Три книги Оккультной Философии

Генрих Корнелий Агриппа

Книга Вторая

Глава 4. О единице и о ее лествице.

Теперь рассмотрим собственно числа по отдельности, и коль скоро всякое число есть не что иное, как повторение единицы [столько-то раз], обратимся прежде всего к самой единице (unitatem). Ибо единица простейшим образом входит в каждое число, и сама есть общая мера, источник и начало всех чисел, и содержит в себе все числа в совокупности, и начинает любое множество. Она всегда остается самой собой, не меняясь: будучи умножена саму на себя, она не порождает ничего, кроме себя же. Она неделима и не имеет частей; если же разделить ее в воображении, не рассекается, но приумножает количество единиц, и ни одна из тех единиц не будет больше или меньше целой единицы, тогда как части всегда меньше целого; итак, она умножается не на части, но на саму себя[1]. Потому одни называют ее согласием (concordiam), другие — благочестием (pietatem), а третьи — дружбой (amicitiam), сиречь связью такой крепкой, что разделить ее на части невозможно. Марциан же, следуя изречению Аристотеля, называет ее Желанием (Cupidinem), потому что она сотворена одинокой, и вечно желает саму себя, не имея, кроме себя, ничего; и, будучи лишена порыва к совокуплению, обращает собственную страсть на себя[2]. Итак, она есть единое начало и конец всего сущего, сама же не имеет ни начала, ни конца. Нет ничего ни перед единицей, ни после нее, ни кроме нее. И всё сущее вожделеет к этой единице, ибо всё из нее происходит, а для того, чтобы всё сущее стало одним, всякая вещь должна причаститься этой единице; и как всё сущее переходит от единой вещи ко множеству вещей, так и все вещи стремятся вернуться к тому единому, из которого вышли, и для того они неизбежно должны отринуть множественность[3]. Посему единица указывает на Всевышнего Бога, ибо Он, будучи един и неисчислим, порождает сам из себя неисчислимые вещи и заключает их в себе[4]. Итак, Бог один, мир единого Бога один, Солнце единого мира одно, и так же феникс (phoenix) в мире один, и царь среди пчел (rex… in apibus) один[5], и вожак в стаде один, и в стаях диких зверей глава один[6], и журавли (grues) летят за одним [журавлем], и многие прочие живые твари почитают единое. Среди членов тела есть один главный — будь то голова или, как говорят иные, сердце, — которым управляются все прочие. Одна стихия побеждает и проницает все сущее, и это огонь. И есть одна вещь, сотворенная Богом, и все дивятся ей как на земле, так и на небесах; она и животное, и растение, и минерал; она встречается повсюду, хотя известна лишь немногим, и собственным именем ее не называют, но укрывают под покровом чисел, фигур и загадок; и без нее не достигнет своей конечной цели и совершенства ни алхимия, ни натуральная магия[7]. Все люди происходят от одного человека, Адама; от него же все они стали смертными; и от одного Иисуса Христа воскреснут[8]; и, как сказал Павел, «один Господь, одна вера, одно крещение, один Бог и Отец всех»[9], «един и посредник между Богом и человеками»[10]; един всевышний Создатель, «Который над всеми, и через всех, и во всех нас»[11], «один Бог Отец, из Которого все, и мы для Него, и один Господь Иисус Христос, Которым все, и мы Им»[12], и один Бог Дух Святой, в Котором все, и мы в Нем.

Лествица (scala) единицы


В мире первообразов
(mundo Archetypo)
Йод [И] Единая божественная суть, источник всех свойств и сил (virtutis et potestatis), имя которого выражается одной простейшей буквой
В мире умном
(mundo intellectuali)
Мировая душа
(anima mundi)
Единый высший разум (suprema intelligentia), первое творение (prima creatura), источник жизни (fons vitarum)
В мире небесном
(mundo coelesti)
Солнце Единый царь звезд (rex stellarum), источник света (fons lucis)
В мире стихийном
(mundo elementali)
Философский камень
(lapis philosophorum)
Единый носитель и орудие всех свойств, естественных и сверхъестественных
В микрокосме
(minore mundo)
Сердце То единое, что первым обретает жизнь и умирает последним
В мире преисподнем
(mundo infernali)
Люцифер Единый князь мятежных ангелов и тьмы



1. Это рассуждение носит не математический, а умозрительный характер: если разделить один предмет на несколько, образуется несколько новых единиц. Источник текста от слов «Ибо единица…» и до этого места — комментарий Макробия на «Сон Сципиона»: «…единица называется монадой, то есть Единством, и она одновременно мужская и женская, нечетная и четная; сама она не число, но источник и начало всех чисел. <…> Она же — тот Ум, исходящий от Всевышнего Бога, который не знает бега времен и всегда существует в одном и том же времени, настоящем; и, сама числом не будучи, монада эта производит из себя и заключает в себе все неисчислимые прообразы сотворенных вещей» (I.6.7—8).

2. Источник текста от слов «Потому одни называют…» и до этого места — «Бракосочетание Филологии и Меркурия» Марциана Капеллы: «Аристотель, <…> по той причине, что она сама — единственное единое и постоянно требует, чтобы к ней стремились, утверждает, что ее называют Желанием, ибо она желает себя, не имея ничего вовне, и, лишенная всякого порыва к соединению, обращает на себя собственную страсть; некоторые, кроме того, называли ее Согласием, Благочестием и Дружбой, поскольку она скреплена так, что не делится на части…» (VII.731, пер. Ю. Шахова).

3. Источник текста от слов «Итак, она есть единое…» и до этого места — «Гармония мира» Ф. Джорджи (III.1.5, 7).

4. Источник текста от слов «Посему единица…» и до этого места — комментарий Макробия на «Сон Сципиона»: «Эта монада, начало и конец всего сущего, сама же не ведающая ни начала, ни конца, указывает на Всевышнего Бога и отделяет наше представление о Нем (как Едином, не имеющем числа) от множества последующих вещей и сил (I.6.8).

5. В древности пчелиную матку ошибочно принимали за самца, царя улья.

6. Источник текста от слов «…и царь среди пчел…» и до этого места — «Письма» Иеронима Стридонского: «Даже бессловесные животные и стада диких зверей следуют своим вожакам. У пчел есть матки, журавли летят за одним в порядке буквы [Y]. Император один, судья провинции один. Только что основанный Рим не мог иметь царями двоих братьев вместе, и осквернился братоубийством. Во чреве Ревекки Исав и Иаков враждовали (Быт. 25, 22). В церквах по одному епископу, по одному архипресвитеру, по одному архидиакону, и всякий чин церковный поддерживается своими правителями. На корабле один кормчий; в доме один господин; в войске, хотя бы и весьма большом, дожидаются сигнала одного» (101).

7. Речь идет о философском камне; источник этого рассуждения — «Послание к графу Иоганну Вестербургскому» Иоганна Тритемия («…о трех началах натуральной магии, без которых в ней невозможно добиться ничего», 10 мая 1503 года).

8. Ср. 1 Кор. 15:22: «Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут».

9. Ефес. 4:5—6.

10. 1 Тим. 2:5.

11. Ефес. 4:6.

12. 1 Кор. 8:6.


Ссылки