Пикатрикс
Книга III

Глава 8

Латинская версия

Арабская версия

Глава 8. О способе, которым набатеи (Neptini) молились Солнцу и Сатурну, и о том, как они говорили с ними и с духами их и привлекали их влияния

Глава 8.

Набатейские мудрецы утверждали, что все силы и деяния небес и звезд исходят от Солнца, и потому полагали и разумели так, что Луна ему помогает (насколько это ей по силам), но само Солнце не нуждается ни в ней, ни в других планетах; схожим образом, и остальные пять планет следуют Солнцу в своих влияниях, подчиняясь и покорствуя ему и оказывая вышеупомянутые влияния в соответствии с положениями Солнца. Итак, по их мнению, все влияния изначально идут от Солнца, а остальные шесть планет лишь помогают ему своими влияниями. Схожим образом, неподвижные звезды суть рабыни Солнца, ему прислуживающие, подчиняющиеся и покорствующие; но хотя они и помогают ему своими влияниями, это не значит, что оно в них нуждается. И вот как этот народ по обычаю молился Солнцу:

Набатеи же утверждали, что все влияния на свете исходят от одного лишь Солнца. И полагали, будто Луна помогает ему (хотя оно и нуждается ни в ее помощи, ни в чьей-либо еще), равно как и семь [sic!] планет — ибо они следуют за Солнцем в своих деяниях и повинуются ему, простираясь ниц перед ним и восхваляя его денно и нощно, покорствуя ему во веки веков и неустанно стремясь угодить ему словом и делом. Итак, они [набатеи] полагали, что все влияния идут от Солнца, а остальные семь [sic!] лишь вспомоществуют некоторым его влияниям; и что неподвижные звезды суть тоже его служанки, и они восхваляют его и простираются ниц перед ним, и вспомоществуют его влияниям, хотя в том и нет нужды. Поэтому все их [набатеев] молитвы обращены к Солнцу, а образец их молитвы таков:

«Молимся тебе, почитаем тебя, восхваляем тебя, высокий господин Солнце! Ибо ты даруешь жизнь всему живому на свете, и весь мир озаряется светом твоим и повинуется силе твоей. В вышних ты восседаешь, владея великим царством, исполненным света, чувства и разума, силы, чести и добра. Всё творимое творится силою твоею; всё подчиненное тебе подчиняется; тобою живо всё, что растет, и все сущее пребывает в силе своей через тебя. Благороден и честен ты в делах своих, и в вечных небесах своих ты могуч. Мы приветствуем тебя, мы хвалим и чтим тебя! Молимся тебе в послушании и смирении, и раскрываем пред тобою всё, чего желаем, и просим тебя обо всем, в чем нуждаемся. Ты — господь наш; и днем, и ночью молим тебя — дай нам ощущать твою жизнь и твое владычество! Тебе предаем мы волю свою, дабы ты избавлял и защищал нас от врагов наших и от всякого зла; и так же Луна, ибо она — раба твоя, и повинуется тебе, и свет и блеск свой получает от тебя и от силы твоей. Ты — податель власти; ты — владыка в избранном небе твоем. Луна и прочие планеты вечно служат и повинуются тебе и не отступают от твоих повелений. И да будем мы восхвалять все это так же, как ныне, во веки веков, без конца. Аминь».

«Молитва, слава, хвала и честь тебе, наш сияющий, великий, славный господин Шамса[1], податель жизни всему, что живет на лице земли, освещающий все своим светом, озаряющий мир своей святостью и держащий во власти своей необъятную ширь; возвышенный местом, могучий господством, исполненный света, разума, прозорливости, силы, владычества, могущества и святости; растящий всё, что растет; приумножающий всё, что приумножаеся; наделяющий жизнью всё живое и дарующий силу всему сильному; благородный в деяньях, щедрый в дарах, могучий в небе своем! Слава ему, хвала, честь и сила, почет, поклонение и преклонение! Мы взыскуем его в наших молитвах; мы предаемся ему всецело в наших молитвах; поклоняясь ему, мы идем навстречу ему со всем своим рвением. Он — наша опора, наша помощь, наш Бог, наш возлюбленный, наш предмет поклонения, наш создатель, дающий нам процветание и даровавший нам жизнь; он — цель наших надежд. Мы опираемся на него, мы покоряемся имени его — и имя его становится раем для нас и убежищем от наших врагов, защитой от всех, кто чинит препоны нашим стремлениям. Сам [бог] Лун[ы], царь, послушный ему, хвалит его могучаю силу, простирается ниц перед ним, полон рвения в покорности ему, отдает ему свой свет и дарует ему свою силу, и в собственном царстве своем царит и правит в смирении пред силою его [= Солнца], и спешит повиноваться ему, и пребывает в страхе пред ним, вечно и неизменно, не ведая устали ни на миг и не преставая ни на мгновение; и тому, и другому — аминь. Молитва и хвала от нас во веки веков и во все времена, аминь».

В книге же «О сельском хозяйстве халдеев» мудрецы утверждают, что они возносили нижеследующую молитву Сатурну, прежде удостоверившись, чтобы господин сей не был в низшей точке своего круга[2] и не находился ни к западу от Солнца, ни под лучами Солнца[3], ни в середине своего попятного пути. И если находили, что он свободен от всех препятствий и чист, то возносили ему нижеприведенную молитву, совершая воскурение старыми кожами (coriorum veterum), жиром (seporum), потом (sudorum), мертвыми нетопырями (vespertilionum mortuorum) и мышами (murium), сжигая при этом 14 нетопырей и 14 мышей, пепел же собирая и помазывая ими голову своего идола (ymaginis). И простирались ниц вокруг того идола на камне или на черном песке. Делая так, защищались они от злобы и пагубы его [= Сатурна], ибо это от него исходит всякое зло, убытки и слезы. Он — господин всякой бедности, несчастий, скорбей, заточений, позора и стенаний; [но] все это он означает, будучи падающим[4] или пораженным. Пребывая же в добром расположении и в своей экзальтации[5], [напротив], означает чистоту, долголетие, величие, радость, честь, богатство, наследство [от предков] и возможность оставить наследство сыновьям и племянникам. Добр же он тогда, когда находится к востоку от Солнца, в середине неба и в прямом движении, когда движется быстро, пребывает близ высшей точки своего круга[6] и возрастает в свете[7].

Абу Бакр ибн Вахшия в своем «Набатейском сельском хозяйстве» также приводит молитву Сатурну и то, что о нем говорили: берегись злобы этого бога, когда он заходит, или пребывает к западу от Солнца, или скрыт в его лучах, или находится в середине своего попятного пути. В такие времена возноси ему молитву, которую я изложу ниже, и воскуряй перед его образом старыми кожами, жиром, пометом и мертвыми нетопырями; сожги для него 14 нетопырей и столько же мышей, возьми их пепел и помести перед его образом. Сам же пади ниц перед ним на камне или на черном песке и моли о защите от его пагубы. Ибо он — причина падения всего, что падает, исчезновения всего, что исчезает, и стенаний всех, кто стенает; когда он во гневе, он — господин всякой нищеты и нужды, заточения, печали, скудости и бедности; когда же он благорасположен, то, напротив, дарует стойкость, долгую жизнь, великую славу, достоинство и богатство, дозволяя унаследовать все это детям и потомкам человека и сохраняя это все в его потомстве навсегда. Добр же он тогда, когда восходит на востоке, находится в середине своего прямого движения, возвышается [в середине неба] и пребывает в апогее.

Зехерит (Zeherit) же, первый из трех мудрецов в книге «О сельском хозяйстве халдеев», утверждает, что вознес Сатурну эту молитву и попросил его об исполнении желаемого, и тотчас же на идол Сатурна низошло некое особое расположение (disposicio), от коего он и получил ответ на свое прошение. Возносить же эту молитву надлежит так:

И, по его [= ибн Вахшии] словам, Дагрит вознес эту молитву Сатурну и обратился к его образу с какой-то просьбой; и образ открыл ему то, о чем он просил. Молитва же ему, как говорят, такова:

«Прямо стоя, мы взываем тебе и чтим тебя повиновением и смирением. Прямо стоя, обращаем мы лицо к тому высокому господину, живому и вечному, прочному в силе и власти, коему имя — Сатурн. Долговечен он в небе своем, во власти своей — могуч, в деяниях, величии и великолепии своем — единосущен (adunatus). Он объемлет собою всё, он имеет власть надо всем зримым и незримым и власть надо всем сущим на земле. Властью его все живое на земле живо, прочностью его — прочно. И всё берет начало от его силы и власти, и он упрочает всё; прочностью его земля прочна, постоянством его — постоянна. Силою своей побуждает он воды и реки течь так, как они текут и движутся.  Жизнью своею движет он всё живое, дабы жило. Он холоден по природе. Высокой властью его деревья растут и возносятся ввысь; земля тяжка от тяжкой поступи его; и под силу ему преобразить всё, что он пожелает. Он премудр; он есть сила сущего и творец чувств; знания его объемлют все сущее. Благословен ты, владыка неба своего, и имя твое свято, чисто и досточтимо. Мы повинуемся тебе, мы молимся стоя тебе и чести твоей, мы взываем к твоим именам, к воле, благородству и чести твоей, и просим тебя: укрепи наши чувства, дабы пребыли прочны и не покинули нас до конца наших дней, оставаясь такими, как есть, и сжалься над телами нашими, когда они разлучатся с жизнью, дабы черви и гады отступились от нашей плоти. Ты — господь милосердный и древний; то, что разрушил ты, не восставит никто, кроме тебя. Постоянен ты в словах и делах своих; не сожалеешь ты о своих деяниях. Нетороплив и глубок ты в силе своей. Столь великий ты господин, что никто не сможет отнять того, что ты дал, а того, что ты запретил, никто не сможет дозволить. Ты — властитель прекрасных трудов своих и царства своего, коему нет в мире равных. Ты — властитель прочих планет, и прочие звезды на кругах своих страшатся бури гласа твоего и трепещут от страха пред тобою.  Просим тебя, умоляем тебя: защити нас от ярости и гнева своего, избавь нас от злых влияний своих и в чистоте своей смилуйся над нами!  Добрые и благородные имена твои да пробудят в тебе милосердие, дабы силою твоею мы смогли избавиться от всех твоих злых влияний; смилуйся над нами во имя добродетели твоей и нашей! Всеми именами твоими, и тем высоким и благородным именем, коему ты дозволяешь больше, нежели прочим своим именам, — именем [?], — молим и просим тебя: смилуйся над нами!»

«Хвала, слава, молитва и поклонение от нас! Прямо стоим мы пред богом нашим, живым и вечным, кто был от века и пребудет во веки веков; кто есть единый господь всего сущего; коему имя — Зухаль[8]; кто вечен в небе своем, кто проницает всё сущее силой своей; кто безраздельно владеет царством, величием и силой; кто объемлет всё сущее, владеет всем зримым и незримым и властен надо всем, что есть на земле. Это он дал земле изойти от жизни своей и дарует ей жизнь, дабы она чрез его бытие пребывала и впредь; это он своею силою и властью приводит воду в движение и понуждает ее течь постоянно, дабы она и впредь пребывала такой, как есть; это он укрепляет землю, дабы она оставалась прочной вовеки; это он дозволяет воде бежать, как она и бежит, — живая жизнью его, прохладная, ибо он — могучий владыка хлада; земля же не только прочна, но и тяжела, как тяжесть поступи его. Если бы он пожелал, он мог бы преобразить все, что угодно; однако он мудр и действует силою мудрости; он исполнен знаний и проницает все своим разумением. Будь благословен, о владыка неба и того, что за пределами его! Драгоценны и чисты твои имена, благородные и прекрасные! Мы поклоняемся тебе, мы молимся твоей вечности и величию; ради имени твоего, ради вечности твоей и величия умоляем тебя: неизменно храни наш разум на путях его, доколе мы живы, и  будь милосерден к телам нашим во тлении, когда их покинет жизнь, и отгони червей от нашей плоти. Ибо ты господь милосердный и вечный, но в жестокосердии своем не знаешь милости; ты свиреп и чужд сожалений; длинна рука твоя, деяния твои медлительны и глубоки. Ты — великий владыка: никто не сможет отнять того, что ты дал, и никто не сможет дать того, в чем ты отказал. Ты один имеешь власть; ты один правишь безраздельно; ты — повелитель планет и звезд, кружащих по кругам своим: трепещут они от звука поступи твоей и полны перед тобою страха. Просим тебя: защити нас от гнева твоего, избавь нас от ярости твоей и милостью своей оборони нас от твоих великих несчастий! О боже, мы просим тебя: избавь нас от ярости твоей, — прекрасными твоими именами, коими ищущий твоей милости обретает твою милость! Могуществом твоим, именем твоим и силою твоего высокого, благородного и могучего имени — умоляем тебя: смилуйся над нами!»

Вышесказанное написано Абенразией (Abenrasia) в книге «О сельском хозяйстве халдеев», которую он перевел с халдейского языка. Мы же привели здесь эту молитву, чтобы показать, как все мудрецы древности были единодушны относительно деяний планет и как во все времена они защищали тела свои от планетных свойств. И эту молитву мы повторили в нашей книге лишь для того, чтобы не упустить ничего из деяний мудрецов древности, доступных разумению. Ибо в этой книге мы повествуем о них во всей полноте, как и обещали с самого начала. Молитва эта запретна для нашей веры, и мы повторяем ее лишь ради того, чтобы открыть тайны древних мудрецов, и потому, что она была составлена прежде законов против подобных деяний. Потому не следует удалять из этой книги ничего из вышесказанного, тем паче что все, мною поведанное и об этом деянии, и о прочих, поведано с благими намерениями. И всех, кто станет читать или слушать эту книгу, я заклинаю не открывать ее людям безрассудным. Если же возникнет надобность что-либо открыть из нее, то откроют только людям, наделенным мудрость и просвещенным умом и живущим в согласии с законом. К Богу всемогущему взываю: обереги сей труд наш от рук глупцов и прости меня за все, что здесь сказано, ибо все вышеизложенное я сказал с добрыми намерениями.

Вышесказанное приведено со слов набатеев, переведенных ибн Вахшией в книге «О сельском хозяйстве». Мы же повторяем это, дабы показать, что древние народы поклонялись планетам и стремились подражать их свойствам, и все это дозволялось их религией и законами. Однако в нашей религии и по нашим законам все это — признаки неверия; а потому религия наша предписывает истреблять магов, использующих вышесказанное, ибо оно противно заповедям нашей веры. Мы изложили это здесь того лишь ради, чтобы не упустить ни одного из тех обрядов, о которых мы обещали поведать. К тому же, оправданием нам служит то, что это относится к воззрениям и верованиям народов, отошедших в прошлое, и к тому, что они почитали за святую религию. И все же я заклинаю всякого, кому попадет в руки эта книга, никому ее не показывать, ибо в мире достаточно людей, не имеющих веры и падких на соблазн: искусившись тайнами, подобными этой, они отвратятся от религии и предадутся запретному учению, кое мудрый человек должен скрывать и хранить в тайне.

 

 

 

[1] Халдейское имя бога солнца.

[2] Т.е. в перигее.

[3] См. примеч. & на стр. &.

[4] Т.е. находясь в одном из падающих домов гороскопа (3-м, 6-м, 9-м или 12-м).

[5] Т.е. в Весах.

[6] Т.е. в апогее.

[7] Т.е. выходит из соединения с Солнцем и движется по направлению к оппозции с ним.

[8] Арабское имя Сатурна, в рукописи представленное в искаженной арамейской форме.

© Перевод: Анна Блейз, 2020

Ссылки