Три книги Оккультной Философии

Генрих Корнелий Агриппа

Книга Первая

Глава 57. О геомантии, гидромантии, аэромантии и пиромантии, сиречь о прорицании по четырем стихиям.

Сверх того, о сужденных событиях нас учат стихии, на которых основано четыре знаменитых способа прорицания, именуемые так: геомантия (geomantia), гидромантия (hydromantia), аэромантия (aëromantia) и пиромантия (pyromantia). По-видимому, этими [умениями] похваляется колдунья у Лукана:

 

…с нами земля, и хаос, и воздух, и море

Будут беседу вести, — и поля, и Родопские скалы[1].

 

Итак, первое из этих искусств, как донес до нас араб Альмадель, — геомантия, [согласно которой], будущее предвещают [различные] движения, скрипы, вздутия, колебания, появление трещин и глубоких ям, извережения паров и прочие проявления земли[2]. Но есть и другой род геомантии, а именно, гадание по точкам, нанесенным на землю преднамеренным или случайным образом; ее мы не станем рассматривать здесь, но поговорим о ней позже, когда речь пойдет о жребиях (sortes)[3].

Гидромантия же представляет собой прорицание по проявлениям воды, таким как приливы и отливы, повышение и понижение [уровня воды], [морские] бури, цвет [воды] и так далее. Сюда же относятся видения, которые появляются в воде, — род прорицания, открытый персами и описанный у Варрона, [в рассказе] о том, как некий мальчик увидел в воде статую Меркурия, предсказавшую в ста пятидесяти [sic!] стихах все события войны с Митридатом[4]. Нума Помпилий[5], как мы читаем, тоже занимался гидромантией: он вызывал образы богов в воде и от них узнавал будущее; а через много лет после Нумы к этому же искусству прибегал Пифагор[6].

Была и такая разновидность гидромантии, которую когда-то высоко ценили ассирийцы, а именно, леканомантия (lecanomantia)[7]: наливали полную лохань воды и помещали в нее золотые и серебряные пластины и драгоценные камни с вырезанными на них образами, именами и знаками (characteribus)[8]. И еще рассказывают об этом искусстве, что в воду выливали расплавленный свинец (plumbo) или воск (cera); и то, о чем желали узнать, показывалось [в воде] в виде понятных образов.

Некогда были также вещие источники, наподобие Патрейского источника в Ахайе[9], и того, что называют водой Юноны в Эпидавре[10], и еще многих других, о которых мы поведаем в разделе об оракулах. Здесь же скажем о гадании по рыбе, которую ликийцы некогда ловили в месте под названием Дина, неподалеку от моря, в священной роще Аполлона, в яме, выкопанной в песке. Вопрошая о будущем, они бросали [в яму] жареное мясо. И яма внезапно наполнялась водой, и в ней появлялось великое множество рыб и удивительных фигур (figurarum), неведомых людям. По этим фигурам прорицатели предсказывали будущее. Об этом подробно пишет Полихарм в «Ликийской истории», которого цитирует Афиней[11].

Схожим образом, аэромантия позволяет предсказывать по проявлениям воздуха, по дуновениям ветра, по радугам и гало, по туману и облакам, по образам, показывающимся в облаках, и по видениям в воздухе.

В пиромантии же гадают по проявлениям огня, по кометам, по цвету пламени и по видениям и образам, показывающимся в огне. Так жена Цицерона предсказала, что на следующий год он станет консулом: когда он посмотрел на золу от принесенных жертв, та внезапно вспыхнула пламенем. А по словам Плиния, если огонь, разведенный на земле, горит бледно и трещит, это означает скорую бурю. Если в светильнике появился грибок (fungi) или огонь в нем мечется во все стороны, значит, будет дождь. Если огонь в светильниках гаснет или едва горит, это предвещает ветер. И то же самое предсказание делают, когда искры от огня летят роем, когда угли прилипают ко дну горшка, снятого с огня, когда угли от погасшего огня лопаются или рассыпают искры, когда зола в очаге спекается или когда угли светятся слишком ярко[12].

К этому следует добавить капномантию (capnomantia)[13], как называют гадание по дыму. Судят по цвету огня и дыма, по его звукам и движению, по тому, поднимается ли он прямо или наискось или сворачивается кольцами[14], как мы читаем в стихах у Стация:

 

«…Ты победила, Любовь! — Вздувай же, о дева, алтарный

жар: обратимся к богам». — Та выполнила и вещает,

зоркая, что у огней — вершины кровавы, а пламя —

надвое разделено, но жертвенники посредине

светятся ясно; теперь окружностью зыбкой прозрачный

всполох (по виду — дракон) взвился и пропал…[15]

 

Знамения по огню и пламени давали также кратер Этны и Нимфейские поля, о которых пишет [Диоген] Аполлонийский: если они принимали то, что в них бросят, это предвещало радость, а если отвергали — печаль[16]. Но об будет сказано в дальнейших главах, где речь пойдет об ответах оракулов.

 

[1] Лукан, «Фарсалия», VI.617—618, пер. Л. Остроумова.

[2] Источник текста от слов «Итак, первое из этих искусств…» и до этого места — трактат Пико «О предзнании» (VI:3); Пико, а вслед за ним и Агриппа, ссылаются на трактат «О достоверности шести наук» (5), написанный под псевдонимом «Альмадель» и посвященный различным способам прорицания.

[3] Второму роду геомантии посвящена 48-я глава второй книги «Оккультной философии».

[4] Источник текста от слов «…род прорицания, открытый персами…» и до этого места — «Апология» Апулея: «Я помню, что прочитал у философа Варрона, мужа многоумного и многосведущего, среди прочих рассказов такого же рода еще и вот какой. Якобы в Траллах, когда волхвы там совершали гадания об исходе Митридатовой войны, некий отрок, созерцая отраженный в воде кумир Меркурия, вдруг пропел песнь в сто шестьдесят стихов о грядущих событиях» (42, пер. Е. Рабинович).

[5] Нума Помпилий — полулегендарный царь Рима, правивший с 715 по 673/672 гг. до н.э.

[6] Источник текста от слов «Нума Помпилий…» и до этого места — «О Граде Божием» Августина: «Нума, к которому не был послан ни пророк Божий, ни какой-нибудь ангел, вынужден был обратиться к гидромантии, чтобы увидеть в воде образы богов (точнее, насмешки над ним демонов) и от них узнать, что он должен был установить и совершать в виде культа. Варрон говорит, что этот род гадания был придуман персами и именно к нему прибег Нума, а после него и Пифагор» (VII.35).

[7] От др.-греч. λεκάνη — «таз, лохань».

[8] Источник текста от слов «Была и такая разновидность гидромантии…» и до этого места — «О демонах» Псевдо-Пселла.

[9] Павсаний, «Описание Эллады»: «Перед святилищем Деметры [в Патрах] есть источник. Со стороны храма его отделяет целая стена из наваленных камней, спуск к нему сделан с внешней стороны. Тут практикуется верный способ гадания не по всем вопросам, а только по вопросам здоровья. Сюда спускают зеркало, привязав его на тонкую веревку, и, опуская его прямо, стараются не погружать его глубоко в источник, но так, чтобы вода только касалась ободка зеркала. Затем, помолившись богине и совершив воскурение фимиамом, смотрят в зеркало. И оно показывает им болящего живым или мертвым, – настолько правдива эта вода» (VII.21.6, пер. С. Кондратьева).

[10] Там же: «Далее направо, стадиях в двух [от жертвенников Асклепия в Эпидавре], есть пруд, так называемая Вода Ино, величиной он с маленькое озеро, но очень глубокий. В его воду во время праздника Ино бросают ячменные лепешки. Знаком счастья для бросающего считается, если вода их «приняла»; если же они плавают поверху (и не тонут), то это почитается дурным знаком» (III.23.5, пер. С. Кондратьева). Агриппа по ошибке называет этот источник aqua Iunonis (Вода Юноны).

[11] Источник текста от слов «Здесь же скажем о гадании по рыбе…» и до этого места — «Пир мудрецов» Афинея: «Не умолчу я и о гадателях по рыбам , о которых рассказывает Полихарм во второй книге «Ликийской истории». Пишет он так: “У моря растет посвященная Аполлону роща, в ней есть пруд с водоворотом в песчаных берегах; туда приходят жрецы, там их ждут пришедшие вопрошать оракул. У каждого из них по два деревянных рожна, на каждом по десять кусков жареного мяса. Жрец сидит около рощи, соблюдая молчание, вопрошающий же бросает рожны в пруд и наблюдает со стороны. После того как рожны брошены, море наполняет пруд и в водовороте выплывает такое множество таких разных рыб, что дивишься невиданным и боишься огромных. После того как вещатель перечислит, какие явились рыбы, жрец дает вопрошавшему ответ, сбудется ли по его молениям. Выплывают там орфы, главки, иногда и киты или рыбы-пилы, а также и вовсе неизвестные, необычайного вида”» (VIII.8, пер. Н. Голинкевича).

[12] Источник текста от слов «А по словам Плиния…» и до этого места — «Естественная история» Плиния: «Затем идут предсказания по огню, разведенному на земле. Если огонь бледный и издает треск, то считается, что это предвещает бурю; Грибок на фитиле светильника — признак скорого дождя. Если пламя вьется и мерцает, это значит, что будет ветер; то же самое — если светильник гаснет сам по себе или зажечь его удается лишь с трудом. И то же самое — когда на фитиле собирается нагар и к нему летят искры; когда горящие угли прилипают к горшкам, снятым с огня; когда из накрытого очага вылетают горячие угли или искры; когда зола в очаге спекается и когда угли горят слишком ярко» (XVIII.84).

[13] От др.-греч. καπνός — «дым».

[14] Источник текста от слов «К этому следует добавить капномантию…» и до этого места — «О честном и поучительном» П. Кринито, XXIII.3.

[15] Стаций, «Фиваида», X.597—602, пер. Ю. Шичалина.

[16] Источник текста от слов «Знамения по огню и пламени…» и до этого места (кроме упоминания о «Нимфейских полях») — «Описание Эллады» Павсания: «Такое же знамение дает и кратер Этны: туда бросают вещи, сделанные из золота и серебра, а также всякого рода жертвы. Если огонь, подхватив, поглощает их, то они радуются этому, как явному счастливому предзнаменованию; если же брошенные вещи выкидываются обратно, то они считают, что с этим человеком случится несчастье» (III.23, пер. С. Кондратьева).

© Перевод: Анна Блейз, 2020

Ссылки