть к постижению этого разнообразные средства, и каждый должен постичь это сам, достигнув полной уверенности на непосредственном опыте, а не только лишь умствуя и исчисляя вероятности. И к каждому, будь он поэтом или пророком, резчиком по стали или по нефриту, придет знание его конечной воли. Но к каждому придет и знание его бесконечной Воли, судьбы, ведущей к выполнению Великой Работы, постижение своего Истинного «Я». Об этой Воле скажу яснее всем вам, ибо касается это всех.

Постигните, что есть в вас некое недовольство. Исследуйте подробно его природу; и вывод в конце всегда будет один. Зло проистекает из веры в две вещи — в «Я» и «Не-Я» и в раздор между ними. И в этом же — ограничение Воли. Тот, кто недужен, пребывает в раздоре с собственным телом; тот, кто нищ, — не в ладах с обществом; так же и с остальными. Итак, в конечном счете вопрос в том, как уничтожить это восприятие двойственности, как достичь понимания единства.

Предположим, что вы пришли к Наставнику и он указал вам Путь к этому достижению. Что же вам мешает? Увы! Сколь далека еще свобода!

Поймите же со всей ясностью вот что: если вы уверены в своей Воле и в средствах ее достижения, то все поступки и мысли, противоречащие им, противоречат также и самой Воле.

Поэтому если Наставник наложит на вас Обет Святого Послушания, повиновение станет не смирением Воли, но ее осуществлением.

Ибо что вам мешает? То, что мешает вам, находится либо снаружи, либо внутри, либо и там, и там. Тому, кто упорно стремится к цели, нетрудно будет презреть общественное мнение или вырвать из сердца своего то, что он любит; но в нем самом непременно останется множество противоречивых устремлений и путы привычки, и все это также необходимо победить.

В святейшей из Книг наших сказано: «…нет у тебя иного права, кроме как творить волю твою. Поступай так, и никто тебе не скажет “нет”» 3. Запечатлейте письмена сии в сердце и уме своем, ибо это — ключ ко всему.

И сама Природа станет вам проповедником, ибо в каждом движении и проявлении силы возвещает она эту истину. Даже в таком малом деле, как забивание гвоздя в доску, вы услышите сию проповедь. Гвоздь ваш должен быть тверд, гладок, заострен; иначе не двинется он с легкостью в выбранном направлении. А теперь представьте себе гвоздь из гнилой деревяшки с двадцатью остриями ? воистину это больше не гвоздь. Однако же человечество именно так и поступает. Дюжину разных дел хочет делать человек, и сила, которой могло бы хватить для достижения совершенства в одном, тратится на другие: и все они в итоге — ничто.

Признаюсь открыто и честно: хоть я и предался почти что с самого детства Великой Работе; хоть и явились на помощь мне самые могущественные силы во всей вселенной, дабы я прилепился к ней; и хотя сама привычка вынуждает меня ныне двигаться в правильном направлении, я все же не исполнил свою Волю: каждый день уклоняюсь я от намеченной цели. Я дрожу. Я колеблюсь. Я медлю.

Пусть же это будет великим утешением всем вам: если я столь несовершенен — и, стыдясь, доселе не выставлял напоказ несовершенство свое; если я, избранный, терплю поражение, то сколь же легко будет вам превзойти меня! Даже если вы лишь сравняетесь со мною, то и тогда сколь же великим будет ваше достижение!

Возрадуйтесь же, ибо и неуспех мой, и успех равно способны укрепить ваше мужество!

Изучайте же себя хитроумно, прошу вас, разбирайте глубинные мысли. Прежде всего разоблачите и одолейте грубейшие и очевиднейшие препятствия на пути вашей Воли: лень, глупые дружбы, тщетные занятия и развлечения… я не в силах исчислить всех этих заговорщиков против вашего благоденствия.

Далее определите минимальное ежедневное время, необходимое для ведения естественной вашей жизни, а все остальное посвятите Истинным Средствам вашего Достижения. Но даже и эти необходимые часы предавайте Великой Работе, осознанно заявляя во время исполнения всякого дела, что делаете его лишь ради того, чтобы тело и разум ваш пребывали во здравии и могли должным образом служить достижению возвышенной и единственной Цели.

Очень скоро вы поймете, что такая жизнь и есть истинная Свобода. Все, что отвлекает от исполнения Воли, предстанет перед вами в истинном свете. Оно не будет более казаться приятным и влекущим, но станет путами, станет стыдом. Достигнув этой отметки на Пути, знайте, что вы миновали его Срединные Врата. Ибо вы познали Волю свою.

Скажу так: сидя в театре, где идет скучная пьеса, человек радуется всему, что отвлекает его от сцены, и в каждом таком происшествии находит удовольствие; но если бы пьеса была интересной, отвлечения бы ему досаждали. Его отношение к ним раскрывает отношение к самой пьесе.

Поначалу привычку к вниманию приобрести нелегко. Упорствуйте — и время от времени вас будут одолевать судороги отвращения. Самый разум ваш нападет на вас, говоря: как же могут такие тесные путы быть Путем Освобождения?

Но упорствуйте! Доселе вы не знали Свободы. Когда соблазны будут преодолены, когда смолкнет голос Разума, тогда душа ваша беспрепятственно устремится по избранному пути, и тогда вы впервые ощутите наивысшее наслаждение быть Властелином над Самим Собой и тем самым — над всею Вселенной.

Добившись этого в полной мере и, так сказать, укрепившись в седле, вы сможете вкусить всех тех развлечений, что поначалу влекли вас, а после вселяли гнев. Ни влечения, ни гнева больше не будет: ибо теперь эти забавы вам — рабы и игрушки.

Пока вы не достигли этого, вы не вполне свободны. Вы должны убить в себе желание и убить страх. Цель всего — способность жить в согласии с вашей собственной природой, не рискуя тем, что некая ваша часть может развиться в ущерб целому, и не заботясь нимало, что угроза такая может возникнуть.

Пьяница пьет и напивается пьян; трус не пьет и трепещет; мудрец же, отважный и свободный, пьет и лишь прославляет Всевышнего Бога.

Таков Закон Свободы: вся Свобода на свете — твоя, но Право свое нужно еще подкрепить Силой: во многих войнах ты должен завоевать Свободу себе. Горе детям, что почивают в Свободе, завоеванной их пращурами!

«Нет закона, кроме “Твори свою волю”» 4, но лишь величайшим из рода людского достанет силы и отваги повиноваться ему.

О, человек! Воззри на себя! С какими муками обрел ты форму свою! Сколько веков ушло на то, чтобы тебя сотворить! В само вещество мозга твоего вплетена история всей планеты! Так неужели все это было вотще? Неужели нет в тебе никакого смысла? Только ли ради того ты был сотворен, чтобы есть, продолжать род и умирать? Не думай так! Столько элементов ты сочетаешь в себе, стольких эонов труда ты стал плодом; ты создан таким, каков есть, ради некоей колоссальной Цели.

Вооружись же отвагой, дабы найти ее и исполнить. Ничто не сможет подарить тебе удовлетворение, кроме исполнения твоей трансцендентной Воли, сокрытой в тебе. Восстань же! Сам завоюй себе Свободу! Сражайся!

 

II

О Любви

Сказано: «Любовь есть закон, любовь в согласии с волей» 5. Здесь сокрыта Тайна, ибо в греческом языке слово Agaph, Любовь, по числовому значению равно слову Qelhma, Воля. Под этим мы понимаем, что сама природа Вселенской Воли — Любовь.

Любовь — это пламень экстаза Двоих, желающих стать Единым. Потому это есть универсальная формула Высокой Магии. Ибо сколь же должны алкать лекарства Единения все вещи, пребывающие во скорби, причина коей — разделенность!

И сама Природа служит зеркалом тем, кто ищет Мудрости на груди ее: ибо в единении элементов противоположной полярности рождается великолепие жара, и света, и электричества. И у людей зрим мы духовный плод поэзии и гения, рождающийся из семени того, что, по мнению сведущих в Философии, есть не более чем животное действие. И следует также сказать особо, что самые жестокие и божественные страсти бушуют между людьми совершенно негармоничных друг другу природ.

Знайте же, что у разума нет таких ограничений в роде и виде, которые не давали бы человеку влюбиться в бездушный предмет или в идею. Ибо тому, кто хоть сколько-нибудь продвинулся по Пути Медитации, все объекты, кроме Единого, кажутся неприятными, — точь-в-точь, как случайные прихоти по сравнению с Волей. И потому все объекты надлежит постичь разумом и прокалить в семеричной печи Любви, пока они не соединятся и не исчезнут во взрыве экстаза. Ибо они несовершенны и потому полностью уничтожаются при сотворении Совершенного Единства, как и личности Любящего и Возлюбленного расплавляются в духовное золото Любви, не знающей индивидуальности, но объемлющей все.

Но поскольку каждая звезда — это всего лишь одна звезда, и соединение любых двух звезд — экстаз всего лишь частичный, то соискатель нашей священной Науки и Искусства должен постоянно возвышаться посредством данного метода поглощения идей, дабы в конце концов суметь постигнуть Вселенную единой мыслью, и прянуть одним прыжком к Объекту со всею страстью своего «Я», и, уничтожив и то, и другое, стать Единством, чье имя — Ничто. А потому непрестанно стремитесь соединяться в восторге со всем сущим и со всякою вещью в наивысшей страсти и желании Единения. И делайте это, прежде всего, с вещами, которые вам естественным образом отвратительны. Ибо то, что приятно, поглощается с легкостью  и без экстаза; лишь в пресуществлении отвратительного и ненавистного в Возлюбленное наше «Я» сотрясается до самых корней в Любви.

Также и в любви человеческой видим мы, что посредственности среди мужчин сочетаются с ничтожными женщинами; но История учит нас, что наивысшие наставники мира взыскуют гнуснейших и ужаснейших тварей себе в конкубины, преступая даже границы законов вида и пола в стремлении превзойти нормальность. Таким натурам недостаточно возжечь похоть и страсть: само воображение должно пылать, питаемое любыми мыслимыми средствами.

Мы же, освобожденные от всех низменных законов, — как мы должны поступать, дабы удовлетворить свою Волю к Единству? Никакой иной любовницы, кроме Вселенной; никакого лупанария, что теснее Бесконечного Пространства; и никакой ночи разврата, что не сравняется с Вечностью!

Если Любовь достаточно могущественна, чтобы вызвать величайший Экстаз, то отсутствие Любви — величайшая жажда. Столкнувшийся с препятствиями в любви воистину страдает; но тот, у кого в сердце не пылает страсть к некоему объекту, изможден мукой томления. И состояние это мистически зовется Сухостью. И нет от него иного исцеления, как я убежден, кроме терпеливого упорства в Правиле жизни.

Но и у Сухости этой есть свое назначение: в ней душа очищается от всего, что препятствует Воле; ибо когда засуха Души совершенна, становится очевидно, что не будет Душе иного удовлетворения, кроме Завершения Великой Работы. А у сильных душ это служит стимулом Воле. Воистину в Печи Жажды выгорают в нас все шлаки.

Каждому акту Воли соответствует особая Сухость, и по мере того, как растет в вас Любовь, вместе с нею растет и мука, причиняемая Ее отсутствием. И да будет это вам утешением в испытаньях ваших! Более того, чем яростней недуг бессилия, тем быстрей и внезапней вы от него исцелитесь.

Вот метод Любви в Медитации. Пусть соискатель учится и тренирует себя в Искусстве сосредоточения внимания по своей воле на какой бы то ни было вещи, не допуская ни малейшего мыслимого отвлечения.

Пусть он также практикует искусство Анализа Идей, не дозволяя своему рассудку реагировать на них привычным образом — будь то приятным или неприятным, — утверждаясь тем самым в Простоте и Безразличии. Когда навыки эти созреют в должное время, все идеи окажутся равны в вашем восприятии, ибо каждая будет проста и каждая — безразлична; и любая из них без волнения и борьбы сможет пребывать в вашем сознании по велению Воли сколь угодно долго или же с легкостью уступать место любой другой. Но каждая идея станет обладать одним особым свойством, общим для всех: ни одна из них не есть «Я», поскольку каждую из них «Я» воспринимает как Нечто Противоположное себе.

Когда это будет осознано тщательно и глубоко, придет время направить свою Волю на Любовь к этой Единственной Идее, сосредоточив на ней целиком все свое сознание. И поначалу будет она недвижима и мертва, или же будет казаться незначительной. Затем это состояние сменится сухостью или даже отвращением. Но затем, наконец, благодаря чистому упорству Воли, устремленной к Любви, Любовь возникнет сама — как пламя, как птица, как песнь; и вся Душа вознесется на крыльях огненным путем музыки к Последним Небесам Обладания.

В методе этом есть много путей и дорог: одни из них просты и прямы, другие — таинственны и сокрыты. То же и с любовью человеческой, коей лишь бледные наброски нанесены доселе на Карту, ибо бесконечна Любовь в разнообразии своем, как бесконечны в нем Звезды. По этой причине я оставляю Любовь госпожою в сердце каждого из вас: ибо она научит вас праву своему, если станете вы служить ей  с усердием и преданностью, вплоть до самоотречения.

Не удивляйтесь же и не таите обиду на странные шутки, что станет играть она с вами: ибо Эрот — своенравный мальчишка, шалун, сведущий в Уловках Госпожи Нашей Афродиты, сладчайшей Матери Его, и все его жестокие выходки — лишь приправы к сластям, утонченным как ни одно искусство в мире.

Возрадуйся же всем играм Его, не умаляя нисколько собственный свой пыл, но распаляясь от укусов его бича и самый Смех превращая в таинство, вспомогающее Любви. Так остры и шипучи пузырьки в реймском вине — младшие служители при Верховном Жреце даруемого им Опьянения.

Надлежит мне также сказать вам о Чистоте в Любви. Ни в малейшей мере не касается это ни объекта, ни метода практики; единственное, что важно, — чтобы ни один чуждый элемент не вмешивался в процесс. И прежде всего относится это к той простейшей и обыденной стороне работы, когда соискатель осваивает метод при помощи своих естественных страстей.

Ибо знай, что все вещи суть маски или символы Единой Истины, и природа всегда ищет представить высшее совершенство под покровом совершенства низшего. Так и все Искусство и Ремесло человеческой любви должно служить тебе символов, ибо сказано: «То, что вверху, подобно тому, что внизу; и то, что внизу, подобно тому, что вверху».

И потому надлежит вам также со всем тщанием следить за тем, чтобы ни в коей мере не погрешить против сей чистоты. Ибо каждое действие должно быть совершенным на своем собственном плане, и ни малейшего влияния не должно проникать на него ни с какого иного плана, дабы не было ни вмешательства, ни примеси, ибо это нечистота; но все же каждое действие должно само по себе быть столь полным и совершенным, чтобы могло оно служить зеркалом совершенства каждого другого плана и приобщалось таким образом к чистому и наивысшему Свету. Также поскольку все действия должны представлять собой акты Свободной Воли на каждом плане, все планы суть в действительности один; и тем самым наинизшее выражение любой из функций этой Воли должно в то же время служить выражением и Воли высшей, единственной Истинной Воли, каковая подразумевалась при принятии Закона.

Также поймите, что ненужно и неправильно было бы прекращать вовсе естественную деятельность какого бы то ни было рода, как прегнусно требуют некоторые самозванцы и евнухи духа, приводя многих к погибели. Ибо каждой вещи присно свойственно ее собственное, надлежащее ей совершенство, и пренебрежение работой и задачами любой из частей служит к искажению и вырождению целого. А потому действуйте разными путями и способами, но все плоды их ставьте на службу Единому Пути Воли. Это вполне возможно, ибо все пути суть воистину Единый Путь; ибо Вселенная — Одна и только Одна, а Множественность ее — лишь великая иллюзия, рассеять которую — главная цель Любви.

В достижении Любви важны два принципа: овладевать и отдаваться. Природу их объяснить сложно, ибо они весьма таинственны и лучший учитель в них — сама Любовь, наставляющая ученика в ходе самой работы. Но в целом следует сказать, что предпочтение одной формуле или другой отдается непроизвольно по велению той сокровенной Воли, что живет в каждом из вас. Не пытайтесь же принимать решение сознательно, ибо подлинный инстинкт не ошибается.

И на сем закончу я и не скажу о том более ни слова; ибо в Священных Книгах наших написано многое о действенных практиках Любви. И те из них наилучшие и наиистиннейшие, кои выражены неуловимо в символе и образе, особенно же — в Трагедии и Комедии, ибо в них заключена вся совокупная природа этих явлений, а Жизнь — лишь плод от цветка Любви.

И потому теперь я поведаю вам о Жизни, ибо каждым актом Воли в Любви вы будете создавать Жизнь — квинтэссенцию, коя исполнена тайны и радости, превосходящей все ваше воображение. То, что люди зовут жизнью, — не более чем тень той, истинной Жизни, которая есть ваше прирожденное право и дар Закона Телемы.

 

III

О Жизни

 

СИСТОЛА И ДИАСТОЛА: таковы две фазы всех составных явлений. Из них же состоит и жизнь человека. Дуга ее восходит из латентности оплодотворенной яйцеклетки, скажете вы, к зениту, после чего склоняется к «небытию» смерти? Справедливо; но это еще не вся правда. Жизнь человеческая — всего лишь один из сегментов змееобразной кривой, что простирается в обе стороны до бесконечности, а нулевые отметки на ней обозначают переход от плюса к минусу и от минуса к плюсу, коэффициентам уравнения жизни. Именно по этой причине — среди прочих — мудрецы древности избрали символом жизни Змея.

Итак, жизнь неуничтожима, как и все сущее. Все творение и разрушение суть изменения в природе Любви, как я уже писал непосредственно в предыдущей главе. Но подобно тому, как кровь в одном биении пульса в запястье — не та же, что в следующем, так и личность частично разрушается с окончанием каждой жизни — и даже с каждой мыслью.

Из чего же тогда состоит человек, если он умирает и вновь рождается подменышем каждого вздоха? А вот что: сознание своей непрерывности, даруемое памятью; ощущение своего «Я» как явления, бытию которого эти перемены не только не угрожают, но, напротив, утверждают его. Пусть же соискатель священной Мудрости понимает свое «Я» не как один лишь из сегментов, но как целого Змея. Пусть он расширит свое сознание до такой степени, чтобы рассматривать рождение и смерть как события, столь же тривиальные — и столь же необходимые для его работы — как систола и диастола сердца.

Дабы удержать сознание в таком понимании Жизни, предпочтительны два метода, предварительные по отношению к откровениям величайшим, каковые мы обсудим в должном порядке. То опыт, превосходящий даже достижения Свободы и Любви, о коих я недавно писал, и достижение Жизни, о котором пишу сейчас в этой книжице специально для вас, дабы могли вы прийти к Великому Свершению.

Первый метод — это овладение так называемой Магической Памятью, и средства его описаны со всею точностью и ясностью в некоторых наших Священных Книгах. Но почти для всех практика эта оказывается чрезмерно трудной. Пусть же соискатель следует побуждению своей собственной Воли в решении, выбрать этот метод или нет.

Второй легок, приятен, нескучен и в конечном счете так же надежен, как и первый. Но как в первом путь ошибок ведет к Унынию, так во втором надлежит беречься Ложных Дорог. Обо всех Работах можно сказать в общем: есть две опасности — преграда Неудачи и тенета Успеха.

Итак, этот второй метод состоит в разделении элементов, составляющих вашу жизнь. Прежде всего — ибо это самое легкое ­­­— вы должны выделить Форму, именуемую Телом Света (а также и многими другими именами) и научиться путешествовать в этой Форме, систематически исследуя те миры, которые относятся к прочим материальным вещам так же, как ваше Тело Света — к вашей материальной форме.

В этих странствиях вы не раз окажетесь пред Вратами, через которые не сможете пройти. Причина этому — в том, что ваше Тело Света еще недостаточно сильно, недостаточно тонко, или недостаточно чисто; и тогда вам нужно будет научиться отделять элементы Тела Света таким же образом, как отделили это Тело от физического, — так, чтобы сознание ваше покидало низшие формы и пребывало в высших. В этой практике будьте упорны, сгибая Волю, словно великий Лук, дабы послать Стрелу своего сознания в полет сквозь небеса все более возвышенные и святые. Постоянство в этой практике само по себе жизненно важно, ибо привычка к ней должна будет вас убедить, что тело, кое рождается и умирает быстрее, нежели Нептун успевает свершить полный круг в зодиаке , не есть еще все ваше «Я»; что Жизнь, коей вы должны приобщиться, хотя и сама подчиняется закону действия и противодействия, прилива и отлива, систолы и диастолы, тем не менее, неподвластна несчастьям той жизни, которую ранее вы полагали единственной своей связью с Бытием.

И здесь должны вы нацелить свое «Я» на величайшие открытия, ибо столь цветущи луга этого Эдема, столь сладостны плоды садов его, что возжелаете вы остаться в них и насладиться леностью и праздностью. И потому предупреждаю я вас со всем настояньем: избегайте сего под страхом остановки истинного вашего продвиженья, ибо все удовольствия эти коренятся в двойственности и настоящее имя их — Скорбь иллюзии. Они таковы же, как и обычная жизнь человеческая, которую вы решили превзойти.

Впрочем, да будет по Воле вашей, но знайте (как сказано): счастливы те лишь, кто желал недостижимого 7. Поэтому лучше всего, если Воля ваша будет в том, чтобы обрести наивысшее наслаждение в Любви, то есть в Победе, и в Смерти, то есть в Смирении, как о том я уже говорил вам. Тогда сможете вы наслаждаться всеми упомянутыми выше удовольствиями, но лишь как игрушками, сохраняя твердость и целеустремленность мужества своего для вхождения в экстазы еще более глубокие и святые и не противореча при том своей Воле.

Более того, поведаю вам, что в практике этой, исполняемой с непоколебимым рвением, скрыта особая благодать: вы словно бы по счастливому случаю достигнете состояний, превосходящих саму эту практику и обладающих природой тех Работ Чистого Света, о которых напишу я в главе, следующей за этой. Ибо на пути вашем будут Врата, кои не сможет миновать никакое создание, осознающее двойственность, то есть воспринимающее «Я» и «не-Я» как противоположности. И, штурмуя Врата те в огненном натиске небесного вожделения, пламя ваше яростно обратится против собственного вашего грубого «Я», сколь бы божественным ни было оно с теперешней вашей точки зрения, и пожрет его в мистической смерти, ибо при Прохождении через Врата все растворяется в не имеющем формы Свете Единства.

И, возвращаясь из этих состояний, в самом факте возвращения откроете вы Тайну Радости, ибо отнимут вас от Млека Тьмы Лунной и причастят Таинству Вина, которое есть кровь Солнца. Но поначалу можете вы оказаться во власти потрясения и раздора, ибо прежние мысли упорствуют силой привычки. Вам предстоит повтореньем создать новую и истинную привычку к сознанию Жизни, укорененной в Свете. И если вы будете сильны, это окажется легко, ибо Жизнь настоящая настолько живее и существенней ложной, что (по грубой моей оценке) один час первой из них оставляет в памяти впечатление, равное одному году второй. Одно-единственное переживание продолжительностью в несколько мгновений земного времени способно разрушить веру в реальность нашей тщетной жизни на Земле. Но и оно постепенно изглаживается, если сознание из потрясения или страха не пристанет к нему прочно и Воля не устремится с упорством и постоянством к повторению этого блаженства, что прекраснее и ужаснее смерти, завоеванного ею силой Любви.

Есть и многие другие способы обрести постижение истинной Жизни, и два нижеследующих обладают великой ценностью, ибо помогают взломать лед ошибочного смертного видения бытия. И из них первый состоит в постоянном созерцании тождества Любви и Смерти и в понимании распада тела как Акта Любви, совершаемого над Телом Вселенной, как о том пространно написано в наших Священных Книгах. И сопровождает его, как сестра — брата-близнеца, практика смертной любви как таинства, символизирующего эту великую Смерть, ибо написано: «Убей себя» 8, и также: «Умирай каждый день» 9.

Второй же из этих меньших методов есть практика умственного постижения и анализа идей, в целом такая, как я уже учил вас, но с особым упором на выбор объектов, вызывающих естественное отвращение, и, прежде всего, самой смерти и сопутствующих ей явлений. Так Будда обязал учеников своих медитировать на Десять Нечистых Вещей, то есть на десяти вариантов смерти и разложения, чтобы соискатель, отождествляясь с собственным трупом во всех этих воображаемых формах, избавился от естественных ужаса, отвращения, страха и омерзения, которые мог к ним питать. Знайте же, что любая идея становится нереальной, фантастической и самой отъявленной иллюзией, если исследовать ее настойчиво и со всем сосредоточением. И легче всего достичь этого со всеми телесными впечатлениями, ибо вещи материальные, и особенно те, что осознаются нами в первую очередь, как наше собственное тело, суть самые грубые и неестественные изо всех лжей. Ибо в каждом из нас спит Свет, перед которым не устоит ни единое заблуждение, и Он уже учит инстинкт наш отвергать прежде всего те покровы, что теснее всего обвивают Его. Также и в медитации полезнее всего (для многих людей) сосредоточивать Волю к Любви на священных центрах нервной энергии, которые, как и все прочее, суть условные образы или же истинные отражения своих подобий в более тонких сферах. Кислоты медитации растворяет грубую их природу, и тонкая душа является (так сказать) обнаженной, раскрывая силу свою и славу сознанию соискателя.

Воистину и о да! пусть Воля к любви твоя рьяным пламенем устремится к сотворению в тебе истинной Жизни, что катит волны свои по безбрежному морю Времени! А эта жалкая жизнь в страхе пред каждым часом — не живи ею! Луна и Солнце, и Звезды, коими ты отмеряешь время, и сами по себе — лишь слуги той Жизни, пульсирующей в тебе радостным барабанным боем, под который маршируешь ты, триумфатор, по Дороге Веков. И когда каждое рождение и каждая смерть твоя станут в этом восприятии лишь мильными камнями вдоль дороги твоей вечной жизни, что скажешь ты о глупых происшествиях той другой твоей жизни, скудной и низкой? Не песчинки ли то, несомые ветром пустыни, не камушки ли, отбрасываемые крылатой ногой твоею, не травянистые ли долины, где покорный, пружинистый торф и мох попираешь ты в танце любви? Тому, кто в Жизни живет, всё нипочем; ему — вечное движение, энергия, блаженство постоянных перемен. Неустанный, скользишь ты из эона в эон, от звезды к звезде, и вся Вселенная тебе — поле для игр в бесконечном разнообразии забав вечно старых и вечно новых. Все идеи, порождавшие скорби и страхи, познаны в истине своей и стали семенами радости; ибо ты знаешь — и не требует то доказательств,  — что ты никогда не умрешь, что хотя ты меняешься, изменения эти — часть собственной твоей природы; и Великий Враг стал Великим Союзником.

Но вот вы утвердились в этом совершенстве, и «Я» ваше стало самим Древом Жизни. Вы обрели точку опоры для рычага своего. И теперь вы готовы постичь, что пульсация Единства сама по себе есть Двойственность и потому в наивысшем и наисвятейшем смысле — все еще Скорбь и Иллюзия. И, поняв это, устремитесь снова — к Четвертому из Даров Закона, к Концу Пути, ко Свету.

 

IV.

О Свете

 

Заклинаю вас, будьте терпеливы со мною в том, что напишу я вам о Свете: ибо трудно и с каждой строкою все труднее говорить об этом в словах. Более того, и самого меня постоянно увлекает и переполняет возвышенность сего предмета, так что когда тружусь я над поучительными писаниями, даже простая речь свивается в стих. Надеюсь я, что вы поймете все это по сродству своей интуиции, подобно тому, как двое влюбленных могут разговаривать друг с другом на языке, не только непостижимом для других, но и представляющемся человеку стороннему глупым, тупым и бессмысленным, или как при интоксикации эфиром собеседники общаются с бесконечным остроумием и мудростью при помощи одного лишь слова или жеста, понимание которых дает им сей утонченный наркотик. Так и я, воспламененный любовью к этому Свету и опьяненный эфирным вином Его, стану беседовать не столько с вашим рассудком и разумом, сколько с тем сокрытым внутри вас началом, что готово приобщиться к этой беседе о Нем. Так мужчина и женщина могут обезуметь от любви, не сказав друг другу ни слова благодаря (так сказать) взаимной индукции душ.  Ваше же понимание будет зависеть от того, созрели ли вы для восприятия моей Истины. И если Свет в вас готов прорваться вовне, то Свет сам переведет вам темные эти слова на язык Света, подобно тому как неодушевленная струна, должным образом настроенная, отзовется на свою ноту, взятую на другой струне. Читайте же не только очами и разумом, но самым ритмом той Жизни, которую вы обрели при помощи Воли к Любви; ритмом, что ускоряют до танца эти слова — движенья жезла моей Воли к Любви; и да возгорится Жизнь ваша Светом.

В таком настроении я прервал написание этой книжицы и два дня и две ночи предавался бессонным размышлениям, яростно сражаясь с собственным духом, чтобы из поспешности или беспечности не подвести вас.

В упражнении Воли и Любви задействуются движение и изменение, но в Жизни достигается Единство, что движется и изменяется только лишь в пульсе или по фазе и само по себе подобно музыке. Но, обретя эту жизнь, вы познаете, что Квинтэссенция есть чистый Свет, экстаз, не имеющий формы, не знающий ни свойств, ни границ. В этом Свете не существует ничего, ибо он однороден; и потому называют его люди «Безмолвие», и «Тьма», и «Ничто». Но в этих, как и во всех прочих попытках дать ему имя, содержится корень всей лжи и непонимания, ибо любые слова подразумевают двойственность. И потому хоть я и зову его Светом, это не Свет, но и не отсутствие Света. Многие пытались описать его через опровержения, ибо посредством трансцендентного отрицания всякой речи некоторые натуры могут и вправду достичь его. И при помощи образов и символов тщились люди выразить его — но, увы, безуспешно. И все же те, кто был готов принять природу этого Света, постигли ее по сродству: и так оно будет и со всяким, в любви читающим эту книгу. Однако да будет известно вам, что наилучшие наставления по этому предмету и Слово, более всего подходящее для Эона Хора, даны в «Книге Закона». Также для Работы Света пригодна «Книга Арарита», как «Триграмматон» — для Работы Воли, «Cordis Cincti Serpente» — на Пути Любви, а «Liberi» — на Пути Света. Все эти Книги говорят обо всех Четырех Дарах, и в конце вы узрите, что каждый из них неотделим от другого.

Желаю я сказать вам о числе 93, о числе слова Qelhma. Ибо это — не только число толкованья перевода ее, Agaph, но и число того Слова, кое известно лишь Неофитам Священного Ордена А\А\ и представляет собою воздвижение Речи из Безмолвия и возвращение в него в Конце. Число это, 93, есть трижды по 31, кое по еврейской гематрии соответствует слову LA, то есть «НЕТ»; оно отрицает протяженность в трех измерениях пространства. Кроме того, самым тщательным образом размышляйте об имени имя NU, число коего — 56 и кое предписано нам разделить, сложить, умножить и понять 10. При делении получаем мы 0,12, как если бы было написано: «Нуит! Хадит! Ра-Хор-Хут!», — прежде Диады. При сложении возникнет Одиннадцать, число истинной магии; при умножении же — Триста, число Святого Духа или Огня, буквы Шин, в которой поглощается все сущее без остатка. Приняв это во внимание и полностью постигнув тайны Чисел 666 и 418, вы обретете могучее оружие на сем Пути дальнего полета. Однако вам надлежит обдумать и все прочие числа и все ступени развития их. Ибо нигде нет средств разрешения лучше, нежели в чистой математике: она очищает и возвышает грубые идеи и все их приводит в порядок и подготавливает к Алхимии Великой Работы.

Уже писал я вам о том, как по Воле к Любви возникает Свет как тайная составляющая Жизни. Поначалу, на стадии Любви, обретенная жизнь все еще личностна; но впоследствии станет она безличной и универсальной. Затем возникает Воля, с позволения сказать, как магнитный полюс ее, где все линии силы равно указуют во всех направлениях и ни в одном; и Любовь — не работа более, но состояние. Свойства эти стали частью Вселенской Жизни, продолжающейся вечно в радости присно сущих в ней Воли и Любви. Явления эти в совершенстве своем утратили собственные названия и природу. И все же они — Сущности Жизни, Отец ее и Мать, и без действия их и влияния сама Жизнь постепенно прекратит свое биение. Но поскольку в ней заключена бесконечная энергия всей Вселенной, возможно ли что-то иное, кроме возвращения ее к Первоначальному своему Намерению мало-помалу растворить себя в сем Свете, который есть самая тайная и сокровенная Природа?

Ибо Вселенная есть воистину Нуль, или, точнее, уравнение, результат которого — Нуль. Доказательство же уравнения — в том, что иначе оно было бы неуравновешенным и нечто явилось бы из ничего, а это абсурдно. Свет, или Ничто, есть Результат, или Сумма, во всем ее чистом Совершенстве; все же прочие состояния, позитивные или негативные, несовершенны, так как они не включают в себя собственные противоположности.

Однако лучше будет считать это уравнение, или тождество между всем сущим и Ничто, совершенно абсолютным, и пребывать в равной мере в обеих его частях. В свете прочих состояний, которыми вы насладитесь, эту величайшую Тайну вы постигнете с легкостью, ибо сила вашей святой медитации восстановит в тождестве движение и недвижность, перемены и постоянство и многие другие тонкие противоположности.

Посему величайший Дар Закона обретается чрез совершенное овладение Тремя Меньшими Даров. И потому так усердно и тщательно должны вы трудиться над ними, дабы обрести способность по воле своей мгновенно переходить из одной части уравнения в другую; и, более того, объять его своим разумением всё в целости — и навек. Тогда ваша душа, связанная временем и пространством, будет странствовать по собственной орбите в соответствии со своей природой, возвещая Закон тем, кто бредет в цепях, ибо такова, среди прочего, ваша задача.

И в этом же — Тайна Происхождения Зла. Прежде всего, под Злом мы подразумеваем то, что противно нашей собственной воле; следовательно, понятие это относительно, а не абсолютно. Ибо все, что есть величайшее зло для кого-то одного, есть в то же время и величайшее добро для кого-то другого, подобно тому как твердость дерева, изнуряющая дровосека в лесу, означает его же безопасность, когда пустится он в плавание по морям на корабле, из этого дерева построенном. Истина эта проста в постижении, ибо она поверхностна и доступна обыденному уму.

А потому все зло относительно, или мнимо, или иллюзорно; но, возвращаясь к философии, я повторю, что корень его всегда в двойственности. А потому, дабы спастись от этого мнимого зла, ищите Единства тем способом, который я показал вам. Впрочем, упомяну здесь о том, что сказано на сей счет в «Книге Закона».

Поскольку первый шаг — это Воля, Злом является по определению «все, что препятствует исполнению Воли». Потому сказано: «Слово греха — Ограничение» 11. Следует также заметить, что в Книге Тридцати Эфиров< 12 Зло предстает как Хоронзон, число которого — 333, соответствующее на греческом языке Бессилию и Лености; природа же Хоронзона — Рассеяние и Бессвязность.

Далее, на Пути Любви Зло предстает как «все, что препятствует Союзу любых двух объектов». Потому «Книга Закона» провозглашает голосом Нуит: «Также досыта вкушайте любовь по воле своей, когда, где и с кем пожелаете! Но все это — во имя мое» 13. Ибо каждый акт любви должен пребывать «в согласии с волей» — то есть, с Истинной Волей, которая не удовлетворяется тем, что неполно и преходяще, но твердо идет до Конца. И в той же Книге Тридцати Эфиров сказано: Черные Братья суть те, что замыкаются сами в себе, не желая разрушить себя Любовью.

В-третьих, на Пути Жизни Зло принимает более тонкую форму. Здесь это «все то, что не является безличным и универсальным». «Книга Закона» возвещает нам голосом Хадита: «В сфере я — центр, что пребывает всюду» 14. И также: «Я жизнь и податель жизни» 15. «“Придите ко мне” — глупое слово; ибо это я — тот, кто идет» 16. «Ибо я, как Ничто, совершенен» 17. Ибо эта Жизнь пребывает одновременно везде и всегда, и в Ней больше нет ограничений. Вы и увидите:  в каждом акте Любви время и пространство исчезают в сотворении Жизни, как исчезает и сама личность. И в третий раз повторим, в еще более тонком смысле: «Слово греха — Ограничение».

Наконец, тот же стих будет ключом к пониманию Зла и на Пути Света. Но здесь Ограничение заключается в неумении разрешить Великое Уравнение и далее в том, чтобы предпочесть одно выражение или фазу Вселенной другой. Против этого предостерегают нас в «Книге Закона» слова Нуит: «Меня нет <…> и меня две. Ибо я разделилась ради любви, дабы стал возможен союз» 18. И потому: «Если же это не будет исполнено; если смешаете вы разделенья пространства, сказав: “Они едины” или “Их много” <…> готовьтесь к страшному приговору» 19.

Ныне же милостью Тота подхожу я к концу этой книги моей. Вооружи же себя должным образом Четырьмя Орудиями: Жезлом Свободы, Чашей Любви, Мечом Жизни и Диском Света; и ими твори все чудеса Искусства Высокой Магии в согласии с Законом Нового Эона, чье Слово — Телема.

Перевод © Алексей Осипов, 2010
© O.T.O.



1. «Книжица о Законе» (лат.), впервые опубликована в «Эквиноксе» (III, 1, 1919).

2. Англ.: Light, Life, Love, Liberty.

3. «Liber AL», I:42—43.

4. «Liber AL», III:60.

5. «Liber AL», I:57.

6. Период обращения Нептуна — около 164 лет.

7. «Книга Лжей», глава 46.

8. Там же, глава 1.

9. Там же, глава 16.

10. См. «Liber AL», I:24—25.

11. «Liber AL», I:41.

12. «Liber 418 (Видение и Голос)».

13. «Liber AL», I:51.

14. Там же, II:3.

15. Там же, II:6.

16. Там же, II:7.

17. Там же, II:15.

18. Там же, I:28—29.

19. Там же, I:52.