Три книги Оккультной Философии

Генрих Корнелий Агриппа

Книга Первая

Глава XXI. О свойствах вещей, которые присущи им только при жизни, и о тех [свойствах], которые сохраняются в них даже после смерти.

Знай, сверх того, что некоторые свойства присущи вещам только при жизни, а некоторые сохраняются и после смерти. Например, [рыба] прилипало (echeneis) останавливает корабли[1], а василиск (regulus) и катоблепа (catoblepa) убивают [живых существ] взглядом[2] до тех пор, пока сами они живы, а после смерти уже ничего подобного не делают. Также говорят, если при коликах положить живую утку (anate) на живот, то болезнь отступит, а утка умрет[3]. Схожим образом, Архит утверждал: «Если возьмешь сердце, только что извлеченное из какого-либо животного, еще теплое и живое, и подвесишь его над больным четырехдневной лихорадкой, то [лихорадка] пройдет»[4]. Также, если проглотить сердце удода (cor upupae), ласточки (hirundinis), ласки (mustelae) или крота (talpae), то это благотворно скажется на способности запоминать и вспоминать, размышлять и предвидеть будущее[5].

Из этого вытекает общее предписание, а именно: то, что берут от животных (будь то камни [из желудка], части тела или же отходы [excrementa], такие как шерсть, навоз или копыта), надлежит брать от животных, пока они еще живы, и по возможности так, чтобы они и после этого остались в живых[6]. Потому-то и учат так: «Когда возьмешь язык лягушки (linguam ranae), брось ту лягушку живой обратно в воду; когда возьмешь зуб или глаз волка (dentem vel oculum lupi), не убивай того волка…» и так далее.

Так, Демокрит писал: если взять язык от живой морской лягушки (ranae marinae viventi linguam), не удаляя при этом никаких других частей ее тела, а затем бросить [лягушку] в море, а [язык] положить поверх бьющегося сердца женщины, погруженной в сон, то [женщина] даст правдивые ответы на все вопросы[7]. Схожим образом, если перед восходом солнца привязать к телу больного глаза лягушки (oculos ranarum), а ослепленную ради этого [лягушку] выпустить в воду, то, как обещают, больной исцелится от трехдневной лихорадки. Мясо же соловья (carnibus lusciniae), завязанное в шкуру оленя (pelle cervina),  — превосходное средство, чтобы оставаться бодрым и отгонять сон[8]. Схожим образом, шип пастернака (pastinacae radius)[9], привязанный к пупку, облегчает роды. Взяв [шип], следует выпустить [хвостокола] живым обратно в воду[10]. Говорят, если привязать [к телу больного] правый глаз змеи (serpentis oculum dextrum), то это поможет от слезоточивости глаз, если змею отпустить живой[11]. Есть такая рыба или большая змея под названием «мюр» (myrus)[12]; говорят, что если извлечь у нее глаз и привязать на лоб больному, тот исцелится от воспаления глаз. У рыбы же глаз отрастет снова; но если ее не удастся выпустить живой, следует забрать и второй глаз[13]. Схожим образом, зубы любой змеи (dentes omnium serpentum), извлеченные, пока та еще жива, и подвешенные над больным, исцеляют, по слухам, четырехдневную лихорадку[14]. Также и зубы, взятые у живого крота (dente talpae vivae), который затем был отпущен, избавляют от зубной боли[15]. На того, кто носит при себе хвост ласки (caudam mustelae), отпущенной на волю, не лают собаки[16]. Демокрит говорил, что если взять язык у хамелеона (linguam 
chamaeleontis), пока тот еще жив, он поможет влиять на исход судебных процессов, а также поспособствует благополучным родам, [если женщина рожает] рядом с домом; однако приносить его в дом нельзя, потому что там он становится пагубным[17].

Есть также свойства, которые сохраняются и после смерти; о них платоники говорят, что в таких вещах, в которых идеи погружены в материю не слишком глубоко, эти свойства и после смерти самих вещей остаются бессмертными и не перестают творить чудеса[18]. Так, в растениях, даже сорванных и высушенных, свойства, воспринятые ранее от идей, сохраняют силу и действенность. И как орел (aquila) при жизни превосходит и побеждает всех прочих птиц, так перья его после смерти губят и портят перья прочих пернатых[19]. По той же причине львиная шкура (pellis leonis) пожирает все прочие шкуры, шкура гиены (pellis hyaenae) губит шкуру пантеры (pelles pantherae)[20], а волчья шкура (pellis lupi) портит шкуру ягнячью (pellem agni). Некоторые же из подобных свойств проявляются не только через телесное соприкосновение, но и через гармонию звуков. Например, тимпан, изготовленный из шкуры «адиба» [?], то есть волка (de pelle adib, hoc est lupi), заставит умолкнуть тимпан, сделанный из шкуры ягненка (de pelle agni)[21]. Схожим образом, тимпан, сделанный из кожи морского ежа (de pelle ericii marini), отгоняет всех пресмыкающихся, сколь бы издалека ни доносились его звуки[22]. И, схожим образом, лира или кифара не будет звучать гармонично, если натянуть на нее струны, сделанные из волчьих кишок, вместе со струнами овечьими[23].

 

 

[1] См. примеч. & на стр. &.

[2] См. примеч. & на стр. &.

[3] Источник этого поверья — «Естественная история» Плиния: «Упоминается и другое средство от кишечных колик, по природе своей весьма удивительное: говорят, если приложить к животу утку, болезнь перейдет в эту птицу и та умрет» (XXX.20).

[4] Источник — «Чудеса мира» Псевдо-Альберта, где речь идет не о сердце какого-либо животного вообще, а конкретно о сердце змеи: «Архит утверждал, что если взять сердце у змеи, пока та еще жива, и подвесить его над человеком, страдающим четырехдневной лихорадкой, то оно полностью изгонит болезнь» (39).

[5] Здесь Агриппа собрал воедино и частично переиначил сведения из «Естественной истории» Плиния, «Книги тайн» и «Чудес мира» Псевдо-Альберта: «Если подвесить человеку на шею сердце, глаз или мозг чибиса или черного зуйка, это поможет от забывчивости и обострит разум» («Чудеса мира», 46); «Если съесть сердце этого зверя [ласки], пока оно еще бьется, то человек обретет дар предвидения» («Книга тайн», III.12); «Если взять тот [камень из желудка ласточки], который слегка красноват, завернуть его в лен или телячью кожу и носить под левой мышкой, это поможет от <…> забывчивости <…>» («Книга тайн», II.23); «…если человек проглотит сердце крота, только что извлеченное из тела и все еще трепещущее, он, как уверяют, обретет дар прорицания и станет предвидеть будущее» («Естественная история», XXX.7).

[6] Ср. предписание М. Фичино: «Схожим образом, часто употребляя растения и прочие вещи, полные жизни, ты сможешь черпать преобильные дары от Мирового Духа, в особенности если будешь питать и поддерживать себя такими [растениями], которые все еще живы и свежи — все еще не расстались, так сказать, с матерью-землею…» («О жизни», III.11).

[7] Источник текста от слов «Демокрит писал…» и до этого места — «Естественная история» Плиния: «Демокрит заверяет нас, что если извлечь язык у живой лягушки, не удаляя никаких прилегающих к нему частей тела, а затем приложить его (предварительно возвратив лягушку в воду) к телу спящей женщины, к тому месту, где слышно, как у нее бьется сердце, то женщина правдиво ответит на любой вопрос, какой ей зададут» (XXXII.18).

[8] Источник текста от слов «…если перед восходом солнца…» и до этого места — «Естественная история» Плиния  — с тем отличием, что Плиний пишет о глазах речного рака (cancer fluviatilis), а не лягушки: «Маги заверяют нас, что трехдневную лихорадку изгоняют рачьи глаза, подвешенные к телу больного как амулет перед восходом солнца, но ослепленных раков при этом нужно выпустить в воду. Кроме того, маги учат, что рачьи глаза, завязанные вместе с мясом соловья в оленью шкуру, отгоняют сон и способствуют бодрости» (XXXII.38).

[9] Пастернак — морской кот, или обыкновенный хвостокол (Dasyatis pastinaca), скат из семейства хвостоколовых. В Древнем Риме был известен под тем же названием, что и растение пастернак.

[10] Источник текста от слов «…шип пастернака…» и до этого места — «Естественная история» Плиния: «По общему мнению, шип пастернака <…> облегчает роды, если привязать его на пупок, но для этого [шип] следует взять от живой рыбы, а саму ее бросить [обратно] в море» (XXXII.46).

[11] Источник текста от слов «Говорят, если привязать…» и до этого места — «Естественная история» Плиния: «…говорят <…>, если правый глаз змеи носить как амулет, он помогает от слезоточивости глаз, если змею отпустить живой» (XXIX.38).

[12] Очевидно, то же, что и «смюр» (zmyrus), о котором упоминает Плиний («Естественная история», IX.39), ссылаясь на Аристотеля («История животных», V.11). Согласно этим авторам, «смюр» похож на мурену, но более сильный и, в отличие от мурены, не пестрый, а одноцветный; оба автора предполагают, что «смюр» — это самец мурены. Афиней описывает эту рыбу так: «Самец отличается от мурены, как пишет Аристотель в пятой книге «О частях животных»: мурена пестра и слаба, самец же одноцветен и крепок, цветом похож на [сосну] и зубы имеет снаружи и внутри. Дорион пишет, что самец мурены не имеет в мясе острых костей и идет в пищу весь целиком, причем нежен необычайно. Существуют две его разновидности, черные и красноватые; черные лучше» («Пир мудрецов», VII.91, пер. Н. Голинкевича).

[13] У Дж.Ф. заключительная часть фразы ошибочно переведена как «he is taken blind that did not let the fish go» («а тот, кто не отпустит рыбу, ослепнет»). В латинском оригинале — «sed altero illum capi lumine, qui viventem non dimiserit».

[14] Источник текста от слов «…зубы любой змеи…» и до этого места — «Чудеса мира» Псевдо-Альберта: «Если над человеком, болеющим четырехдневной лихорадкой, подвесить зубы любой змеи, вырванные с корнем, пока змея еще жива, они изгонят из него лихорадку…» (40).

[15] Источник этого поверья — «Естественная история» Плиния: «…зуб, вырванный у живого крота, избавляет от зубной боли, если носить его как амулет» (XXX.7).

[16] Там же: «Собаки <…> не станут лаять <…> на того, кто носит при себе отрубленный хвост ласки, которую затем отпустили на волю» (XXIX.32).

[17] Здесь Агриппа пересказывает с некоторыми искажениями отрывок из «Естественной истории» Плиния: «…язык [хамелеона], если прикрепить его к телу как амулет, оберегает от опасностей при родах. Также он [Демокрит] утверждает, что само это животное облегчает роды, если при этом уже находится в доме; но если принести его в дом [прямо во время родов], это повлечет за собой самые опасные последствия. Язык, взятый у живого хамелеона, обеспечит благоприятный исход судебных процессов…» (XXVIII.29).

[18] Источник этого рассуждения — трактат Альберта Великого «О минералах»: «…[Платон] утверждает, что все низшие вещи приводятся в действие высшими идеями, отдельными [от материи] и наделенными чудесной силой. Эти-то [идеи], по его словам, и созидают все созидаемое. Он же утверждает, что вещи, более сходные с [идеями], отдельными [от материи], и такие, в которых отдельные [идеи] в меньшей степени погружены в материю, оказывают удивительно сильное воздействие, подобное [воздействию] отдельной идеи. Отдельные же идеи, говорит он, преображают и видоизменяют материю тех вещей, которые способны созидаться и разрушаться. Потому-то они и не перестают творить чудеса в тех вещах, в которых вошедшая идея погружается в материю в меньшей степени. <…> Подтверждение этому мнению мы находим не только у Платона, но и у таких его последователей, как Апулей и некоторые другие, утверждающие, что даже после смерти бренных вещей то, что есть в них бессмертного, не перестает творить чудеса» (II.1.2).

[19] Источник текста от слов «И как орел…» и до этого места — «О чудесах» Псевдо-Альберта: «Философы же утверждают, что перья орла, положенные рядом с перьями других птиц, сжигают и губят их: как сам орел при жизни побеждает всех птиц и царствует над ними, так и орлиные перья губительны для всех [прочих] перьев» (38).

[20] Ср. поверье, приведенное в «Естественной истории» Плиния: «…если повесить шкуры [гиены] и [пантеры] друг против друга, то со шкуры пантеры выпадет шерсть» (XXVIII.27).

[21] Поверье о шкуре волка, портящей шкуру ягненка, а также неясное слово «адиб» заимствованы из трактата Псевдо-Альберта «О чудесах»: «И, как говорят философы, если шкуру овцы положить вместе со шкурой “адиба”, то последняя изглодает и пожрет первую» (38).

[22] Источник этого поверья не установлен. «Морской еж» — дословный перевод латинского ericii marini. В английском переводе Дж.Ф. это название передано как rotchet; Д. Тайсон в комментариях отождествляет его с морским петухом (англ. red gurnard, лат. Trigla cuculus) — морской лучеперой рыбой.

[23] Источник текста от слов «…лира или кифара…» и до этого места — трактат Альберта Великого «О животных»: «Вражда между волком и овцою столь сильна, что ее влияние распространяется на все части их тел; так, струны для музыкальных инструментов, изготовленные из овечьих кишок, не звучат в гармонии со струнами, изготовленными из кишок волка» (XXII.2.1).

© Перевод: Анна Блейз, 2019

Ссылки