Три книги Оккультной Философии

Генрих Корнелий Агриппа

Книга Первая

Глава IX.

Глава IX. О свойствах, присущих природным вещам и происходящих непосредственно от стихий.

Некоторые свойства (virtutes) природных вещей (rerum naturales) — такие, как [способность] нагревать (calefacere), охлаждать (frigefacere), увлажнять (humefacere) и иссушать (exsiccare), — происходят от стихий и на основании своего воздействия (secundum actum) называются первичными влияниями или качествами (operationes seu qualitates primae): ведь только они одни преображают суть [материи] целиком, и никакие другие качества на это не способны.

Но есть и другие [свойства], которые присущи вещам, состоящим из [различных] стихий. Таких свойств гораздо больше, чем первичных, — например, [свойства], ускоряющие созревание (maturativae), способствующие перевариванию (digestivae), разлагающие (resolutivae), размягчающие (mollificativae), вызывающие затвердение (indurativae), вяжущие (stypticae), рвотные (abstersivae), разъедающие (corrosivae), жгучие (causticae), раскрывающие (aperitivae), испаряющие (evaporativae), укрепляющие (confortativae), успокаивающие (mitigativae), склеивающие (conglutinativae), закупоривающие (opilativae), изгоняющие (expulsivae), сдерживающие (retentivae), притягивающие (attractivae), отражающие (repercussivae), оглушающие (stupefactivae), наделяющие дарами (elargitivae), вызывающие скольжение (lubrificativae) и многие другие.

Воистину, в сочетаниях между собой стихийные качества производят многие такие воздействия, на которые не способны по отдельности. Эти воздействия называют вторичными качествами, потому что они подчиняются характеру и количеству первичных свойств, составляющих то или иное сочетание (как о том подробно трактуется в книгах по медицине). Например, созревание (maturatio) есть влияние природного тепла определенной степени (secundum certam mensuram) на суть материи, а затвердевание (induratio) — влияние холода, подобное тому, что происходит при замерзании [воды] (congelatio) и других схожих явлениях.

Некоторые из таких влияний направлены на определенную часть тела — например, вызывают мочеиспускание, выделение молока или менструальной крови. Эти качества называются третичными, потому что они подчиняются вторичным (так же как вторичные — первичным). При помощи всех этих качеств, первичных, вторичных и третичных, можно как исцелять, так и вызывать многие болезни[1].

Также есть множество рукотворных вещей, которыми люди весьма восхищаются, — например, огонь, горящий в воде и называемый греческим (ignem Graecum), многие составы которого сообщает Аристотель в своей книге, посвященной одному лишь этому [предмету][2]. Схожим образом, делают такой огонь, который угашается только маслом, а разгорается, если плеснуть в него холодной воды[3]; и такой огонь, который зажигается от дождя, от ветра или от солнца. Бывает также огонь, который называют огненной водой (aqua ardens), и  состав его хорошо известен; этот огонь не поглощает ничего, кроме самого себя[4]. А также делают неугасимые огни, и несгораемые масла, и вечные светильники, которые невозможно погасить ни ветром, ни водой, ни прочими способами. И можно было бы счесть это вовсе невероятным, когда бы не тот презнаменитый светильник, который некогда освещал храм Венеры и в котором горел камень асбест (lapis asbestus): стоило раз зажечь этот светильник, как погасить его было уже невозможно[5]

С другой стороны, дерево и некоторые другие горючие материалы можно обработать так, что огонь не сможет повредить им. Делают и такие снадобья, что руки, умащенные ими, можно погружать в расплавленный металл или нести в руках раскаленное железо, или, [умастив все тело], входить в огонь, и он не причинит вреда; [известны и многие другие] подобные вещи[6].

Есть также разновидность льна, не сгорающая в огне, которую Плиний называет асбестом, а по-гречески — ασβεστος[7]. Как утверждает Анаксилай, если окутать дерево [асбестом], он заглушит [звуки], так что удары топора станут почти не слышны[8].

 

[1] Рассуждение от начала главы и до этого места заимствовано из медицинской энциклопедии Аверроэса (Ибн Рушда) «Куллийят» («Общие принципы медицины», V.3—21), которая была известна в Европе эпохи Возрождения под латинизированным названием «Colliget».

[2] Греческий огонь, или жидкий огонь (ὑγρός πῦρ), — горючая смесь, которую использовали в морских сражениях и при осаде крепостей в Древней Греции (по меньшей мере с V века до н.э.), а позднее в Византии. В разных источниках приводились различные рецепты греческого огня, но точный состав его неизвестен, так как не все перечисляемые ингредиенты поддаются отождествлению. Упомянутый трактат Аристотеля о греческом огне утрачен; единственное упоминание о нем содержится в трактате «Проблемы» того же автора (XXX.1.954a). Из сочинений на эту тему более всего известна «Книга огней для сжигания врагов» Марка Грека (вторая половина XIII в.), в которой описывается лишь состав для выброса огненной смеси, содержащей неизвестный ингредиент: «1 часть канифоли, 1 часть серы, 6 частей селитры в тонко измельченном виде растворить в льняном или лавровом масле, затем положить в трубу или в деревянный ствол и зажечь. Заряд тотчас летит в любом направлении и все уничтожает огнем». Один из многих рецептов греческого огня приводится в книге Псевдо-Альберта «Чудеса мира», с которой Агриппа был знаком: «Возьми серы, винный осадок, персидскую камедь [камедь кустарника Penaea Sarcocolla], смолу, поваренную соль, каменное масло [т.е. нефть] и масло обычное и хорошенько прокипяти их; если опустить в этот состав любую вещь, будь то деревянную или железную, она загорится, и погасить ее нельзя будет ничем, кроме мочи, уксуса или песка» (77).

[3] Ср. рецепт из книги Псевдо-Альберта «Чудеса мира»: «Возьми известь, которой никогда не касалась вода, и смешай ее с равным по весу количеством воска, и возьми по половине от этого количества бальзамового масла [Commiphora Opobalsamum] и лимонной нефти [Naphtha citrina ?], а также полное количество серы, и сделай из [всего] этого фитиль, и окропи его водой, как каплями росы, и он загорится; окропи его маслом, и он погаснет» (64).

[4] Вероятно, имеется в виду состав, описанный в псевдо-Альбертовых «Чудесах мира»: «Возьми черное, густое, крепкое, старое вино и добавь к одной кварте его немного негашеной извести и серы, истолченных в тончайший порошок, с осадком доброго вина и с обычной белой солью грубого помола; затем перелей все это в обмазанную глиной кукурбиту и поставь сверху алембик [дистиллятор]; так получишь огненную воду, которую следует хранить в стекле» (76).

[5] Рассуждение от слов «Также есть множество рукотворных вещей…» и до этого места заимствовано из трактата Гийома Парижского «О вселенной» (I.1.63). Представления о чудесном материале под названием «асбест» (др.-греч. ἄσβεστος, букв. «неугасимый») и о неугасимом светильнике в храме Венеры восходят к трактату Блаженного Августина «О Граде Божьем»: «Аркадийский камень асбест называется так потому, что один раз зажженный уже не может потухнуть. <…> …сообщается в книгах, будто бы было или существует некое капище Венеры, а в нем — подсвечник, а на подсвечнике — лампада, горящая под открытым небом так, что ее не тушат ни буря, ни дождь; отчего, подобно тому камню, она называется λυχνοζ ασβεστος, т. е. неугасимая лампада". (XXI.5—6).

Вероятно, эта легенда дошла до Августина в искаженной передаче: в «Описании Эллады» Павсания упоминается неугасимый светильник, горевший в афинском храме богине Афины: «А золотой светильник для богини сделал Каллимах. Наполнив маслом лампаду, афиняне ожидают того же дня в следующем году; масла же в лампаде хватает на все время от срока до срока, при этом лампада горит и днем и ночью. Фитиль делается из карпасийского льна, который один из всех видов льна не уничтожается огнем. Сделанный из меди ствол финикового дерева, устроенный над лампадой и доходящий до крыши, вытягивает копоть наружу» (I.26.7, пер. с. Кондратьева).  

Собственно, карпасийским льном в античности называли асбест в современном значении этого слова (известный также под названием «горный лен»). Этот минерал описан в «Естественной истории» Плиния (XIX.4); Плиний, по всей очевидности, считал его растением, хотя в действительности асбест — это тонковолокнистый минерал, в состав которого входят кремнезем, оксид магния и известь:

«Изобрели также род льна, который не горит в огне. Обычно его называют “живым” (vivum) льном, и мне доводилось видеть, как в комнате, при гостях, сидящих за столом, бросали в пылающий огонь обеденные салфетки, сделанные из такого льна, и когда пятна на них выгорали, салфетки становились белее и чище, чем можно было бы добиться, отмывая их водой. Из этого материала делают погребальные пелены царей, чтобы пепел от сожженного тела не смешался с золой от костра. Материал этот растет в пустынях Индии, опаленных жгучими лучами солнца; там, где никогда не идут дожди, среди несметных полчищ смертоносных змей, он приучается противостоять действию огня. Находят его редко, и соткать из него ткань весьма нелегко, так как волокна у него короткие; цвет он от природы имеет красный, а белеет только после того, как попадет в огонь. Те, кому удается разыскать его, торгуют им по цене отборнейшего жемчуга; греки называют его “асбестинон”, и это название указывает на его особые свойства. По словам Анаксилая, если окутать дерево льном, сотканным из этого вещества, то удары топора по стволу станут совершенно неслышными, и дерево можно будет свалить без единого звука».

[6] Описания подобных составов приводятся в «Чудесах мира» Псевдо-Альберта: «Если хочешь нести в руке огонь и чтобы он не повредил тебе: возьми известь, растворенную в горячем бобовом отваре, и немного margencules [? возможно, искаж. ranuncules, «лютик»], и немного мальвы, или штокрозы, и хорошенько перемешай. Затем умасти этим ладонь и подожди, пока высохнет; зажги огонь на ладони, и он не причинит вреда» (72); «Чудесный опыт, позволяющий людям входить в огонь невредимыми или нести в руке огонь или раскаленное докрасна железо безо всякого вреда для себя: возьми сок штокрозы и яичный белок, и семя растения, называемого псиллиум, или блошница; истолки все это в порошок и сделай снадобье, и добавь в него сок редиса с яичным белком. Умасти этим снадобье все тело или руку и подожди, пока высохнет, а затем умасти еще раз. После этого смело можешь подвергнуться действию огня, и останешься невредим» (75).

[7] Плиний, «Естественная история», XIX.4 (см. примеч. выше).

[8] Там же.

© Перевод: Анна Блейз, 2016

Ссылки