Три книги Оккультной Философии

Генрих Корнелий Агриппа

Книга Первая

Глава XVII. О том, как исследовать и испытывать свойства вещей на основании вражды и дружбы между ними

Теперь настало время сказать, что между всеми вещами на свете бывает дружба (amicitiam) или вражда (inimicitiam). Для всякой вещи найдется нечто такое, что внушает ей страх и ужас, враждует с нею и действует на нее губительно; и наоборот, [для всякой вещи] найдется нечто такое, что приносит ей наслаждение, радость и утешение[1].

Так, среди стихий огонь — противник воды, а воздух — противник земли, но [огонь и воздух] согласуются друг с другом, [так же, как вода и земля][2]. В небесах же[3] Сатурн дружен с Меркурием, Юпитером, Солнцем и Луной, но враждебен Марсу и Венере[4]. Юпитер дружен со всеми планетами, кроме Марса. Марсу, в свой черед, враждебны все планеты, кроме Венеры[5]. Солнцу любезны Юпитер и Венера[6], а с Марсом, Меркурием и Луной оно во вражде. Все [планеты], кроме Сатурна, любят Венеру. Меркурий дружен с Юпитером, Венерой и Сатурном, но враждебен Солнцу, Луне и Марсу. Луна же дружна с Юпитером, Венерой и Сатурном, а Марсу и Меркурию[7] враждебна[8].

Бывает среди звезд [= планет] и вражда другого рода, а именно, [вражда] между теми планетами, обители которых противоположны друг другу. В этом отношении  Сатурн враждебен светилам, Юпитер — Меркурию, а Марс — Венере[9]. И еще сильнее — вражда между теми планетами, которые противоположны друг другу по знакам экзальтации, как Сатурн — Солнцу, Юпитер — Марсу, а Венера — Меркурию[10]. Наисильнейшая дружба же — между теми, которые созвучны друг другу по природе, качествам, составу и достоинству, как Марс — с Солнцем, Венера — с Луной, а Юпитер — с Венерой[11]. Дружны между собой и те планеты, одна из которых экзальтирует в обители другой, — как Сатурн и Венера, Юпитер и Луна, Марс и Сатурн, Солнце и Марс, Венера и Юпитер, Луна и Венера[12].

К такой же дружбе или вражде, какая связывает между собою высшие вещи, склонны и подчиненные им вещи низшие. Таким образом, дружба и вражда суть не что иное, как определенные склонности вещей друг к другу: стремление к такой-то и такой-то вещи, если она отсутствует, движение к ней, если ему ничего не препятствует, и успокоение по ее достижении, [и наоборот,] избегание противоположного, боязнь приблизиться к нему и нежелание пребывать с ним в мире[13]. По этой-то причине Гераклит и полагал, что все на свете происходит через вражду и дружбу[14].

И впрямь, наклонности к дружбе среди растений и минералов бывают таковы, что магнит (magnes) привлекает железо (ferrum), изумруд (smaragdus) — богатство и милости[15], яшма (iaspis) [помогает] при родах[16], агат (achates) [привлекает] красноречие[17]; схожим образом, нефть (naphta) привлекает огонь и мгновенно устремляется туда, где он покажется[18]; и, схожим образом, корень растения «апроксис» (aproxis) притягивает огонь издалека, подобно нефти[19]. Схожее влечение есть между мужской и женской пальмами (palmam masculinam et foeminam): соприкоснувшись ветвями, они сплетаются друг с другом в объятии взаимной любви[20]; и женская пальма не плодоносит без мужской. Миндальное дерево (amygdala) приносит меньше плодов, когда растет в одиночестве; виноградная лоза (vites) любит вяз (ulmum), а опиум (opium) и олива (oliva) питают взаимную любовь к мирту (myrtum), и так же [любят друг друга] олива (oliva) и смоковница (ficus).

Среди животных истинная дружба связывает черного дрозда (merula) и дрозда-рябинника (turdum), ворону (cornicem) и цаплю (ardeolam), павлинов (pavones) и голубей (columbas), а также горлиц (turtures) и попугаев (psitacos)[21]. Об этом Сафо писала Фаону:

 

Чер­ных голу­бок порой любит голубь с зеле­ным отли­вом,

К пест­рым порой голу­бям белые гор­ли­цы льнут[22].

 

Опять же, морская мышь (musculus) дружит с китом (balena)[23].

Животные дружат не только между собой, но и с другими вещами — например, с металлами и камнями, а также с растениями. Так, кошка (feles sive catus) любит кошачью мяту (nepeta herba) и, как говорят, потершись об нее, может понести без помощи самца[24]. Кобылы (equae) в Каппадокии подставляются порывам ветра и от влечения к нему зачинают[25]. Лягушки (ranae), жабы (buffones), змеи (serpentes) и прочие ядовитые пресмыкающиеся любят растение, именуемое «смеющийся сельдерей» (apium risus), о котором врачи говорят: кто съест его, тот умрет от смеха[26]. Опять же, черепаха (testudo), отравленная [укусом] змеи, съедает душицу (origanum) и исцеляется; аист (ciconia), если ему доведется съесть змею, [тоже] ищет спасения в душице; а ласка (mustela), собираясь сразиться с василиском (regulum), поедает руту (rutam)[27], на основании чего мы знаем, что душица и рута способны противостоять ядам[28]. Итак, некоторым животным от природы присущи знания и врожденные навыки врачевания. Например, жаба (buffo), будучи укушена другим животным и отравлена ядом, обыкновенно ищет руту или шалфей (salviam), натирает ими рану и так избегает гибели от яда[29].

Так люди научились от животных премногим лекарствам от болезней и свойствам [различных] вещей. Например, ласточки (hirundines) показали нам, что чистотел (chelidoniam) полезен для зрения: этой травой они врачуют глаза своим птенцам[30]. Сорока (pica), заболев, приносит в свое гнездо лавровый лист (lauri folium) и от этого выздоравливает. Дикие голуби (palumbi)[31], галки (graculi), куропатки (perdices) и черные дрозды (merulae) раз в году очищают желудок листьями лавра, и с помощью того же средства вóроны (corvi) уничтожают яд хамелеона (chamaeleontis)[32]. Лев (leo) же, охваченный лихорадкой, пожирает обезьяну (simia) и от того выздоравливает[33]. А удод (upupa), заболевший от винограда (uva), исцеляется при помощи адиантума (adianto)[34].

Также олени (cervi) научили нас, что трава диктамнон (dictamnum) полезна для извлечения стрел: поедая эту траву, они исторгают [из тела] пронзивший их дротик[35]; и то же самое делают критские козы (caprae cretenses); а оленихи, прежде чем разрешиться от бремени, иногда очищаются особой травой, именуемой жабрица (seselis)[36]. Схожим образом, будучи укушены тарантулом (phalangio), [олени] поедают раков (cancri), чтобы вылечиться[37]. Также и свиньи (sues), укушенные змеей, исцеляются, поедая [раков][38]. Вóроны (corvi), когда почувствуют, что отравились ядовитым чернильным орешком (toxico gallico), ищут в качестве лекарства дуб (quercum) или, как говорят иные, «корвативу» (corvativam)[39]. Слоны (elephantes), съевши хамелеона (chamaeleonte), спасаются при помощи дикой маслины (oleastro). Медведи (ursi), заболевшие от мандрагоры (mandragora), избегают [смерти], поедая муравьев (formicis). Гуси (anseres), утки (anates) и прочие водяные птицы лечатся травой железницей (sideritide), голуби (columbae), горлицы (turtures) и куры (gallinae) — постенницей (helxine), а журавли (grues) — камышом (iunco)[40]. Пантеры (pantherae) исцеляются от волчьего корня (aconitum) человеческими экскрементами (humanis stercoribus), кабаны (apri) — плющом (hedera), а олени — артишоком (cinnare)[41].

 

[1] Источник текста от начала главы и до этого места — «О чудесах мира» Псевдо-Альберта: «…достоверно и общеизвестно, что всякому природному виду и всякому естеству частного или же общего свойства присуща естественная вражда и естественная любовь к каким-либо другим [видам]. И у всякого вида есть свой заклятый враг и такая вещь, которая его разрушает и которой ему следует бояться; и, схожим образом, есть нечто такое, что доставляет ему чрезвычайную радость, и веселит его, и согласуется с ним по природе» (5).

[2] Такие отношения между стихиями объясняются их составом по качествам: огонь обладает качествами тепла и сухости, а вода — противоположными качествами холода и влажности. Воздух обладает качествами тепла и влажности, а земля — противоположными качествами холода и сухости. У огня и воздуха есть общее качество — тепло; у воды и земли также есть общее качество — холод.

[3] Источник сведений о вражде и дружбе планет (отсюда и до конца следующего абзаца) — трактат Аль-Кабиси (Алькабития) «Введение в искусство приговоров звезд» (III.30—31), латинский перевод которого был выполнен в первой половине XII в. и опубликован в 1512 г. в Венеции. У Аль-Кабиси отношения вражды и дружбы между планетами более отчетливо разделяются на четыре категории: 1) традиционные отношения дружбы и вражды, перечисленные до конца этого абзаца; 2) вражда между планетами, обители которых находятся в оппозиции друг к другу; 3) вражда между планетами, знаки экзальтации которых находятся в оппозиции друг к другу; 4) дружба между планетами, схожими между собой по природе и качествам. Последние три категории рассматриваются в следующем абзаце. О системе планетных управлений и экзальтаций см. стр. &. 

[4] У Аль-Кабиси Меркурий в этом списке отсутствует: «Друзья Сатурна — Юпитер, Солнце и Луна, а враги [его] — Марс и Венера, причем последняя ненавидит его сильнее». Тем не менее, ниже Сатурн фигурирует в перечне «друзей» Меркурия.

[5] У Аль-Кабиси: «Подруга Марса — Венера, прочие же планеты враждуют с ним, и Юпитеру он ненавистен в особенности».

[6] А также Сатурн, как было указано выше.

[7] А также Солнцу, как было указано выше.

[8] У Аль-Кабиси далее перечисляются планеты, дружественные и враждебные Голове и Хвосту Дракона, т.е. Северному и Южному Узлам Луны: «Друзья Головы Дракона — Юпитер и Венера, а враги — Сатурн и Марс. Друзья же Хвоста Дракона — Сатурн и Марс, а враги его — Солнце и Луна, Юпитер и Венера».

[9] Козерог и Водолей, обители Сатурна, располагаются в зодиаке напротив Рака (обители Луны) и Льва (обители Солнца). Стрелец и Рыбы, обители Юпитера, — напротив Близнецов и Девы, обителей Меркурия. Овен и Скорпион, обители Марса, — напротив Весов и Тельца, обителей Венеры.

[10] Весы, знак экзальтации Сатурна, располагаются в зодиаке напротив Овна, знака экзальтации Солнца. Рак, знак экзальтации Юпитера, — напротив Козерога, знака экзальтации Марса. Рыбы, знак экзальтации Венеры, — напротив Девы, знака экзальтации Меркурия.

[11] У Аль-Кабиси приводятся пояснения к этим примерам: «…как Марс согласуется с Солнцем, поскольку оба они теплы и сухи, резки и стремительны, а, кроме того, [Марс] — владыка экзальтации [Солнца] [т.е. знака Овна], в которой оно являет свою силу; и как Луна согласуется с Венерой, поскольку обе они холодны и влажны и поскольку [Венера] — владычица экзальтации [Луны] [т.е. знака Тельца]».

[12] Весы — знак экзальтации Сатурна и обитель Венеры; Рак — знак экзальтации Юпитера и обитель Луны; Козерог — знак экзальтации Марса и обитель Сатурна; Овен — знак экзальтации Солнца и обитель Марса; Рыбы — знак экзальтации Венеры и обитель Юпитера; Телец — знак экзальтации Луны и обитель Венеры.

[13] Это рассуждение Агриппа заимствует из трактата Гийома Парижского «О вселенной» (I.1.46; II.3.21).

[14] «Гераклит <…> утверждал, что начало всего — вражда и любовь» (Ипполит, «Опровержение всех ересей», I.4).

[15] Альберт, «О минералах», II.2.17, см. примеч. & на стр. &.

[16] Альберт, «О минералах», II.2.8, см. примеч. & на стр. &. Ср. также упоминание из «Платоновской теологии» М. Фичино: «…яшма способствует деторождению…» (X.5). В английском переводе Э. Пердью здесь допущена ошибка: яшма (jasper) упомянута два раза подряд — в первом случае как камень, привлекающий доходы (gains), во втором — как помогающий при деторождении.

[17] Альберт, «О минералах», II.2.1, см. примеч. & на стр. &. Ср. также отрывок из трактата М. Фичино «О жизни»: «Камень, именуемый агатом, посвящен Меркурию; потому врачи сходятся во мнении, что он способствует красноречию…» (III.12).

[18] Плиний, «Естественная история»: «Нефть <…> течет подобно жидкому асфальту. Она имеет сильное сродство с огнем и мгновенно устремляется к нему повсюду, где бы он ни показался» (II.109).

[19] Плиний, «Естественная история»: «Пифагор упоминает также о растении под названием “апроксис”, корень которого воспламеняется от огня на расстоянии, подобно нефти…» (XXIV.101). Некоторые исследователи отождествляют «апроксис» с ясенцом белым (Dictamnus albus), которые чрезвычайно легко воспламеняется в период цветения, или с настурцией большой (Tropæolum majus).

[20] Источник текста от слов «…между мужской и женской пальмами…» и до этого места — «О вселенной» Гийома Овернского (I.3.11). О разделении пальм на мужские и женские писал еще Плиний, заимствуя многие сведения у Теофраста: «…все деревья, или даже, скорее, все растения принадлежат к одному из двух полов, и <…> ни в каком дереве это не проявляется так наглядно, как в пальме. <…> В лесу, выросшем естественным образом, женские деревья остаются бесплодными, если поблизости нет мужских; можно наблюдать, как множество женских деревьев окружают одно мужское, склоняя кроны и как будто ластясь к нему листвою; мужское же дерево, напротив, топорщит все свои листья, поднимая их кверху, и женские деревья оплодотворяются от его дуновений и даже от самого его вида и от летящей с него пыли. Если же мужское дерево срубить, то женские, оставшись вдовами, тотчас же станут порожними и бесплодными» («Естественная история», XIII.7).

[21] Источник текста от слов «…истинная дружба…» и до этого места — «Естественная история» Плиния: «…случается дружба между павлинами и голубями, горлицами и попугаями, черными дроздами и горлицами и между вороной и цаплей: всех их объединяет общая вражда с лисой» (X.96).

[22] Овидий, «Героиды», XV.37—38, пер. С. Ошерова.

[23] Плиний, «Естественная история»: «…пример дружбы обнаруживается между китом и морской мышью: надбровья у первого очень тяжелые и иногда занавешивают ему глаза, но морская мышь плывет перед ним и показывает отмели, опасные для его громоздкой туши» (IX.88). С полной уверенностью отождествить musculus с какой-либо известной рыбой не удается, но Д. Тайсон в комментариях к этому месту предполагает, что речь идет о рыбе-лоцмане (Naucrates ductor), которая сопровождает крупных морских животных (чаще всего акул, которых в древности нередко путали с китами).

[24] Котовник кошачий, или кошачья мята (Nepeta cataria) — вид эфирномасличных травянистых растений рода Котовник семейства Яснотковые; обладает сильным «лимонным» запахом, привлекающим кошек; с древности использовался как пряность и лекарственное средство.

Источник текста от слов «Так, кошка…» и до этого места — «О вселенной» Гийома Овернского (I.3.3).

[25] Источник текста от слов «Кобылы в Каппадокии…» и до этого места — «О граде Божьем» Августина: «В Каппадокии кобыла иногда зачинает от ветра, и такие порождения живут не больше трех лет» (XXI.5). Это поверье восходит к «Естественной истории» Плиния («Общеизвестно, что в Лузитании, в окрестностях города Олисипо и близ реки Таг, кобылы зачинают от дуновений западного ветра, поворачиваясь к нему мордой, и что жеребята, зачатые таким образом, отличаются необыкновенным проворством, но не живут дольше трех лет»; VIII.67) и к «Георгикам» Вергилия, в которых идет речь именно о кобылах из Каппадокии (восточной части Малой Азии, к которой относятся упомянутые в тексте топонимы):

«…Но неистовей всех ярятся кобылы:

Пыл тот сама в них Венера влила, когда челюстями

Тех потнийских квадриг было сжевано Главково тело.

Властно их гонит любовь за Гаргар и за Асканий

Гулкий; взбегают они вскачь на гору, переплывают

Реки, едва лишь огонь разогреет их жадные недра, —

Больше весной, ибо жар о весне возвращается в кости.

Грудью встречают Зефир и стоят на утесах высоких,

Ветром летучим полны, — и часто вовсе без мужа

Плод зарождается в них от ветра – вымолвить дивно!» (266—275, пер. С. Шервинского).

[26] Это растение иногда отождествляют с кервелем (Anthriscus), а иногда (и, по-видимому, более обоснованно) — с прострелом (Pulsatilla), ядовитым растением семейства лютиковых, которое может вызывать судороги и рвоту.

[27] Душица обыкновенная (Origanum vulgare) — вид многолетних травянистых растений семейства яснотковые. С древних времен использовалась в медицине, в том числе при желудочно-кишечных заболеваниях. Рута (Ruta) — род вечнозеленых ароматических трав, полукустарников и кустарников семейства рутовые. На вкус очень горькая. С древних времен считалась магическим средством от ядов, укусов змей, скорпионов, пауков и пчел, а также от злого колдовства.

В английском переводе Э. Пердью фрагмент об аисте и душице пропущен.

Источник текста от слов «…черепаха, отравленная…» и до этого места — «Естественная история» Плиния: «Черепаха обретает стойкость против змеиных укусов, поедая растение “кунила”, которое зовется [также] воловьей травой (bubulam); ласка лечится рутой, когда на охоте за мышами вступает в сражение со змеей; аист исцеляется от болезней душицей…» (VIII.41). Неизвестное растение «кунила» из этого отрывка различные исследователи отождествляют с душицей, майораном или болотной мятой.

[28] Ср. соответствующий отрывок из трактата Псевдо-Альберта «О чудесах мира»: «Говорят также, что черепаха, отравившись, поедает траву под названием душица и так исцеляется; поэтому известно, что душица противодействует яду. И еще говорят, что ласка, отравленная укусом змеи, поедает руту; и оттого известно, что рута помогает от змеиного яда» (29).

[29] Источник текста от слов «Итак, некоторым животным…» и до этого места — «О вселенной» Гийома Овернского (I.3.3).

[30] По-гречески названия ласточки (χελιδών) и чистотела (χελιδόνιον) созвучны; эти два слова перешли и в латынь. В античную эпоху и в Средние века выделялось два рода чистотела — большой (Chelidonium majus) и малый (Chelidonium minus). В «Естественной истории» Плиния утверждается: « Ласточки показали, что для зрения наиболее полезен чистотел, которым они лечат воспаление глаз у своих детенышей» (VIII.41, пер. И. Шабага). В другом месте Плиний приводит схожее поверье, восходящее к трудам Диоскорида: «С помощью этого растения [= чистотела] ласточка возвращает зрение своим птенцам, сидящим в гнезде, причем, по уверению некоторых, даже тогда, когда глаза у них выколоты» (XXV.50).  В поэме «О свойствах трав» Одо из Мена (XI в.) это растение с желтыми цветками описывается так:

«Как сообщают врачи, у травы чистотела известны

Два ее вида, и первый название носит большого,

Малым зовется второй; и глазам они оба целебны,

Ею ослепшим птенцам, пусть у них и проколоты глазки,

Зрение ласточка-мать, Плиний пишет о том, возвращает.

Он говорит, что трава с их прилетом расти начинает

И засыхает, когда по привычке они улетают;

И хелидонии имя отсюда у ней: ведь хелидон

Эта крылатая птичка обычно зовется у греков…» (пер. Ю. Шульца).

[31] В английском переводе Дж. Ф. это слово ошибочно передано как cranes («журавли»).

[32] Источник текста от слов «Дикие голуби, галки…» и до этого места — «Естественная история» Плиния: «Вяхири, галки, черные дрозды и куропатки раз в году очищаются, поедая листья лавра <…>. Ворон, убив хамелеона, в сражении с которым страдает даже его победитель, уничтожает яд при помощи лавра» (VIII.41).

В английском переводе Э. Пердью последняя часть фразы по ошибке передана как «similarly ravens and chameleons also extinguish poison» («и таким же образом вóроны и хамелеоны уничтожают яд»). В переводе Дж. Ф. вместо вóронов (ravens) фигурируют ворóны (crows).

[33] Это поверье восходит к трактату Гораполлона «Иероглифика» (IV в. н.э.): «Желая показать человека, охваченного лихорадкою и исцелившегося самостоятельно, рисуют льва, пожирающего обезьяну: ибо он, когда охвачен лихорадкой, исцеляется, сожрав обезьяну» (пер. А. Алексаняна). Ср. также  отрывок из «Естественной истории» Плиния: «Львы подвержены лишь одному недугу — отвращению к пище, и излечить от этого можно, лишь оскорбив их: лев приходит в бешенство от выходок привязанных к нему обезьян, а вкус их крови действует на него как лекарство» (VIII.19, пер. Ю. Шабага).

[34] Адиантум (адиант, курчавый папоротник) — род папоротников семейства адиантовые. Источник этого поверья — «Иероглифика» Гораполлона: «Желая показать человека, которому повредил виноград и который сам себя исцелил, рисуют удода и растение адиант, ибо он, когда ему повредит виноград, поместив адиант к себе в клюв, исцеляется». В английском переводе Дж.Ф. слово upupa ошибочно передано как lapwing («чибис»), а adiantum — как southernwood («лечебная полынь» или «кустарниковая полынь»).

[35] Диктамнон (диктамнон критский) — античное и средневековое название ясенца белого (Dictamnus albus), травянистого растения семейства рутовых, с розовато-сиреневыми цветками, собранными в кистевидные соцветия. Источник текста от слов «Также олени…» и до этого места — «Естественная история» Плиния: «То, что трава ясенец помогает извлекать стрелы, показали раненные ими олени: они исторгали стрелы из своего тела, поедая эту траву» (VIII.41, пер. Ю. Шабага). 

[36] Жабрица (Seseli) — род травянистых растений семейства зонтичные. В английском переводе Дж. Ф. название этого растения ошибочно передано как mountain osier («ива прутовидная»).

Источник текста от слов «…то же самое делают…» и до этого места — «Гармония мира» Ф. Джорджи: «Критские козы, будучи ранены [стрелой], ищут растение диктамнон, чтобы исцелиться, поедая его листья. Говорят, когда они щиплют [эту траву], стрелы выходят у них из тела. Олениха очищается перед родами при помощи травки (herbula) под названием жабрица» (III.1.6). Эти сведения восходят к «Естественной истории» Плиния: «Самки же [оленя] перед родами очищают желудок некоей травой, которую называют жабрица, и этим облегчают себе роды» (VIII.50, пер. Ю. Шабага).

[37] «Те же самые олени, будучи укушены фалангой, одним из видов пауков, или каким-нибудь подобным насекомым, вылечиваются, поедая раков» (там же, VIII.47, пер. Ю. Шабага). 

[38] Ср. отрывок из «Естественной истории» Плиния: «Фрасилл сообщает нам, что нет ничего более враждебного змеям, чем раки; что свиньи, укушенные змеей, исцеляются, поедая их; и что при солнце в знаке Рака змея испытывает величайшие муки» (XXXII.19).

[39] Чернильные орешки (галлы) — патологические наросты на листьях и других частях растений. В английском переводе Дж.Ф. словосочетание toxico gallico передано как «with a kind of French poison» («некой разновидностью французского яда»). «Корватива» (у Ф. Джорджи — «корватия») — неизвестное растение.

Источник текста от слов «Вóроны, когда почувствуют…» и до этого места — «Гармония мира» Ф. Джорджи: «Вороны, когда обнаружат, что отравились ядом чернильных орешков, лечатся дубовыми листьями (как говорят одни) или “корватией” (corvatia) (как утверждают другие)» (III.1.6)

[40] Железница (Sideritis) — род однолетних трав семейства яснотковые. Это растение с древности использовалось в медицине как ранозаживляющее (особенно от ран, нанесенных металлическим оружием), а также как средство для улучшения пищеварения. Постенница, стенница или повой подстенный (Parietaria officinalis) — вид многолетних травянистых растений семейства крапивные, издавна применявшийся в народной медицине при желудочных заболеваниях.

Источник текста от слов «Слоны, съевши…» до этого места — «Естественная история» Плиния: «Если слон съест хамелеона, по цвету неотличимого от листвы, то в качестве противоядия спешит поесть диких маслин. Медведи, съевшие плоды мандрагоры, слизывают муравьев <…> голуби, горлицы и домашняя птица [лечатся] травой, которая называется [постенница]; утки, гуси и другие водоплавающие птицы — [железницей], а журавли и подобные им — болотным камышом» (VIII.41, пер. Ю. Шабага).

[41] Волчий корень, борец аптечный, или аконит (Aconitum napellus), — многолетнее травянистое растение семейства лютиковых, содержит чрезвычайно ядовитое дурманящее вещество, острое на вкус. Источник текста от слов «Пантеры исцеляются…» и до этого места — «Естественная история» Плиния: «…кабаны [излечиваются от болезней] плющом и диетой, состоящей, в основном, из выброшенных на морской берег крабов. <…> Варвары ловят пантер при помощи кусков мяса, натертых аконитом (волчьей травой): от этого горло животных тотчас пронзает боль, вследствие чего некоторые люди называют этот яд “леопардодушителем”. Однако пантера излечивает себя при помощи человеческих экскрементов, и вообще настолько жадна до них, что пастухи намеренно кладут их в сосуд и подвешивают его таким образом, чтобы животное не могло достать его в прыжке, но, стараясь до него дотянуться, теряло силы и в конце концов умирало от изнеможения <…> Олень в качестве противоядия отравленной пище питается артишоками» (VIII.41, пер. Ю. Шабага). 

© Перевод: Анна Блейз, 2019

Ссылки