e-mail
Орден Восточных Тамплиеров - Ordo Templi Orientis back

Рассылка новостей



Телема в Рунете
Живой Журнал: Телемское Аббатство в России В Контакте: Колледж 'Телема-93'
































hosted by .masterhost
Всё о развитии человека и самопознании

Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

Мистерия Солнца

 

Служители

 

Солнце. Леопардовая шкура. Белый с золотом немес. Мантия с белыми рукавами. Копье.

Овен. Белая мантия. Копье.

Лев. Красная мантия. Копье.

Сатана-Тифон. Фиолетовая мантия.

Скорпион-Апофис. Зеленая мантия.

Бэс. Черная мантия.

Четверо послушников.

 

Солнце восседает на троне на востоке; позади него — черная завеса, за которой скрыт большой алый крест. Перед ним — вторая завеса. Справа от него восседает на своем престоле Овен, слева — Лев. Остальные служители ожидают вне храма. Если обряд проводится в присутствии зрителей, храм отделяет от прихожан третья завеса.

 

Лев раздвигает внешнюю завесу и, выступив вперед, декламирует «Хор» из «Аталанты в Калидоне»:

 

До начала веков и дней

Сошлись человека творить

Время с слезами очей,

Грусть, чей сосуд разбит,

Радость, дитя страданья,

Лето, чья жизнь отцвела,

Память, небес даянье,

Безумье, исчадие зла,

Сила без рук для ответа,

Любовь, что живет только день;

И ночь, тень света,

И жизнь, смерти тень.

 

И взяли великие боги

Огонь и слез жгучий след,

Песок, где скользили ноги

Быстро бегущих лет;

И моря прибой и громы,

И прах создающей земли,

И формы вещей, чтоб в домы

Рожденье и смерть вошли.

Трудились, смеясь и рыдая,

Творили, кляня и любя,

От жизни к жизни кидая

Меж смертью и смертью скорбя,

Весь день и всю ночь и все утро,

Чтобы силы огонь не потух,

С печалью глубокой и мудрой

Человека священный дух.

 

От юга и севера встав,

Сходились они как на бой, —

Дыханьем овеять уста,

Наполнить водою живой.

Сотворили и речь и зренье

Для желаний его души,

И время для мысли и бденья,

И время служить и грешить.

Дали свет, чтобы путь был ясней,

Любовь, наслажденья ключи,

Красоту, и длительность дней,

И ночь, и сон в ночи.

Он в муках рождает слово, —

Палящий огонь в устах,

Луч в сердце желанья слепого,

Предвиденье смерти в глазах.

Он ткет, но одеждой — презренье,

Посев не взойдет зерном,

Его жизнь — мимолетное бденье

Меж прошлым и будущим сном[1].

 

Возвращается на свое место. Пауза.

 

Овен. 333—333.

Лев. 333—333.

Овен. Брат Лев, что это за место?

Лев. Храм Солнца на горе Абиегнус!

Овен. Брат Лев, который нынче час?

Лев. Закат!

Овен. Это час жертвы!

Лев. Что будет жертвой, Брат Овен?

Овен. Это неведомо мне.

Солнце. 1—22—22—1

Овен. Слушайте! Это Призыв Короля!

Лев. Это Владыка Небес, пробуждающий Детей Света!

 

Лев раздвигает завесу.

Полный свет.

Лев преклоняет колени.

 

Овен. Поклонимся Великому!

 

О, Жизни Жизнь! любовью пламенеет

От жарких уст дыхание твое;

И воздух пред улыбкою твоею

Лучится зноем; так сокрой ее

В тенетах взора светлого, любому

Несущего блаженную истому.

 

О, Света Сын! бессильны облаченья:

Твой стан огнем сияет сквозь покров;

Так луч зари, презревший заточенье,

Пронзает темный полог облаков;

И озаряет дивный ореол

Тебя везде, куда бы ты ни шел.

 

Есть и другие, и они прекрасны;

Но голос твой так нежен и глубок,

Что меркнет все пред ним; волною властной

Тебя объемлет он; незримый бог,

Ты скрыт от глаз, но пред тобою каждый —

И я, как все! — томится вечной жаждой.

 

О, Свет Земли! ночная мгла робеет,

Пред заревом твоим, и день грядет;

На крыльях ветра в поднебесье реет

Избранник твой, покуда не падет —

Как я! — к твоим ногам, в ошеломленье,

Без сил, без жизни, но — без сожаленья![2]

 

Овен. Привет Тебе — о ты, кто возвышен в силе своей, кто странствует по Небесам в Ладье Своей в Сиянье Полдня!

 

Овен и Лев возвращаются на свои престолы.

Послушник «А» декламирует «12 восхвалений Бога» из «Книги 963»[3]:

 

[Лев.

Глава, известная как Двенадцать Восхвалений Бога и Единство оных[4]]

 

Поклоняюсь Тебе Двенадцатью Восхваленьями и Единством оных!

 

1. Слава Тебе, о Боже мой, Боже! Ибо я вижу Тебя в яростном Льве Зари; Ты покорил Себе робкую Львицу Ночи, дабы рыком своим она восславляла Имя Твое!

2. Слава Тебе, о Боже мой, Боже! Ибо я вижу Тебя на лоне плодоносных долин; Ты украсил могучий стан их покровом пшеницы и маков, дабы смехом своим они восславляли Имя Твое!

3. Слава Тебе, о Боже мой, Боже! Ибо я вижу Тебя на пестром собранье танцовщиц; Ты увил обнаженные их пояса венками душистых цветов, дабы шагом своим они восславляли Имя Твое!

4. Слава Тебе, о Боже мой, Боже! Ибо я вижу Тебя в мятежной радости бури: Ты отряс золотую пыльцу с разметавшихся кос холмов, дабы песней своей они восславляли Имя Твое!

5. Слава Тебе, о Боже мой, Боже! Ибо я вижу Тебя в метеорах и звездах Ночи: серых ее жеребцов Ты осыпал жемчугом лун, дабы скачкой своей они восславляли Имя Твое!

6. Слава Тебе, о Боже мой, Боже! Ибо я вижу Тебя в драгоценных камнях черной Земли: Ты подарил ей сонмы волшебных очей, дабы мерцаньем своим она восславляла Имя Твое!

7. Слава Тебе, о Боже мой, Боже! Ибо я вижу Тебя в искрах росы на полянах: Ты нарядил леса, как для великого пира, дабы игрою своей они восславляли Имя Твое!

8. Слава Тебе, о Боже мой, Боже! Ибо я вижу Тебя в неподвижности зимних озер: Ты сделал их лица светлей серебра зеркал, дабы сияньем своим они восславляли Имя Твое!

9. Слава Тебе, о Боже мой, Боже! Ибо я вижу Тебя в дымном огне вулканов: Ты воспламенил их, как львов, почуявших запах оленя, дабы гневом своим они восславляли Имя Твое!

10. Слава Тебе, о Боже мой, Боже! Ибо я вижу Тебя в лике моей любимой: снял Ты с нее покров белых лилий и алых роз, дабы стыдливым румянцем своим она восславляла Имя Твое!

11. Слава Тебе, о Боже мой, Боже! Ибо я вижу Тебя в слезах облаков летучих: Ты напитал голубые сосцы их млечной рекою, дабы своим излияньем они восславляли Имя Твое!

12. Слава Тебе, о Боже мой, Боже! Ибо я вижу Тебя в янтарных гребнях грозы: простер Ты Свой бич на сфинксов воды, дабы громами своими они восславляли Имя Твое!

13. Слава Тебе, о Боже мой, Боже! Ибо я вижу Тебя в средоточии лотоса в сердце моем: Ты украсил мой горн знаменем льва, дабы трубным гласом своим восславлял я Имя Твое!

 

О, Слава Тебе во всех Временах и во всем бесконечном Пространстве; Слава, и Слава превыше Славы, во веки веков! Аминь, и Аминь, и Аминь.

 

Входит Скорпион-Апофис. Она облачена в прозрачную белую ризу; волосы ее не убраны.

Овен и Лев встают и приветствуют ее поклоном.

 

Овен. Привет тебе! Откуда ты пришла?

Скорпион-Апофис. Из Дома Божьего.

Овен. Что принесла ты в жертву Нашему Владыке?

Скорпион-Апофис. Дом Божий пал. Ничего не осталось в нем. И нет у меня ничего, кроме самой себя.

Лев. Сожжем ее на жертвеннике всесожжений!

Скорпион-Апофис. Но в огне иссохнут мои слезы; а эти слезы — мое подношенье Владыке.

Овен. Отдадим ее священному крокодилу!

Скорпион-Апофис. Но в воде остынет мое сердце; а это сердце — мое подношенье Владыке.

Лев. Бросим ее ветрам с Дозорных Башен Молчанья!

Скорпион-Апофис. Но на ветру не будут слышны мои гимны; а эти гимны — мое подношенье Владыке.

Овен. Зароем ее живьем на освященной горе!

Скорпион-Апофис. Но черви земные пожрут мое тело; а это тело — мое подношенье Владыке. О, Владыка! Пусть слуги твои вернутся на троны свои, дабы я поклонилась Тебе — так, как желаю.

Солнце. 22—1—1—22.

 

Овен и Лев возвращаются на свои престолы. Скорпион-Апофис играет страстную мелодию, музыку сирены, полную отчаяния песнь Венеры из «Тангейзера»[5].

Затем она склоняется перед Солнцем и обнимает его стопы и колени, но тот не подает признаков жизни. Овен и Лев встают. Пауза.

 

Овен (громко). 333—333.

Лев (громко). 333—333.

Овен. Час жертвы прошел.

Скорпион-Апофис. Час жертвы грядет.

Лев. Жертва не принята.

Скорпион-Апофис. Жертва принята.

Овен. Изыди, нечистая тварь!

 

Овен и Лев поднимают ее выводят из храма (Овен ведет ее за собой, Лев следует за ней).

Овен и Лев возвращаются на свои престолы. Пауза.

 

Овен. 333—333.

Лев. 333—333.

Овен. Брат Лев, это дурной знак.

Лев. Воистину, Брат Овен, дурной знак.

Овен. Никаких больше жертв сегодня.

Лев. Никаких больше жертв сегодня.

Овен. Солнце уже садится.

Лев. Ночные птицы проснулись.

Овен. Скоро станет очень темно.

Лев. Тропа крута и опасна: ни один паломник уже не придет сюда.

Овен. Нынче ночью луны не будет.

Лев. Думаю, будет дождь.

Овен. Закроем святилище!

Лев. Солнце еще не скрылось.

Овен. Но сегодня паломников больше не будет.

Лев. Сегодня паломников больше не будет. Но правило храма гласит: святилище должно оставаться открытым, пока не угаснет последняя искра солнца.

Овен. Молю тебя, Брат Лев, закроем святилище!

Лев. Нет, невозможно.

Овен. Я знаю закон, Брат Лев. Но из-за этого нас постигнет великое зло.

Лев. Мы не можем нарушить Закон, Брат Овен.

Овен. Брат Лев, закон устроен так, чтобы мудрый мог нарушить его, если придет в том нужда.

Лев. Брат Овен, в сердце моем — верность... верность... верность...

Овен. Брат Лев, некий бог шепнул мне на ухо: это глупость... глупость... глупость.

Лев. Солнце скроется через миг; и нынче паломников больше не будет.

Овен. Паломников больше не будет.

Лев. И никаких больше жертв.

Овен. И никаких больше жертв.

 

Безмолвной процессией входят Сатана-Тифон, Скорпион-Апофис и Бэс. Сразу же становится темнее.

 

Овен. Привет вам, братья! Вы пришли поклониться величию солнца?

Сатана-Тифон. Мы пришли принести жертву.

Овен. Какие у вас подношения?

Бэс. Танец.

Скорпион-Апофис. Музыка.

Сатана-Тифон. Безмолвие и недвижность.

 

Сатана-Тифон простирается ниц и далее остается неподвижным. Скорпион-Апофис склоняется перед Солнцем, а затем начинает играть музыку поклонения[6]. Бэс танцует трехдольный танец поклонения. Затем Сатана-Тифон поднимается и кланяется.

 

Овен. Откуда вы пришли, о братья?

Сатана-Тифон. Из обители солнца.

Овен. Кто вы, о братья?

Сатана-Тифон. Я — брат-близнец солнца.

Скорпион-Апофис. Я — возлюбленная солнца.

Овен (Бэсу). А ты кто такой, о брат?

 

Бэс неразборчиво бормочет.

 

Лев. Кто ты?

 

Овен и Лев грозят Бэсу копьями. Бэс в ужасе приседает и, скорчившись, отползает на запад.

 

Сатана-Тифон. Я хочу говорить с моим братом Солнцем.

Овен. Что ж, говори.

Лев. Нет, нельзя! Моему господину грозит опасность.

 

Преграждает путь.

 

Овен. Наш Владыка не боится слов.

Лев. О, брат, если ты истинно брат нам, что ты желаешь сказать?

Сатана-Тифон. О Солнце, брат мой! Дозволишь ли мне говорить с тобою? Девять месяцев мы провели с тобою бок о бок во чреве матери нашей; мы любили друг друга, как не любил никто; мы связаны крепче друг с другом, чем тьма — со светом, а жизнь — со смертью!

Солнце. 22—1—1—22.

 

Лев отступает и возвращается на свой трон в глубокой печали. Сатана-Тифон приближается к Солнцу. Овен закрывает за ними завесу. Бэс подпрыгивает и, согнувшись, убегает прочь. Свет гаснет. Скорпион-Апофис играет змеиную песнь[7]. Лев декламирует:

 

Тщетны старые преданья:

Мы не помним, мы не ждем,

Что в минуту ликованья

Над героем иль вождем

Соберутся издалека

Тени смерти, тучи рока.

 

Ежечасно мы твердим,

Что опасность позади,

Повторяем: «Всё прошло,

Не вернется это зло!»,

«Побежден последний страх!»,

«Покорен заклятый враг!»

 

Кто заметит, кто постигнет, кто измерит и сочтет

Совпадений тайный ход?

Терпеливо и прилежно Провиденье сети ткет

Рокового мига ждет,

Все, что мы забыть решили, помнит, копит, бережет —

И в конце предъявит счет.

 

Зажигается тусклый красный свет. Бэс возвращается, ведя за собой четырех Послушников, несущих Пастос. Они ставят Пастос перед алтарем.

 

Овен. Что это за подношение?

Бэс. Мое имя — Пожиратель Плоти.

Овен. О, Владыка наш, Владыка наш! Восстань в силе своей, и да рассеются враги твои!

 

Овен и Лев раздвигают завесу. Трон повергнут. Черная завеса позади трона открыта; за ней — алый крест, на котором распято Солнце. Перед ним стоит Сатана-Тифон в знаке Апофиса и Тифона. Овен и Лев падают замертво. Скорпион-Апофис играет песнь смерти[8].

Тем временем Послушники приближаются к кресту и под руководством Тифона (который должным образом пронзает Солнце его же копьем) снимают Солнце с креста и кладут его в Пастос. Затем Пастос накрывают крышкой. Бэс отплясывает свирепый демонический танец на крышке гроба.

Все, кроме Солнца, уходят. Зал погружается в полную тьму. Тишина. Затем — вспышка света, при которой становится видно, что сцена пуста. Вновь воцаряется темнота, озаряемая лишь слабым мерцанием. Скорпион-Апофис украдкой пробирается на сцену и тихо начинает играть тайную песнь[9]. Красный свет становится ярче. Скорпион-Апофис снимает крышку с Пастоса и обнимает труп, затем вновь закрывает гроб, идет к трону Солнца и восседает на него. Зажигается зеленый свет. Постепенно он разгорается все ярче и ярче, а красные огни медленно угасают.

 

Скорпион-Апофис. 7777777.

 

Послушники и остальные служители возвращаются и останавливаются. Все стоят прямо, с высоко поднятой головой.

 

Скорпион-Апофис. Дети мои, встаньте передо мною и склонитесь к моим ногам.

Овен. Наш господин убит. Кто ты такая, что посмела занять Его Трон?

Лев. Наш господин убит. Кто ты такая, что посмела занять Его Трон?

Скорпион-Апофис. Я — Мать Богов, Сестра Времени, Дочь Пространства. ЯПрирода, что царствует там, где бессильны труды человека. Брат Лев! Ябогиня, что едет верхом на Льве! Смотри! Я касаюсь тебя жезлом, пробуждая в тебе вдохновенье. Повелеваю тебе: возвести обо мне этим толпам!

 

Лев.

 

Межзвездные просторы, тьмой одеты,

Томятся, как великие пустыни,

Перед зарею божества и света;

В бесстрастии сокрытой благостыни

Бледнеют лики звезд-анахоретов;

И черепашьи грузные пластины

Щитом смыкает небо для стрелы,

Что рассечет алмазный пояс мглы.

 

Всхожу я в блеске, сотканном из пены;

Цветок морей раскрылся колесницей,

На свет из перламутрового плена

Меня влекущей; рушится темница

Пучины вековечной; тают стены,

И вся земля передо мной искрится

Огнями рос, и пламень неба ал.

Всхожу я с кличем: «Новый день настал!»

 

Покров моих ресниц — лучи и тени

Бездонной тьмы; чрез них на мир взирают

Луна и солнце; жаром наслажденья 

Сквозь сумерки рассветные сияет

Небесный лик мой; дольние владенья

Объяв собой от края и до края,

Дарю свой пыл всему я, и вдвойне —

Тому, кто духом воспарил ко мне.

 

Рассвет срывает сполохи желанья

С моих кудрей, усыпанных цветами;

Закат, испив до дна мое сиянье,

Его сплетает нежными перстами

С печалью всех миров; но там, за гранью

Беззвездной мглы, за грозными вратами

Клубящегося мрака, ждут в тиши

Мой образ и алтарь моей души.

 

Я — Природа и Бог; мне дана совершенная власть.

Без меня никому не прожить; гибнут все,

Растворяясь во мне, в естестве моем, вечно растущем.

Кроме этого лона, нигде не взрасти, не питаться, не жить

Никому; под моим кушаком синевы с золотыми звездами

Ярко-алое сердце всего мирозданья лелеет

Жизнь, которой жива я сама, — а иной не бывать:

Ибо я есмь Природа, и Бог, и тебя породившая Мать.

 

Я есмь тысячегрудая жена,

И я же — дева; Тартара и Геи

Двойное чрево; мной побеждена

Моя сестра, что вечности древнее, —

Эреба мать и Ночи, пламена

И тьму в себе смешавшая; за нею,

Смиряя мрак, с огнем переплетенный,

Пришла я в мир теплом и тенью лона.

 

Я есмь: та тьма родная и чужая,

Что дышит розой и сулит зарю;

Узилище вина и урожая,

Детей и звезд, незримо я горю

Лампадою, что, свет приумножая

Самою тенью света, к алтарю

Нисходит, как огонь непобедимый,

С лучами солнца слитый воедино.

 

Я есмь: я сердцем пламенным вбираю

Всё сущее в себя, чтоб напитать

Огонь его страстей сияньем рая,

Чтоб реки жизни повернули вспять —

В извечный океан любви без края,

Чтоб суть людская стала мне под стать

И, растворясь в пылу моих объятий,

Воскресла для бессмертной благодати.

 

Я есмь во всем: и в малом, и в великом,

Для каждого своя, одна для всех;

Стволы дерев в полночной чаще дикой —

Мои власы; разлив могучих рек —

Одна слеза в моей тысячеликой

Игре страстей, и горестей, и нег;

И, от себя самой себя рождая,

Вселенную я криком пробуждаю.

 

Я есмь во всем: в великом я и в малом;

Зовет меня царицей и женой

Рачок, живущий в скважине коралла;

Морские травы млеют предо мной;

И силу, что моей противустала,

Во всякой твари водной иль земной,

Я — муж и воин — в страстном исступленье

Веду чрез боль к вершине наслажденья.

 

Скорпион-Апофис привлекает Льва к себе. Остальные преклоняют колени перед нею. Скорпион-Апофис играет нежную и сладострастную песнь[10].

 

Овен. Брат Лев, который нынче час?

Лев. Вечерняя звезда взошла.

Овен. Жертва принесена.

Лев. Что за жертва?

Овен. Мужчина.

Лев. Кто жрица?

Овен. Женщина.

Лев. Какому богу?

Овен. Это неведомо мне.

Лев. Пусть разойдутся все по своим домам.

Овен. 1-333-1-1.

Лев. 1-333-1-1.

Скорпион-Апофис. 1-1-333-1

 

Перевод © Анна Блейз, 2010 e.v.

 



[1] Отрывок из трагедии А.Ч. Суинберна «Аталанта в Калидоне» (1865); рус. пер. В. Исакова. — Примеч перев.

[2] Отрывок из драматической поэмы П.Б. Шелли «Прометей освобожденный» (1821). — Примеч перев.

[3] «Книга 963» — произведение Дж.Ф.Ч. Фуллера, известное также под названием «Сокровищница образов». Собрание экстатических гимнов, сгруппированных в соответствии с двенадцатью знаками зодиака.  — Примеч перев.

[4] Каждая глава «Книги 963» состоит из тринадцати параграфов; число 13 — гематрическое соответствие еврейского слова ахад (Алеф=1, Хет=8, Далет=4, 1+8+4=13), означающего «единство». — Примеч перев.

[5] «Liebestod» из «Тристана и Изольды» Вагнера. — Примеч. А. Кроули.

[6] «Романс [для скрипки с оркестром]» Макса Бруха. — Примеч. А. Кроули.

[7] «Andante Religioso» [Фрэнсиса] Тома. — Примеч. А. Кроули.

[8] «Mort dAdonis» [Лейлы] Уоддел. — Примеч. А. Кроули.

[9] «Канцонетта» д’Амброзио. — Примеч. А. Кроули.

[10] «Романс» Сен-Санса. — Примеч. А. Кроули.