Три книги Оккультной Философии

Генрих Корнелий Агриппа

Книга Первая

Глава XXXV. О смесях природных вещей и о пользе оных.

Известно, что в дольней природе не бывает так, чтобы все дары небесных тел сосредоточились в одной какой-либо вещи, — дары эти рассеяны среди множества вещей разного рода[1]. Например, есть много солнечных вещей, но ни одна из них не содержит в себе всех свойств Солнца: одним присущи одни солнечные свойства, другим — другие. По этой причине для операций иногда приходится составлять смеси[2], ибо сотня или тысяча различных солнечных свойств как бы рассеяна среди многих растений, животных и так далее, но мы можем собрать эти подобия и свести их в единую форму, и так получим одно целое, содержащее в себе все [солнечные] свойства[3].

Смесям, однако, присуща двойная сила: во-первых, та, которой составные части [смеси] обладали изначально, получив ее от небес, а во-вторых, та, которая обретается посредством особого искусственного соединения различных вещей, смешанных в определенных пропорциях  и в согласии с небесами, то есть под определенными созвездиями[4]. Силы эти нисходят посредством подобия и сообразности всякой вещи с той, что стоит над нею: свойства вещи, последующей [в чине], согласуются до некоторой степени со свойствами предыдущей, ибо то, что претерпевает, приспосабливается к тому, что на него воздействует[5].

Так из определенных трав, испарений (vaporum) и тому подобного, смешанных по правилам натуральной философии и астрономии, образуется пригодная для употребления [лекарственная] форма, наделенная многими дарами звезд[6]. Схожим образом пчелы производят мед, извлекая соки из бесчисленных цветов и силою некоего божественного и восхитительного искусства сводя их в единую форму, содержащую все их достоинства. Не менее достоин удивления и тот искусственный мед, о котором сообщает Евдокс Книдский: по его словам, некое племя великанов, обитавшее в Ливии, научилось делать из цветов отменный мед, не слишком отличающийся от пчелиного[7].

Среди всех смесей, составленных из множества вещей, наиболее совершенны такие, в которых все части скреплены в одно целое и разъединить их непросто. Иногда можно наблюдать это на примере камней и различных тел, скрепленных и соединенных некоей природной силой так прочно, что и внутренне они составляют одно целое, — например, деревья с привоем или устрицы, [сращенные] с камнями некоей тайной природной силой; видали мы и животных превращенных в камни и соединившихся с веществом камня так, что стали с ним единым телом, однородным даже внутри[8]; таково и эбеновое дерево, что отчасти — род дерева, а отчасти — камня[9].

Итак, когда под влияниями неба составляется какая-либо смесь из множества материй, и впрямь возникает многообразие небесных воздействий. Поэтому различные притирания, глазные мази (collyria), воскурения и тому подобное сосредоточивают в себе подлинное могущество природы и творят чудеса, о чем подробно говорится в книге «Киранид»[10], у Архита, Демокрита, Гермеса, написавшего [книгу] «Альхорат»[11], и у многих других.

 

 

[1] Источник текста от начала главы и до этого места — «О жизни» М. Фичино: «Наверняка тебе известно, что низшая природа не может вместить все силы высшей природы в одном предмете; потому-то эти силы и рассеяны в мире земном среди множества природных видов…» (III.13).

[2] Источник текста от слов «Например, есть много…» и до этого места — трактат Прокла «О священном искусстве у эллинов»: «Итак, ты увидишь особенности соединенными в солнце, [но] разделенными в причастных [ему] ангелах, демонах, душах, животных, камнях. Отсюда возникает и тот принцип, что вожди священного искусства, отталкиваясь от лежащего перед глазами, ищут способ воздействия на более высшие силы, одни вещи смешивая, другие вознося по отдельности специфическим для каждого случая образом. А смешение необходимо из-за того, что оно учитывает каждую из несмешанных вещей, имеющую какую-нибудь особенность бога, недостаточную, если взять ее отдельно от других, для призывания его; поэтому смешением многих вещей они объединяют вышеназванные истечения и уподобляют единое, возникшее из смешения всех элементов смеси, тому целому, которое существует прежде всех вещей…» (пер. А. Петрова)

[3] Источник текста от слов «…сотня или тысяча» и до этого места — «О жизни» М. Фичино: «Если бы, к примеру, сотня даров Юпитера или Солнца была разделена между сотней растений, животных и так далее, и ты бы выявил их все и сумел смешать и соединить их в одну лекарственную форму, то в этой форме ты получил бы весь Юпитер или Солнце целиком» (III.13).

[4] Ср. отрывок из трактата М. Фичино «О жизни», где на примере териака (легендарного универсального противоядия) рассматривается тройная (не двойная, как у Агриппы) сила составов и смесей: «Но какое сочетание, какая сила придает териаку такую способность? Это сила Юпитера вкупе с Фебовой [= солнечной] силой, которую он [= териак], по-видимому, получает из смеси многих веществ, соединенных вместе в определенных пропорциях. В нем тройная сила: во-первых, собственно, небесная, о которой я сказал только что; во-вторых, еще одно небесное свойство, изначально присущее травам и пряностям, вошедшим в состав, и служащее той же цели, что и первая небесная сила; и, в-третьих, не столько небесная, сколько стихийная сила, заключенная во многих его компонентам и укрепляющая дух, а именно — вяжущие и ароматические свойства: первые укрепляют дух, вторые его возбуждают. Потому-то териак и обладает таким чудесным действием против ядов и надвигающейся старости, что в нем соединены три силы, сотрудничающие ради единой цели: одна — небесная, полученная путем искусственного смешения веществ, вторая — опять же, небесная, но заключенная в ингредиентах от природы, а третья — всецело стихийная» (III.12).

[5] Источник рассуждения от слов «Силы эти нисходят…» и до этого места —  «О египетских мистериях» Ямвлиха: «Разумеется, и частей касается некое исходящее от всего созидание, однокачественное вследствие подобия сил и многообразное вследствие приспособления действующего к претерпевающему» (IV.8, пер. Л. Лукомского).

[6] Источник текста от слов «Так, из определенных трав…» и до этого места — «О жизни» М. Фичино: «…смесь растений и паров, приготовленная по правилам медицины и астрономической науки, составляет пригодную для употребления [лекарственную] форму (forma communis), или некую гармонию (harmonia), наделенную дарами от звезд…» (III.21).

[7] Первоисточник текста от слов «…искусственный мед» и до этого места — 322-й фрагмент Евдокса Книдского: «Жители Зиганта [города в Ливии] собирают цветы и делают мед, не уступающий меду пчелиному». Отождествление «жителей Зиганта» (известных также как «зиганты», «гизанты» и «бизанты») с великанами, по-видимому, объясняются созвучием этих названий с др.-греч. γίγαντες — «гиганты, великаны».

[8] Подразумеваются ископаемые окаменелости.

[9] Эбеновое дерево — черная, чрезвычайно плотная и твердая древесина некоторых тропических деревьев рода хурма (Diospyros).

[10] «Киранид» — византийский гримуар (ок. XII в.) посвященный натуральной магии и содержавший магические рецепты, описания амулетов и различные медицинские сведения.

[11] «Альхорат» (возможно, искаж. «Гарпократ» или «Гиппократ») — книга, посвященная описанию различных чудес и приписываемая Гермесу Трисмегисту; упоминается в «Книге тайн» Псевдо-Альберта (III.6).

© Перевод: Анна Блейз, 2019

Ссылки