e-mail
Орден Восточных Тамплиеров - Ordo Templi Orientis back

Рассылка новостей



Телема в Рунете
Живой Журнал: Телемское Аббатство в России В Контакте: Колледж 'Телема-93'
































hosted by .masterhost
Всё о развитии человека и самопознании

Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

Мистерия Венеры

 

Служители:
ВЕНЕРА: голубая мантия.
ТЕЛЕЦ: оранжевая мантия.
ВЕСЫ: зеленая мантия.
РЫБЫ: багряная мантия.
ЛУНА В ТЕЛЬЦЕ: серебристая мантия.
САТУРН В ВЕСАХ: черная мантия.

Служители предстают без орудий. Венера восседает на троне; по правую руку от нее — Весы и Сатурн в Весах, по левую — Телец и Луна в Тельце; Рыбы — у ее ног. Трон Венеры подобен раковине, как на картине Боттичелли. Перед троном — завеса; перед нею — алтарь, а за границей храма — еще одна завеса. 

Прелюдия 

 

(Полный свет. ВЕНЕРА восседает перед алтарем. ВЕСЫ и ТЕЛЕЦ стоят по обе стороны от алтаря.

ВЕНЕРА: 7777777.
ВЕСЫ: 7777777.
ТЕЛЕЦ: 7777777.
ВЕНЕРА: Брат Весы! Повелеваю тебе: возвести Тайну Венеры.

ВЕСЫ (читает «Герту» Суинберна):

Я — начало всему, исток:
От меня — миры, времена;
От меня — человек и Бог;
Я — во всем и всему равна;
Все меняется: Бог, человек и обличия плоти; но я — их душа: я прочна.

Не вскипел еще океан,
Не взнеслась земля на волне,
Не раскинуло древо стан,
Не проснулась трава по весне,
Не поспела плодов моих плоть, но уже я была, и душа твоя зрела во мне.

Первородная жизнь миров
От истоков моих взошла,
От меня для нее — добро,
От меня же — и силы зла;
От меня — зверь и птица, и муж, и жена; прежде Бога я есмь и была.

Надо мною и вне меня —
Ничего: только я одна;
Полюби ль, невзлюби меня,
Не познай меня иль познай, —
Я и есть то, что любит меня и не любит; я — плеть и под плетью спина. 

Я — стрела, что ушла во прах,
И олень, что ушел от стрел,
Я — уста на твоих устах
И огонь, что в устах созрел,
Я — искатель, искомый и поиск, я — тело души, я — душа и дыхание тел.

Я сама благодати дань
Посылаю себе с высот,
Я — нетварного духа длань,
Под которой мой дух поёт,
Я — бесплотная плоть: покрывало судьбы, что себя же из вечности ткет.

Для чего же, о раб тщеты,
Божество зовешь, вопия:
«Ты возвышен, и ты есть ты,
Я ничтожен, и я есмь я»?
Я есмь ты, кого жаждешь найти ты; найди же себя, ибо ты — это я.

Я — соха, что разъемлет дерн,
И укрывшая луг трава,
Я и стебель, и плод, и терн,
Я и пахарь, и сев, и жнитва,
Я творец, и творенье, и бог, снизошедший во прах, и сосуд божества.

Сознавало ли ты, дитя,
Как в моей непроглядной мгле
Я трудилась, тебя растя,
И томила тебя в земле,
И сквозь темные воды вела, и ковала железом, огонь раздувая в золе?

Ты не ведал в сердце своем
И не видел воочью ты,
Чья рука и каким теслом
Изваяла твои черты,
Что за сила слепила тебя и под своды небес извела из моей тесноты.

От кого и какой ценой
Ты узнал и постиг меня?
Голос ветра в тиши лесной,
Рокот моря иль шум огня —
Кто открыл тебе тайну мою? Полуночная тьма иль сияние дня? 

Иль сама я звезду зажгла
На высоком твоем челе,
И, расправив души крыла,
Ты увидел меня во мгле,
Горным кряжам и солнцу собрат и соравный всему на земле?

Не откроет ответ
На загадку времен
Ни пророк, ни поэт,
Ни треножник, ни трон,
Ни душа и ни тело, но та лишь одна, от кого ты рожден.

Все живое на свете —
Порожденья мои:
Все — заблудшие дети,
Что поют литии
Божеству своих страхов и грез, позабыв о моем Бытии.

Вера — тьмы торжество
И ярмо для скота;
Только в том Божество,
Только в том красота,
Чтобы шествовал в силе своей человек и во свете взрастал.

Я — дыханье твое и кровь,
Я — спасенье твое, исход:
Будь как я: расточай любовь,
Раздари земле от щедрот
Изумрудные листья деяний, и белый цветок помышлений, и смерти рубиновый плод.

Будь как я: пламеней, гори!
Будь свободен, и щедр, и яр,
Принимай и в ответ дари
Этой жизни восторг и жар:
Подношение мне — не хозяину дань, не награда слуге, но от равного равному дар.
         
(Все присутствующие ложатся и погружаются в сон.)

ВЕНЕРА: Они имеют уши, но не слышат. Братья Телец и Весы! Да будет открыта завеса! 

(ТЕЛЕЦ и ВЕСЫ открывают завесу.)

Часть I

(Полумрак. ВЕНЕРА восседает на высоком троне, окутанная облаками рыжих волос и осыпанная розами. Алтарь тоже покрыт розами, среди которых горит неяркий огонь.
ТЕЛЕЦ и ВЕСЫ открывают внутреннюю завесу. ВЕСЫ возвращается на прежнее место и преклоняет колени.)

[ТЕЛЕЦ: Поклоняюсь тебе двенадцатью Отречениями и единством оных!

1. О мой Бог, о могучий, о Ты, Создатель всего на свете! Я отрекаюсь ради Тебя от поцелуев любимой моей, от шепота уст ее и от трепета юных, упругих ее грудей, дабы обвили меня Твои огневые объятья и я растворился в Твоем несказанном и вечном блаженстве.
2. О мой Бог, о могучий, о Ты, Создатель всего на свете! Я отрекаюсь ради Тебя от нежноустых радостей жизни, от медовых мирских услад и от всех ухищрений плоти, дабы вкусил я от пламени страсти Твоей и растворился в Твоем несказанном и вечном блаженстве.
3. О мой Бог, о могучий, о Ты, Создатель всего на свете! Я отрекаюсь ради Тебя от немолчного грохота моря, от ярости бури и от неистовой пляски волн на ветру, дабы из уст Твоих испил я пурпурную пену и растворился в Твоем несказанном и вечном блаженстве.
4. О мой Бог, о могучий, о Ты, Создатель всего на свете! Я отрекаюсь ради Тебя от дыханья пустыни, от стонов самума и от всей тишины необъятного моря праха, дабы я затерялся бесследно средь песчинок Славы Твоей и растворился в Твоем несказанном и вечном блаженстве.
5. О мой Бог, о могучий, о Ты, Создатель всего на свете! Я отрекаюсь ради Тебя от зеленых полей долин, и от роз, сатиров лесных, и от лилий, озерных нимф, дабы вошел я в сады Твоего драгоценного блеска и растворился в Твоем несказанном и вечном блаженстве. 
6. О мой Бог, о могучий, о Ты, Создатель всего на свете! Я отрекаюсь ради Тебя от материнского горя, от очага моего и от всех отцовских трудов, дабы достиг я Чертогов Твоих, исполненных Света, и растворился в Твоем несказанном и вечном блаженстве.
7. О мой Бог, о могучий, о Ты, Создатель всего на свете! Я отрекаюсь ради Тебя от томленья по раю, от темного страха пред адом и от празднества тлена во гробе, дабы, как малый ребенок, вступил я в Царство Твое и растворился в Твоем несказанном и вечном блаженстве.
8. О мой Бог, о могучий, о Ты, Создатель всего на свете! Я отрекаюсь ради Тебя от горных вершин, озаренных луною, от елей, пронзающих стрелами небо, и от всех терзаний ветров, дабы взошел я на пик высочайшей Славы Твоей и растворился в Твоем несказанном и вечном блаженстве.
9. О мой Бог, о могучий, о Ты, Создатель всего на свете! Я отрекаюсь ради Тебя от старческих болей и смрада, и от таинственных книг, и от всего величья в них погребенных слов, дабы я заблудился в лесах Твоей Мудрости, чуждой слов, и растворился в Твоем несказанном и вечном блаженстве.
10. О мой Бог, о могучий, о Ты, Создатель всего на свете! Я отрекаюсь ради Тебя от винных кубков веселья, от взоров распутных кравчих и от всего соблазна их нежных рук, дабы я опьянился вином Твоего экстаза и растворился в Твоем несказанном и вечном блаженстве.
11. О мой Бог, о могучий, о Ты, Создатель всего на свете! Я отрекаюсь ради Тебя от шипенья безумных вод, и от трубного гласа громов, и от всех языков Твоего пляшущего огня, дабы меня вознесло дыханье Твоих ноздрей и я растворился в Твоем несказанном и вечном блаженстве.
12. О мой Бог, о могучий, о Ты, Создатель всего на свете! Я отрекаюсь ради Тебя от багрового жара погони, и от меди военных рогов, и от сверкания копий, дабы загнали меня, как оленя, в объятья Твои и я растворился в Твоем несказанном и вечном блаженстве.
13. О мой Бог, о могучий, о Ты, Создатель всего на свете! Я отрекаюсь ради Тебя от всего того «Я», что есть я, от черного солнца «Я», что светит в полдневный час, затмевая Твое Сиянье, дабы стал я как солнечный зайчик в покоях Твоих и растворился в Твоем несказанном и вечном блаженстве.
О, слава Тебе во всех временах и во всем бесконечном пространстве! Слава, и слава превыше славы — во веки веков. Аминь, и аминь, и аминь.

ВЕСЫ: Поклоняюсь тебе двенадцатью Наслаждениями и единством оных!

1. О менада на сносях в зеленом плаще, Ты таишь под свинцовым своим кушаком урожай поцелуев; освободи же меня из мрака утробы Твоей, дабы сбросил я детский свивальник и вышел на свет как воин в стальном доспехе!
2. О змея, туманная ликом, косы Твои — словно млечный рассвет восторженных дев; гони же меня по небу, как свирепого дикого вепря, дабы Твой пламенный дрот окрасил небесную синь вскипающей алой кровью моего исступленья!
3. О Дева Мира под пеленой облаков, перси Твои — как лепестки алых лилий, побледневших пред солнцем; укачай же меня в колыбели Твоих объятий, дабы я погрузился в сон, как жемчужина — в недра безмолвного моря!
4. О винногласый смех тающей мглы, Ты — как обнаженный фавн, раздавленный насмерть жерновами громов; опьяни же меня восторгом песни Твоей, дабы в трупных объятиях страсти сорвал я покров облаков с Твоей замирающей груди!
5. О распутный кравчий безумья, уста Твои — радость тысяч и тысяч искусных лобзаний; зачаруй же меня Твоей красотой, дабы взыграло веселье Твое серебром и белыми перлами лун на моем языке!
6. О Белизна, затопившая взор в полуночный час, губы Твои — как юные розы, отворившие лоно ущербной луне; взлелей же меня, словно каплю росы на персях Твоих, дабы дракон прожорливой злобы Твоей сокрушил мои члены своей адамантовой пастью!
7. О лучезарность жгучей любви, Ты гонишь рассвет пред собой, словно юноша — деву, чьи губы — как юные розы; разорви же меня на части ярым лобзаньем, дабы в сражении уст Твоих и моих оросили меня белоснежные токи Твоего наслажденья!
8. О черный бык в объятиях белых дев, испарина лядвий твоих — как звездная ночь в свирепых объятиях полдня; вознеси же пурпурный рог страсти моей, дабы я растворился короной огня в колдовстве Твоего экстаза!
9. О грозный судья над людьми, расшитый подол Твоих облачений обагряет белые стены цитадели Пространства; обнажи свой звездный сосец, дабы млеко Твоей любви вспоило во мне вожделенье к Твоей чистоте!
10. О колесничий Времен, пылающий жаждой, чаша Твоя — как ложбина ночи, полная пеной дневного вина; ороси же меня ливнем страсти Твоей, дабы я трепетал в объятьях Твоих, как молнийный взблеск на пурпурных персях ночи!
11. О Царица-Змея в переливах несметных цветов, уста Твои — как закат, окровавленный гибелью дня; обвей же меня багровым огнем объятий, дабы в Твоих поцелуях я растаял как пенный вздох на Твоих лучезарных губах.
12. Одалиска земного дворца, одеянья твои полны аромата и страсти, как сонмы весенних цветов на залитых солнцем полянах; омой же меня благовонной волною Твоих кудрей, дабы медом несметных роз умастило меня их злато. 
13. О зрелый, могучий воин среди юнцов, руки твои — как огневые клинки, закаленные в горне войны; прильни же к горящим моим устам прохладным Твоим поцелуем, дабы безумье страсти вплело Тебя и меня в Венец негасимого Света!
О, слава Тебе во всех временах и во всем бесконечном пространстве! Слава, и слава превыше славы — во веки веков. Аминь, и аминь, и аминь.]

ВЕСЫ:
Светлая Дочь, рожденная
Кроткой земной Дионою
От Всеотца, от Венценосца, Эгидодержца! 
Дочь, супруга и мать
Бога! Тебе — сиять
В роскоши Кипра, в радости утра, в пламенном сердце!
Во славу сестры моей 
Стяг песнопенья, рей!
Вместе с тобою я возликую, роза морей! 

Щебетом воробьиным,
Лепетом голубиным, 
Лебедя негой, ласточки резвой вечным смятеньем,
Тайною вертишейки
На колесе ворожейки
Входишь, богиня, в душу и тело чудом цветенья,
Средь изумрудных чащ
В самый лазурный час
С нежной улыбкой из поднебесья глядя на нас.

Так, до глубин бездонных, 
До тайников Персефоны,
Толщу земную взором пронзая, в небе пылает
Лик твой извечный,
Россыпью млечной,
Пламенной сетью, следом кометы свод застилая:
Слепнет от слёз земля,
Бдит тишина, внемля,
Как ты проходишь легкой стопою в звездных полях. 

В облаке благовоний,
В розовом и зеленом,
В золоте царском, в райской лазури блещешь вполсвета, 
Словно в тумане, —
Мучит и манит
Очерк неясный, скрытый завесой, тенью одетый.
И тишина поет,
Ибо мечты полет —
Сладостней речи Пановой флейты, льющей блаженный мед.

(ВЕСЫ встает.)

ВЕНЕРА: 7777777.
САТУРН: Аминь.
ВЕНЕРА: 333-1-333.
САТУРН: Аминь.
ВЕНЕРА: 1-55555-1
ВЕСЫ и РЫБЫ: Аминь.
ВЕНЕРА: Брат Сатурн, который нынче час?
САТУРН: Сумерки.
ВЕНЕРА: Сестра Рыбы, откуда мы пришли?
РЫБЫ: Из Дома Смерти.
ВЕНЕРА: Брат Телец, что сильнее смерти?
ТЕЛЕЦ: Любовь.
ВЕНЕРА: Брат Весы, что это за место?
ВЕСЫ: Гора Венеры, что подвешена к центру Вселенной над Великою Бездной.
ВЕНЕРА: Исполним Обряд Венеры!

(ЛУНА играет вальс. ПОСЛУШНИКИ танцуют друг с другом.) 

ВЕНЕРА: Дети Любви, который нынче час?
ВСЕ (вразнобой, полушепотом): Час любви.
(ВСЕ опускаются на пол и ложатся. Свет гаснет. Долгая пауза.)

Часть II

 

ВЕНЕРА (пробуждаясь): 333-1-333.

(Венера ярко освещена; прочие остаются в темноте.)

ВЕНЕРА: Братец мой, который нынче час?
РЫБЫ: Близится утро.
ВЕНЕРА: Братец мой, что это за место?
ТЕЛЕЦ: Святая гора Владычицы нашей, Венеры.
ВЕНЕРА: Пробудитесь и наслаждайтесь, о дети!
РЫБЫ: Как наслаждаться нам?
ТЕЛЕЦ: Как назначит Владычица наша.
ВЕСЫ: Как вам будет угодно.
РЫБЫ: Чем наслаждаться нам?
ТЕЛЕЦ: Владычицей нашей, Венерой.
ВЕСЫ: Тем, на что ваша воля.
ТЕЛЕЦ: Да будет воля твоя, а не наша, о Госпожа!
РЫБЫ: О Госпожа! Да совершится обряд поклоненья!
ВЕНЕРА: Дети мои! Встаньте передо мною и насладитесь хвалами моей красоте!

(ВСЕ выстраиваются перед Венерой попарно. ВЕСЫ скрывается за завесой. ТЕЛЕЦ читает инвокацию.)

ТЕЛЕЦ:
Слава Хатхор, священной корове на пастбищах Вечера!
Слава Хатхор, Закатной Горе в земле совершенного Мира! Слава!
Душа твоя — огнь поядающий; дыханье твое воспламеняет и мертвое тело.
Слава тебе, Хатхор, дочь Исиды и дочь Нефтиды!
Слава тебе, Хатхор, невеста Быка, Аписа, на языке коего — жук-скарабей!
Душа твоя — огнь поядающий; дыханье твое воспламеняет и мертвое тело.
Слава тебе, Хатхор! Ожерелье твое — души блаженных в Аменти.
Слава тебе, Хатхор! Твой пояс — души блаженных на теле Геба.
Слава тебе, Хатхор! Подошвы сандалий твоих — души блаженных в пучине Нуна!
Душа твоя — огнь поядающий; дыханье твое воспламеняет и мертвое тело.

(ТЕЛЕЦ возвращается на свой трон.)

ВЕНЕРА: Брат Весы, что ты молчишь?

(Пауза.)

ВЕНЕРА: Брат Весы, где же ты?

(ВЕСЫ, все еще скрываясь за завесой, читает отрывок из «Аталанты» Суинберна:)

Мы узрели тебя, о Любовь: ты прекрасна, Любовь, ты светла;
Словно крылья голубки, твои невесомы крыла,
Веет ветер от стоп, рассекая равнины морей,
Вся земля — облаченье твое и прибежище славы твоей.
Ты проворна, легка и слепа, как огня полыханье;
Пред тобою — веселье и смех, позади тебя — слезы желанья,
Рядом шествуют дева и муж, неотступная свита твоя,
Как невеста, потупилась дева, пред ласками ужас тая,
И дыханье ее — словно ветер, колышущий брачный венок,
Но зовут ее Смертью, а муж ее — сумрачный Рок.

Ибо скорбный цветок возрос
Из крови и пены морской,
Плод его горек и ал,
В листьях — безумья стон;
От семени смеха и слез,
Напитан горькой тоской,
Без корней из пучины встал,
Без привоя — из тьмы времен.

Только начал челнок ночей
Между нитями дней сновать,
И седин не знала глава,
И не знали сердца мечей,
Как богиня в час торжества
Воссияла в венце лучей.
И распались пред ней моря,
И прильнула земная роса
К вожделенным стопам устами,
И в полмира взошла заря
До краев объяв небеса,
И во льдах отразилось пламя.
И воздушные стаи пернатых,
И людские стада земли
Разделились для сладких объятий,
И безгласный народ океана,
И ползучие твари в пыли
Ликовали в ее благодати
И не чуяли сердцем обмана.
Все сказали: она хороша,
Как голубка, бела и прекрасна,
В ней — исток и начало начал,
И душа ее — мира душа.
Все узнали в тебе матерь страсти,
Матерь смерти никто не узнал.

Словно вешний цвет полевой,
Словно пены морской цветок,
Расцвела ты, о матерь войн, —
И восстал закат на восток,
Ибо ты горька от начала,
Афродита, о распри мать!
Всё живое земля качала
В колыбели и всем дарила
Утешенье и благодать,
Дабы вечно, от года к году,
Плодоносной и нежной силой
В порожденьях своих взрастать.
Вожделенье не знало жала,
И не знала терний природа,
Так зачем, огнем обвитa,
Ты над миром из недр восстала,
Взбунтовав небеса и воды,
Опаляя земли уста?
Как из семени — колос златой,
Как из пламени — факел алый,
Как рассвет, в небесах разлитой,
Ты из бездны взошла, красота,
Чтобы душу язвить стрекалом, —
И природа раздор познала.

Разве мало страданья и зла
От рождения смертным дано?
Против них — иссушающий зной,
И свирепая стужа, и мгла,
И чудовища чащи лесной,
И враги парусов и весла —
Буйство волн и безумство ветров,
Грозный риф и коварная мель,
И огни погребальных костров,
И стенанья бесплодных земель.
Ты, любовь, как голубка бела,
Что же тяжкою страстью земной
Ты невзгодам иным заодно
Человеку на сердце легла?

Нет, не так войти в этот мир
Ты должна была, матерь бед,
Не в обличье, манящем взор,
Но открыто — как зримый страх,
И червя гробового пир,
И навеки угасший свет,
Гибель мужей и жен позор
И проклятье на всех устах;
Как воителей смертный хрип,
И невольниц нестройный стон,
И рыдания вдов и дев,
Ураганом взметенный прах
И свирепой стихии гнев,
Где во имя твое погиб,
Кто обманом твоим пленен.
О богиня, твой истинный лик —
В разъяренных тобой морях
И в обломках судов на мели,
В мертвой стуже полярных льдов,
В волчьем вое ветров и вод,
В поединке волны с волной
Под бичами бурлящей тьмы,
В каждом звере во мгле ночной,
В каждом чреве, исторгшем плод,
И в извечной тщете трудов,
И в дыханье слепой чумы.
В каждой смуте и безначалье
Ты сокрыта, о мать печали!

(ВЕСЫ выходит из-за завесы и предстает перед ВЕНЕРОЙ лицом к лицу:)

Все мы знаем и боль, и горе,
Но тебя узнаём ли в них?
В дальней дали горит над морем
Твой нетленный, блаженный лик;
Как огонь, пламенеет лоно,
Вторя солнцу в златом сиянье
Ярче всех надлунных пламен.
Так ужель до конца времен
Не сойдешь ты с вечного круга,
Не устанешь лить с небосклона
То отчаянье, то желанье,
Не устанешь плодить утраты,
Дом на дом поднимая в битве,
Отрывая друга от друга,
Ополчая брата на брата,
Воздвигая за ратью рать,
И не внемлешь земной молитве?
Пощади нас, о мать!

ВЕНЕРА: Воистину, о брат, ты — высший среди избранных моих!
ВЕСЫ: Увы мне!
ВЕНЕРА: Да, брат! Ибо в конце концов каждый ко мне обратится и каждый вернется ко мне.

Исида я, и только мною живы
И жизни влажный жар, и смерти хлад,
И звезды, и моря, и лунные приливы,
И таинства страданий и услад.
Я — мать! Я — плоть земли, расцветшей по весне!
Я — нежный плеск волны, клонящейся к волне!
Вернется всё: и жизнь, и смерть, и страсть, и месть, и свет, и тьма — ко мне!
Ко мне!

Хатхор я, и своею красотой
Я затмеваю и зари горенье,
И плод, осенним златом налитой,
И женщину саму — венец творенья.
Я — жертва, жрец и храм в едином бытии,
Я — милость и любовь, я — сила судии,
И всё, что есть: и жизнь, и смерть, и страсть, и месть, и свет, и тьма — мои!
Мои!

Венера я, любовь и свет земли,
Я — щедрость уст и слёз благословенье,
Бесплодных ласк томительный разлив
И жажда, что не знает утоленья.
Я — храм, в котором долго жаждал ты,
Горя огнем надежды и тщеты;
Я — тот огонь! Я — лиры стон; я — зов, и песнь, и страсть, и смерть мечты!
Мечты!

Я — сам Грааль, и Рай, сокрытый в нем:
Души твоей расцветшая пустыня,
Звезда рассвета на челе твоем,
Твоя царица и твоя рабыня.
О сладостный поток, усни на дне
Моих бескрайних вод! Прильни ко мне,
Вернись, о жизнь и смерть, о страсть и месть, о свет и тьма, — ко мне!
Ко мне!

(РЫБЫ в одиночестве исполняет сонный волнообразный танец и возвращается к трону ВЕНЕРЫ, опускаясь к ее ногам, как в изнеможении.)

ВЕНЕРА
Восстань, мой рыцарь! Мой король! Довольно видеть сны!
Укрылся мглою райский сад: печальны и темны
Аллеи лиственниц седых, и сосен скорбный ряд
От вздохов клонится моих, и кедры смерть сулят.

(Воссев между тем на свой трон, ЛУНА перебивает ее речь звуками скрипки. Льется неизреченная музыка . РЫБЫ выражает отчаяние.)

ВЕНЕРА: Брат Весы, что это за песнь?

ВЕСЫ:
Моя душа — челнок завороженный,
Плывущий по волне осеребренной,
Как лебедь, в полудрему погружен,
Твоя же, словно ангел у кормила,
Музыкою ладью заворожила
И правит вдаль под ветров перезвон.
И мнится — мы плывем века, века;
И длится бесконечная река,
Извивами, напевами играя
Меж гор, и бездн, и чащ земного рая,
Пока не канет, грезами объят,
Мой челн в моря неведомых отрад,
Где от начала мира звуки спят.

Твой дух летит сквозь миражи и тени
В обитель безмятежных песнопений,
Ловя крылом ветра страны иной,
И мы плывем в объятиях истомы,
Не картами, не звездами ведомы,
А только зовом песни неземной, —
Пока над зыбью безымянных волн,
Где не скользил вовеки смертный челн,
Ладья моих желаний не причалит
К садам Блаженных, и, забыв печали,
Войдем — о дивный кормчий! — мы с тобою
В бессмертный мир, ветрами и прибоем
Колеблемый и дышащий любовью.

Оставив позади немые льдины
Преклонных лет, и Зрелости стремнины,
И Юности коварный океан,
Идем мы вспять лагуною зеркальной
Младенчества и грезы предначальной
В безвременье иных, надмирных стран,
Где высится тенистый павильон,
Мерцаньем звезд и в полдень озарен
И лозами увит, как кружевами,
И вьются тропы рек меж островами,
И те, кто сбросил темной плоти спуд, —
Как ты, мой ангел! — обрели приют,
И шествуют по морю, и поют.

(ВЕНЕРА выражает отчаяние. РЫБЫ незаметно переходит со своего места к трону ЛУНЫ. ЛУНА играет свою победительную песнь.)

ВЕНЕРА: О! О!
ВЕСЫ: Боль священней услады; воздержание выше потворства; от нераденья и веры мы обратимся к трудам и верному знанью; от пресных триумфов плоти — к исступленным победам ума!
ВЕНЕРА: Рушится храм!
ВЕСЫ: Ты изрекаешь лишь Слово о Настоящем; но о Будущем ты молчишь.
ВЕНЕРА: Чего же ты хочешь?
ВЕСЫ: Слова о том, что грядет.

(САТУРН выходит вперед, танцует свой танец и падает, хватаясь за подол облачения ВЕСОВ.)

ВЕНЕРА: Кто это? Эти танцы — не от меня! Эта поступь чужда моим ритмам! Не меня восхваляют звуки этих шагов и безмолвие между шагами! 

(ЛУНА играет дикую и ужасную песнь . САТУРН оттаскивает ВЕСЫ назад, в полумрак. ПОСЛУШНИКИ разделяются на пары: МАРС с МАРСОМ и ВЕНЕРА с ВЕНЕРОЙ; некоторые, впрочем, остаются стоять в одиночестве.)

ВЕНЕРА: Брат Телец! Остался ли ты мне верен, один из всех?
ТЕЛЕЦ (соблазнительно, но иронично): Тебе ли не знать меня?
ВЕНЕРА: О да, мой любимый, Господин всех моих голубей!
ТЕЛЕЦ: Венера, Владычица наша!
ВЕНЕРА: Иди же ко мне!
ТЕЛЕЦ: Во святилище за завесой?
ВЕНЕРА: Перед моим святилищем нет завесы!

(Расстегивает пряжку его мантии. Мантия падает; ТЕЛЕЦ предстает в образе МЕРКУРИЯ с Кадуцеем и попирает ВЕНЕРУ ногами.)

ТЕЛЕЦ: В Начале было Слово; и Слово было у Бога; и Слово было Бог!

(Все выходят вперед; САТУРН и ВЕСЫ держатся за руки; ЛУНА и РЫБЫ держатся за руки; все склоняются перед ТЕЛЬЦОМ.)

ЛУНА: Предательство совершилось.
РЫБЫ: Ум благороднее тела.
САТУРН: Дружба священней любви.
ВЕСЫ: Мысль побеждает природу.
РЫБЫ: Как нам поклониться тебе?
ТЕЛЕЦ. Как вам будет угодно.
САТУРН: Что принести тебе в жертву?
ТЕЛЕЦ: То, на что ваша воля.

(ЛУНА играет moto perpetuo; ВСЕ благоговейно склоняются перед МЕРКУРИЕМ.)

ВЕСЫ: Брат, который нынче час?
РЫБЫ: Рассвет.
ВЕСЫ: Вернемся к дневным трудам.
ВСЕ: Аминь.

Перевод © Анна Блейз, 2012 e.v.