e-mail
Орден Восточных Тамплиеров - Ordo Templi Orientis back

Рассылка новостей



Телема в Рунете
Живой Журнал: Телемское Аббатство в России В Контакте: Колледж 'Телема-93'
































hosted by .masterhost
Всё о развитии человека и самопознании

Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

Пентаграмма Пергама

Джеймс Мартин

"Если кому-то надоело трахать девушку как девушку, она всегда сможет исполнить роль мальчика"
(приписывается Гоетии)

В январе 1914 Алистер Кроули и его помощник-визионер, поэт Виктор Нойбург провели серию ритуалов, которые впоследствии получили известность как "Парижские Работы". Хотя магический отчет об этих событиях впервые был издан (в сокращенном виде) только в 1974 под заголовком "Сексуальность, Магия и Извращение", полный текст с комментариями дождался публикации только в "Эквиноксе" Марчелло Мотта [В 1998 году текст "Парижских Работ" был переиздан в сборнике The Vision & the Voice with Commentary and other papers]. Целью этих действий (в XI степени, которую связывают с гомосексуальной операцией) была инвокация нескольких божеств классического пантеона с помощью сексуальной магии для гадания и предсказания. Ваш вывод о том, преуспели ли Кроули и Нойбург на самом деле, зависит от того, как вы сами относитесь к этому магу, то есть, - как к наглецу и шарлатану (таким видят его некоторые) или как великолепному эзотерику и первоклассному магу (каким его видят другие). Кажется, среднего не дано.

В любом случае, краткий обзор Парижских Работы (и комментарий к ним Мотта) - очень поучительны, если только рассматривать его как образец того, как следует записывать свои эксперименты по предсказательной сексуальной магии. Для начала, интересно, что Кроули посвятил эти ритуалы Жаку де Моле, последнему Гроссмейстеру Рыцарей-Тамплиеров, отметив, что он и Нойбург начали свою работу в 600-ую годовщину его мученической смерти на костре. Лейтмотивом вводных замечаний Кроули являются гностические аллюзии, включая сравнение практиков с "Невыразимым Божеством Голубя и Змея", что отсылает к Святому Духу и искусителю Евы.

Тот-Гермес был первым божеством, которое возжелал вызывать Кроули, что было естественным, так как этот Бог и впрямь осуществляет контроль надо всеми магическими действиями, связанными с гаданием. Он - изобретатель магии непосредственно. Помощником Кроули был @Бакалавр искусств У.Д." (то есть, Уолтер Дюранти, американский газетчик). Когда Кроули сообщает, что он потратил примерно сорок минут "получая Причастие от некоего священника, A.B ....", то, вероятно, речь идет об анальном сексуальном акте, в результате которого был достигнут оргазм с извержением семени ("Причастие"). Именно такой эвфемизм для этого действия выбрал Кроули.

Поскольку Гермес был римским божеством, абсолютно логично, что инвокации проходили на латыни (с вставками на греческом, где это необходимо); поэтому к Гермесу относится следующий стих: "Jungitur in vati votes; rex inclyte rhabdou/Hermes tu venia, verba meganda ferens". Приблизительный перевод этого отрывка: "Маг соединяется с Магом; почитаемый Король Жезла, Появись, произнося невыразимое Слово". Незадолго до полуночи Кроули открыл храм, "призывая также Тота с помощью египетской формулы". И Меркурий немедленно проявился "в виде юноши, капризного и прекрасного с крылатым шаром и змеями, обвивающим его", речь, видимо, идет о кадуцее. Но поскольку Нойбург не сумел полностью владеть собой, они не получили пророческих сообщений и работа закончилась в 1:40 утра.

Вторая иновокация, хотя и испорченная Нойбургом, который испачкал магические записи каракулями "недостойными Обезьяны Тота -[ вероятно это ссылка на одну из "Алых Женщин Кроули"]", по крайней мере, достигла цели - божество заговорило. Нойбург, одержимый Гермесом, начал говорить подобно медиуму и сообщил вопрошающему Кроули, что Меркурия лучше всего призывать, сделав и освятив "золотую пентаграмму", а также выпив золотистого вин и поев рыбы перед ритуалом. (Те, кто знакомы с Тантризмом, обратят внимание, что эти приготовления включают два из "Пяти М." ритуала Паньчататтва, а именно, мадья (вино) и матсья (рыба)). От божества были получены и другие пророчества, такие как обещание неожиданных денег (Кроули, вероятно, как обычно, сидел без копейки).

В третьей попытке появился "фаллический" Меркурий, который начал сравнивать человеческий род, живущий на земле, с "червяками в яблоке". Мне показалось любопытным то, что в своем комментарии Мотта резко возражал против "христианской концепции воскрешения", начиная с того, что Кроули сравнил Распятие на кресте с Кадуцеем Меркурия, и заканчивая замечанием о том, что сошествие Христа в Ад соответствовало "моей функция Гермеса в качестве проводника к Мертвым". Мотта оказался не в состоянии понять каббалистическое значение "магического отчета" о третьей попытке, в котором Гермес-Тот видится несущим "Книгу II" ("Liber II"?! Если да, то это ссылка на "Послание Мастера Териона", которое "Объясняет сущность нового закона очень простым способом", но зачем бы Гермесу нести ее?), которая имеет подзаголовок - "BIA ... сказал, что значит "Сила", и чья идея состоит в том, что "Каждая капля спермы, которую Гермес проливает, - это мир", то есть процесс, имеющий специальный термин "KPATOS".

Согласно правилам гематрии, "BIA" [чье число 106] соответствует "AchD", важному слову в Телеме, которое означает "один", "единство" и "любовь". (Странно, что другое еврейское слово, которое имеет такое же числовое значение - "рыбак", чья "христианская" символика вполне очевидна). Тот факт, что книга, которую несет Гермес, состоит точно из "ста шести страниц", имеет определенное значение: в своем "Эссе Чисел" (в Liber 777 и других работах по Каббале), Кроули написал, что число 106 соответствует "NVN, Nun, рыбе. Число смерти ... рыба как символ Искупителя... Иисуса Христа, Сына Бога, Спасителя". Наконец, "Kratos", согласно гематрии, соответствует еврейскому "Мессия".

Другое важное наблюдение Кроули в магическом отчете третьего ритуала состоит в том, что можно получить "магическую силу или от женщин, или от мужчин", но что использование женщин является "более опасным для мага, поскольку может произойти зачатие..." Кроули далее заявил, что гомосексуализм и гетеросексуальность были "урегулированы в Меркурии, который - Мудрость". Однако, для ритуалов инвокации Венеры или Луны, следует использовать только гетеросексуальные отношения, а для Луны - еще и в период менструации партнерши. Мотта говорит, что такой же точки зрения придерживались и раньше, а именно - алхимики, включая Парацельса, которые занимались запрещенными опытами.

История Гермеса, приказавшего ритуалистам "преодолеть повсеместный стыд", следствием чего стал публичный акт мужеложства с Уолтером Дюранти в доме Джейн Черон, сейчас уже довольно известна, так что я не буду останавливаться на ней. Достаточно сказать, что Гермес вместе с Домиником из предыдущей главы разделяет желание, чтобы его любовники отбросили все моральные запреты, которые, в конце концов, являются причиной "повсеместного стыда".

Четвертый ритуал был омрачен простудой Кроули и "непрерывным нытьем L.T. (Lampada Tradam, то есть "Я передам факел" - магическое имя Нойбурга]". Кроули пытался вызвать Юпитера, декламируя: "Hand secus ac puerum spumanti semine vates/Lustrat, dum gaudens accipit, alter acfuas;/Sparge, precor, servts, hominum rex atque deorum/Jupitter omnipotens, aurea dona, tuis". Примерный перевод этого отрывка: "В тот момент, когда Маг очищает юношу пенящей спермой/Другой, ликуя, в оргазме получает лишь воду/Я молю тебя, Юпитер, правитель богов и людей/окропи золотым благословением своих слуг".

В промежутке между ядовитой тирадой в адрес биографа Нойбурга (Магическая дилемма Виктора Нойбурга) Джин Овертон Фуллер, и не менее злобным оскорблением Джона Саймондса, биографа Кроули (Великий Зверь), Мотта сделал проницательное замечание об инвокациях вообще и об этих работах в частности. Он предположил, что во время "Парижских работ" происходило оживление архетипических сущностей, или эгрегоров, которыми пренебрегали на протяжении столетий, и которые вышли из употребления. Ослабленным в результате этого формам нужна была только связь с материальным планом для того, чтобы ожить, и накопленная ими мощь высвободилась во время ритуальных обращений. Упоминание у Мотта форм как "аккумуляторов" соответствует концепции "каменных богов", сформулированной Гэвином (Gavin) и Ивонной (Yvonne) Фрост (Frost) в их курсах по колдовству.

Пятая и шестая работы не были примечательны, а к моменту совершения седьмой Кроули уже почти выздоровел. Теперь Юпитер был визуализирован как фигура, сидящая на троне, "окруженная Четырьмя Животными [т.e., "Керубинами" из видения Иезекииля], и расположившаяся на плотных облаках, которые поддерживались орлами". Этот образ появился на фоне Вселенной, которая выглядела "сверкающе-фиолетовой с золотыми звездами". Орел, так же как и фиолетовый цвет, посвящен Юпитеру, согласно Таблицам Соответствий в Liber 777.

Кстати, одним из результатов этой работы стала "баночка опиума", которую Кроули получил по почте. И, кстати, опиум - основной "растительный препарат", посвященный этому божеству.

Результатами последующих работ стали визуализации Амон-Ра (египетского аналога Юпитера и его мифологического предшественника), "окрыльного и фаллического, стоящего на Востоке", "о его появлении возвестил звук "астральных колокольчиков". (Это, конечно, - Амон в качестве Овна, колокольчики - очевидная ссылка на пасторальную форму Бога). Следует отметить, что Кроули в это время курил много опиума, и вероятно, его видения появились в результате изменений, вызванных наркотическим опьянением.

Во время шестнадцатой работы появилось кровожадное божество, требовавшее кровавой жертвы, и Кроули откликнулся на это, вырезав "4 на груди L.T". После долгих раздумий о значении числа, 4, я пришел к выводу, что это, возможно, было не что иное, как ссылка на Каббалу. Но, возможно, это также имело некоторое отношение к перевернутой "4", которую использовал Старец Горы, Хасан ибн Саббах, чтобы обозначить будущую жертву убийства. Этот последний символ также фигурирует в эзотерически правильном Таро Сараиеля (Sarahiel), у которого описание Двенадцатого Аркана (Повешенного) представляет собой мученика, висящего на виселице, в то время как его ноги пересекаются в форме перевернутой "4", тайный намек на мучения Мансура ал Халладжа (Mansur al Hallaj), но здесь содержится еще более глубокая тайна.

Последовали новые работы. Во время ритуалов Кроули имел видения как своих собственных предыдущих инкарнаций, так и Нойбурга. Однажды Зверь продекламировал перечень сексуально-магических формул для того, чтобы стать "Мессией путем некоторого изменения сексуального процесса":

В Ассирии для этого применялось кровосмешение; также как и в Египте; у египтян братья и сестры вступали в сексуальные отношения. У финикийцев - отцы и дочери; у греков и сирийцев применялось скотоложство. Это пришло из Индии. Евреи пытались сделать это с помощью инвокаций. У мусульман применялся гомосексуализм; средневековые философы пробовали создать гомункулуса, проделывая химические опыты со спермой. Но основная идея заключается в том, что любая форма воспроизведения, кроме нормальной, вероятно, даст результаты магического характера.

Вероятно, можно было бы лучше выразить эту мысль так:
"Основная идея заключается в том, что не воспроизводящий секс, вероятно, дает результаты магического характера" - суждение, которое, думаю, мы доказали к удовольствию читателя.

В целом, серия состояла примерно из 24 работ. Любопытно, что некоторые телемиты, хотя и хорошо осведомленные о гомосексуальном характере "Парижских Работ", подобно страусу, "прячут голову" и отказываются признавать эффективность сексуальной магии XI степени, и для предсказаний и для других целей. Фактически, трактовка "Парижских Работ" в оккультной литературе - верное средство для того, чтобы судить о гомофобии автора. К примеру, Грант в своей так называемой Тифонианской Трилогии уклоняется от рассмотрения Работ, упоминая их только мимоходом или принижая их важность тем, что говорит о них только в сноске. Мотта отмечает, что отрицательное отношение Джона Саймондса к "Парижским Работам" выглядит странно, если учесть, как много он говорит о ритуалах в "Великом Звере".

Нападки Мотта в адрес Джин Овертон Фуллер и ее уже упомянутой биографии Нойбурга, в которой подробно исследованы Работы, кажутся не вполне заслуженным. Наиболее вероятно, что основанием для них служит следующее: презрение Мотта к теософии Фуллер и его неприятие иудаизма Нойбурга. Везде, в комментарии или в аннотации, этот оккультист, бразилец по происхождению, ругает Фуллер за членство в Теософском Обществе, "характеризуя ее "наезды" на Кроули как свидетельство того, что сама она была одурачена своими "теософскими рабовладельцами". Критикуя Нойбурга за то, что тот до встречи с Кроули развлекался "спиритизмом", Мотта позднее говорит, что молодой поэт был бессознательно увлечен тем, что Кроули называл "очевидными опасностями Ритуала", поскольку действо доводило "еврейский садомазохизм [Нойбурга] до той точки, которая пугала его разум". Далее Мотта осудил "гомосексуализм Нойбурга, отличающийся двойным стандартом", который считал приемлемым только активную роль в содомитских ритуалах. Некоторые из заявлений Нойбурга в "эзотерических отчетах" Мотта даже называет "смешным еврейским трепом".

Джин Овертон Фуллер в биографии Нойбурга позволяет себе игнорировать Кроули или приводит его краткие цитаты, но я полагаю, что эта небрежность в меньшей степени обусловлена антителемитскими теософскими предубеждениями, а скорее - ее несомненным пронойбурговским пристрастием. Время от времени, в ее книге встречаются строки, приторные настолько, что напоминают написанные 13-летними девочками восторженные тексты, которые они посылают для публикации в тинэйджерских журналах. Если Нойбург представлял для Фуллер некий архетипический образ, то он, конечно, был для нее воплощением Орфея; удивительно, что она не была хоть немного снисходительна к Кроули, в котором видела (нечто похожее на отношение Свенгали к Трильби-Нойбургу), только гипнотизирующее, "плохое" влияние на человека, который, в конечном счете, сумеет избежать когтей зловещего мага, напишет свои собственные довольно известные стихи и "откроет" Дилана Томаса [известный британский поэт, получивший известность благодаря журналу Нойбурга].

Я совершенно искренне считаю (и говорю об этом, абсолютно понимая, какой скандал это может вызвать в стане многочисленных критиков Фуллер), что ее отчет о "Парижских Работах" - не только один из наиболее полных, но и один из лучших. И только потому, что она осмеливается дать краткое изложение всех 24 ритуалов (тогда как, к примеру, Кинг понял, что это было бы "обременительно для большинства моих читателей", если опубликовать больше, чем краткий комментарий к некоторым из них), но и потому что она делает это максимально объективно. Я совершенно уверен, что в какой-то степени она поступила именно так, поскольку получила доступ к эзотерическому отчету благодаря Джеральду Йорку, который пытался убедить ее, что Кроули и Нойбург "использовали сексуальный акт как своего рода стартер, чтобы перенестись на астральный план", самое замечательное наблюдение о цели Работ, которое я когда-либо читал.

Печально, что Фуллер характеризует "направленные" высказывания Кроули о природе Богов, о космологии (напоминающей его видение "Star-Sponge" в Нью-Хэмпшире), и о том, что Мотта назвал "концепцией христианства Кроули", как "длинную и довольно неясную речь". В свою очередь, Мотта разносит Фуллер "в пух и прах" за то, что она отсылает Кроули к отрывку из "Разоблаченной Исиды", благодаря которому можно было бы истолковать его новооткрытое понимание связи между Меркурием и Христом, тогда как на самом деле Фуллер вместо этого процитировала "Тайную Доктрину", другую работу Блаватской. Возможно, подобно многим телемитам, Мотта забыл, что его учитель считал работу Е.П.Б. "Голос Тишины" "Святой Книгой", и что Старый Ворон мог бы обнаружить, что известное изречение Блаватской: "Нет религии выше истины" вполне совместимо с телемитскими принципами.

Фуллер подвергает сомнению подлинность сообщений, которые Кроули и Нойбург получили от Богов, и это, пожалуй, может показаться ее самым большим заблуждением. Она утверждала, что они (эти сообщения) пришли "из подсознательного", с чем можно не согласиться. Израэль Регарди, бывший секретарь Кроули и по праву прекрасный оккультист, выдвинул весьма убедительную теорию, согласно которой не так важно, был ли Святой Ангел-Хранитель Великого Зверя, Айвасс (Aiwass (или Aiwaz)), телесным существом, сверхъестественной сущностью, или просто продуктом подсознания. Эта позиция применима и к "сообщениям", полученным во время Парижских Работ.

Спустя шесть-семь лет после появления "Сексуальности, Магии и Извращения" другую возможность написать о Парижских Работах имел Фрэнсис Кинг, когда начал свой несколько поверхностный (если быть объективными) труд "Магический мир Алистера Кроули". Любопытно, что Кинг случайно проговорился о коммерческой природе своей книги на 86 странице последнего текста, когда он ссылается на то, что опасается "требовать слишком много" от своих читателей. Параграфы, которые затем следуют - только пересказывают написанную раннее, очевидно коммерческую книгу, которая все же была "забавным чтивом".

Менее доброжелательным - и менее объективным - был Алистер Кроули в интерпретации Колина Уилсона "Природа Зверя". Эта биография, хотя и хорошо написанная, автор которой отличается легендарным энциклопедическим умом, вышла в 1987 году и во многом страдает от почти истерически предубежденного взгляда на исследуемый предмет. Это кажется особенно лицемерным, если учесть, что раньше Уилсон уже заработал на Кроули, как благодаря своей книге "Оккультизм", так и роману "Сексуальные Дневники Джеральда Сорма". Фактически, это все равно, что кусать руку, которая вас кормит. О "Парижских Работах" Уилсон говорит немного, рассматривая их в трех жалких параграфах, цитируя в качестве источника две книги Кинга и работу Саймондса! (Очевидно, он проявил себя настолько интеллектуально недобросовестно, что не попросил у Джеральда Йорка, или у кого-то другого, имеющего отношение к этой теме, копию Работ). Хуже того, чтобы обосновать свое утверждение о том, что Нойбург "заболел из-за Кроули", Уилсон цитирует мнение Фуллер о Звере (из "Магической Дилеммы"), как, если бы это было мнение Нойбурга!". И он искусно опускает тот факт, что "разрыв" Нойбурга с Кроули был спровоцирован переплетением двух событий: во-первых, обнародованием любовной связи Нойбурга и баронессы Виттории Кремерс, а во-вторых, - отъездом Кроули в Америку. Уилсон не только интеллектуально недобросовестен, но и фактически вводит в заблуждение.

Я хотел бы, наконец, предложить некоторые наблюдения о характере "Парижских Работ" и объяснить, почему лично я оцениваю их как пик магической карьеры Кроули, что уступает только Книге Закона. Как ни странно, именно Джин Овертон Фуллер, "теософский" биограф Нойбурга, открыла полное значение modus operandi Работ! (не говоря об их важности для истории западной сексуальной магии). В главе, которая следует непосредственно после ее оценки Работ, Фуллер цитирует Джерарда Хейма (Gerard Heim или Heym), друга Нойбурга, который говорит, что гомосексуальная магия, практикуемая Кроули, была особенно опасна, поскольку использовала тонкие потоки в спинном хребте. Обсуждая Кундалини-йогу в общем смысле, и указывая, что она - почти исключительно гетеросексуальная, Фуллер все же задается вопросом, не подразумевают ли "Парижские Работы" "гомосексуальную версию" тантрических принципов. К сожалению, она приходит к абсолютно неправильному выводу: нет, не подразумевают.

Йорк пытался разъяснить ей это, выдвигая теорию, что гомосексуальная сексуальная магия может действовать как катализатор, который переносит душу на астральный план. В данном случае он предполагал некую пьянящую тайну, которую смогут серьезно изучить и оцененить только десять лет спустя, в новаторской работе Кэтона Шуала (Katon Shual) "Сексуальная Магия". Шуал указывает, что единственное реальная причина, по которой обыденный оккультизм поносил гомосексуальную магию, - это то, что он пренебрегал ею. Он прослеживает ее прошлое, возвращаясь к доосирическому культу Гора как близнеца Сета (архетипы, я мог бы добавить, значение которых было искажено в ХХ веке некоторым практиками так называемой черной магии). Шуал даже предполагает, что Кроули и Нойбург имели в виду муже-мужскую полярность Гора-Сета, по крайней мере "интуитивно", когда пытались вызвать Гермеса-Тота: одна из версий рождения последнего изображает Сета, пытающегося иметь анальную связь с Гором только, чтобы быть извергнутым. Бог Тот был рожден Сетом, когда последнего обманом вынудили проглотить собственную сперму".

Кроулианское определение магии - как "Науки и Искусства, вызывать Изменение в соответствии с Волей" - содержится в его заключительном алхимическом анализе природы. Это относится не столько к инвокации божеств или эвокации элементалей - то есть, появлению кроликов из шляпы - сколько к юнгианскому процессу индивидуации. Герметическая алхимическая формула V.I.T.R.I.O.L. (Visita Interiora Terrae Rectificando Invenies Lapidem), в конце концов, переводится как "Посетив глубину земли; через очистку (выпрямлением), ты найдешь скрытый [то есть, философский] камень". Юнг и его последователи показали, что "глубина земли" символизирует суть (ядро) сущности одного, в то время как "скрытый камень" - является первичной материей (materia prima), или первичной сущностью "души".

Уравнение, предполагаемое формулой: "Делай, что ты желаешь" - не что иное, как алхимическая очистка сути "Своего Я", так, чтобы после того, как ненужное выброшено (вместе с "нигредо"), возвеличивается высший интеллект, или Святой Ангел-Хранитель. Это то самое "ты" в "Делай, что ты желаешь...". Только самый большой извращенец из Черного Братства мог бы осудить сексуальную магию XI степени как "больную" или "злую", и, вероятно, из-за того, что угнетен собственной гомофобией. Алхимический процесс растворения и коагуляции, известный как "Solve et Coagula", является чуть ли не исключительной собственностью гетересексуалов, и мы только сейчас начинаем полностью понимать гомосексуальное и бисексуальное применение принципов алхимии, Кундалини-йоги, Каббалы и других эзотерических систем и традиций.

В особенности, в современном юнгианском анализе можно видеть попытку восстановить гомосексуальные и бисексуальные архетипы. И весьма любопытно встретить Зевса-Юпитера (в его аспекте в качестве возлюбленного Ганимеда) и Гермеса-Меркурия (в качестве предка Пана), играющих важные роли в процессе. Кроули и Нойбург, если они интуитивно постигли что-нибудь вообще, инстинктивно видели Юпитера и Меркурия как основных гомо- и бисексуальных божеств. И достойно иронии, что Фуллер решила охарактеризовать пророческие аспекты "Парижских Работ" как берущие начало в двух человеческих "подсознаниях".

Точно! В коллективном подсознательном.

Из Liber LXIX vel Pan-Priapus: Sexual Magick in Theory & Practice (A Grimoire), 1993

Перевод Soror N, Soror I.C.

© PAN'S ASYLUM Camp O.T.O.