Пикатрикс
Книга III

Глава 12

Другие же [индийские] мудрецы говорят, что эти свойства и силы суть тонкие вещи и что Бог по милости и доброте Своей сотворил и поместил их в мире горнем, превыше [прочих] Своих творений. Мудрецы эти написали множество книг о вышеизложенных предметах, и все они также рассуждали о тонкости и остроте ума. Стремясь достигнуть той высокой ступени, на которой утверждаются законы, они начинали с того, чтобы изнурить свое тело и очиститься от всего нечистого. Приступали они к этому в первый час дня Господнего [воскресенья], каковые день и час по праву отданы Солнцу, и постились сорок дней, воздерживаясь от мясной пищи и питаясь лишь плодами земли, злаками и травами. При этом они ежедневно сокращали прием пищи вплоть до сорокового дня, а в последний из тех сорока дней съедали лишь сороковую часть того, что съели в день первый. На протяжении всего поста и в дальнейшем они принимали снадобья (medicinis), отбивающие голод и жажду, [а потому] не испытывали недостатка ни в чем. Исполнив же это до конца, открывали в духе своем тонкость и остроту ума и постигали все, что желали [постичь], ибо воля и чувство в них укреплялись и усиливались, земные и грубые части со всею их тяжестью приуменьшались, а тонкие и восприимчивые [части] пробуждались и становились явными. Вместе с тем пробуждались вкус и тяга к восхождению в высший мир и в область, откуда приходит дух; к мирским же вкусам, удобствам и удовольствиям появлялось отвращение. Тем, кто этого достиг, подобало обратиться к силам и свойствам небес. И, [обратившись], они изрекали и творили чудеса, исполняя свои желания, открывая прошлое и будущее и постигая отпущенный им срок жизни.

Другие же брахманы утверждают, что эти силы суть тонкие вещи, кои Создатель сотворил при Сотворении мира и по милости своей поставил примерами для вещей дольних. И мудрецы те собрали школы, открытые не для всех, дабы искать истину и верную цель размышлений. Достигнув же ступени великого законоучителя и стремясь подняться еще выше, на высоту так называемых святых, они умерщвляли свою плоть и очищались от всего нечистого. Освящение это они начинали в первый час воскресенья, сиречь в день и час Солнца. И на протяжении сорока дней они постились, избегая мясной пищи и довольствуясь плодами земли — кореньями, травами и злаками (ибо они осуждали всякое убийство животных). Сверх того, каждый день, в часы Солнца и Луны, они совершали омовения; иные же совершали омовения по семь раз на дню, по часам планет, следя за наступлением часов и совершая омовение в начале каждого часа. Всю эту операцию обыкновенно начинали при благоприятном расположении планет. И если очищения выпадали на дни, когда Солнце и Луна были благотворны и свободны от [влияний] злых планет, то это было только к лучшему: полагали, что это способствует достижению святости. Изо дня в день они сокращали прием пищи, так что доля пищи в последний день составляла лишь одну сороковую от доли дня первого. И на протяжении всего этого срока и по его истечении употребляли особое снадобье, которое составляли сами: оно позволяло обходиться без пищи и питья и избавляло от нужды в них. Когда же [очищение] завершалось, они обретали прозорливость и память на все, что желали понять и запомнить; силы их разума приумножались, и ум делался острым; земная часть в них убывала, тяжесть рассеивалась, и на смену ей приходила легкость. И пробуждалось устремление ввысь, к миру света, а от всех желаний и плотских вожделений душа отвращалась. Достигнув этого состояния, они стяжали небесные силы, начинали изрекать чудесные вещи и достигали своей цели: постигали круговорот всего сущего и то, каким образом он их удерживает, через что они уже прошли и что им еще осталось сделать, — а это и есть основа просветления.

 

Опорой же на этом пути им служило то, что изложено в начале Книги Будды, и это их сокровеннейшая тайна, в которую они не посвящают никого. Однако начинается эта книга с описания фигур небесных сфер, о коих было сказано выше и кои состоят из светочей душ, призванных на службу наивысшему Свету; и светочи те составляют четыре чина, или четыре особых естества; и не прейдут они, доколе не прейдет и сам круговорот небесных сфер. Потому-то Будда и был послан как божественный вестник <…> тем Светом, от которого они берут свои лучи <…> каковые связаны с подлунными силами, а те — с наивысшим Светом, от которого произошло все сущее.

Так они обретали власть утверждать законы по собственной воле, и духи небес повиновались им. И в этой книге заключены великие тайны, кои у них [индийских мудрецов] почитаются за истины о мире и посредством коих возможно постичь всевышнего Бога и признать в Нем творца и создателя всего сущего. Также они [мудрецы] утверждают, что все, кто совершил это деяние [т.е. операцию очищения 40-дневным постом], трудились лишь для того, чтобы прийти к постижению Бога и Его единства и от света Его обрести просветление. И все, о чем мы сказали выше, сказано того лишь ради, чтобы показать основания, [на которых зиждется учение] этих [мудрецов], и представить собрание тех выводов и правил, которые утверждены в их законах.

Так они постигли способ и путь смешения и принятия любых обличий, какие пожелают, и научились творить всевозможную магию; и духи планет повиновались им. И в той же книге они и поныне хранят тайны познания истинной природы вещей. При том они признают Творца и сознают, что Он есть причина всего сущего; и все это они делают того ради, чтобы взойти к Нему и достичь единения с Его Светом. Мы же поведали об этом для того, чтобы показать основания и первейшую цель их трудов и пояснить, каких убеждений держатся их законоучители.

Чудеса же их столь многочисленны, что поведать о них было бы не легче, нежели выслушать: книга наша стала бы предлинной и многословной, уклонившись от своего предмета весьма далеко[1]. Итак, ради вящего блага мы на этом остановимся и вернемся к вышеуказанному предмету.

Чудес же у них немало: пожелай я рассказать обо всех, эта книга вышла бы предлинной.

 

В их числе — голова, в которую веруют гадатели одного племени и которую помещают напротив головы дракона[2]. Они выбирают светловолосого мужчину с темно-синими глазами, сросшимися бровями и обилием волос. Затем, соблазняя его вещами, которые ему по нраву, обманом приводят его в святилище. Там его раздевают и погружают по шею в купель с кунжутным маслом. Купель же накрывают крышкой с отверстием для головы и прибивают крышку гвоздями, чтобы снаружи оставалась только голова, а тело было погружено в масло. После того ему ежедневно дают поесть сушеных смокв, вымоченных в кунжутном масле, и окуривают ему нос и все лицо неким курением, которое называют обморочным, и читают при этом заклинание. Так продолжают в течение сорока дней без перерыва. Воды же ему пить не дают, и все, что он из себя выделяет, остается в купели с маслом. Наконец, его сухожилия расслабляются, суставы размягчаются, вены наполняются жидкостью, и сам он становится весь мягкий, точно воск. Тогда назначают подходящий день, собираются перед купелью, читают заклинания, возжигают курение, хватают голову и отделяют ее от верхнего позвонка. Затем голову извлекают таким образом, чтобы с нею вышли через позвоночник все нервы, которые к ней крепятся; тело же остается в масле. После этого голову помещают в стенную нишу на золу оливкового дерева, просеянную и смешанную с толикой золы от сожженных останков; и обертывают ее расшитой хлопчатой тканью. Затем окуривают особым курением; и после того голова рассказывает им, какие времена грядут — тучные или тощие, сменится ли правящее семейство и что еще будет происходить в мире. Глаза же той головы не перестают смотреть ни на миг: она никогда не моргает. Если же они забывают почтить планеты, голова призывает их вернуться к поклонению, и велит им воздерживаться от того или иного, и открывает, какая участь их постигнет. Если спрашивают об искусствах и науках, она отвечает. Тело же достают из купели, извлекают из него печень, разрезают ее и находят в ней знамения о том, что желают узнать. Гадают также по его лопаткам и по некоторым суставам. Сами же гадатели никогда не бреют волос и не едят и не пьют иначе, как во имя того человека. Обнаружили их во дни аль-Муктадира[3]; он повелел войти в одно из их святилищ. И там нашли такую голову, после того как выгнали всех из святилища; и он велел предать ее земле.

 

Другая школа их [индийских мудрецов] назначила планетным сферам особые цвета как символы тех материй, которые воспринимают их влияния. Они говорят, что сфера Сатурна — темно-красная, цвета рубина; сфера Юпитера — мутно-белая; сфера Марса — красная с желтым и зеленым, цвета червонного золота; сфера Солнца — темно-золотистая; сфера Венеры — золотисто-красная; сфера Меркурия соединяет в себе все цвета, а сфера Луны — пестрая, зеленая с белым.

 

Кроме того, они приписывают планетам деканаты[4], значения которых соответствуют тому, чего желают достичь [при помощи талисманов]. Этим деканатам они поставили в соответствие талисманы, с помощью которых работают. Каждой планете отведено по три деканата, а каждому деканату — по два талисмана. Деканатам этим они также назначили особые цвета и учат так: красный деканат хорош для всех великих дел <…> и для всех талисманов, которые делают для людей, просящих о помощи. Черный деканат хорош для [наведения] болезней, сковывания, убийств, мучений и тому подобного. Белый деканат — это сияние, свет и радость; его талисманы помогают добиться всего самого лучшего — любви, дружбы и тому подобного. Желтый деканат помогает приманивать и изгонять неразумных животных, а также полезен для вредоносных операций.

 

И вот как они говорят: первый деканат Сатурна — черный, второй — белый, третий —цвета свинца; первый деканат Юпитера — желтый, второй — белый, третий — дымчатый, оловянно-свинцового цвета; первый деканат Марса — красный, второй — желтый, третий — розовый; первый деканат Солнца — желтый, второй — розовый, третий — красный; первый деканат Венеры — красный, второй — желтый, третий — золотистый; первый деканат Меркурия — желтый, второй — пепельный, третий — розовый; первый деканат Луны — белый, второй — красный, третий — серый.

 

Первый деканат Сатурна. Под ним, во-первых, делают талисман, чтобы окутать тьмой любого, кого пожелаешь, — так, чтобы он ничего не видел. Во-вторых же, под первым деканатом делают такой талисман, чтобы войти куда угодно с кем пожелаешь или пройти между людьми так, чтобы они тебя не увидели, под покровом густой и черной мглы.

Второй деканат Сатурна. Под ним, во-первых, делают талисман, чтобы свести друг с другом людей, которые друг друга ненавидят или [просто] не знают друг друга. Во-вторых же, под вторым деканатом делают талисман, чтобы привлечь издалека любого человека, какого пожелаешь.

Третий деканат Сатурна. Под ним, во-первых, делают талисман для изгнания опасных и вредоносных диких животных. Во-вторых же, под третьим деканатом делают талисман, чтобы прогнать мух и клопов из любого места, будь то дом или город, и сделать так, чтобы они больше туда не вернулись.

 

Первый деканат Юпитера. Под ним делают два талисмана. Первый — чтобы собрать пчел из любого места, откуда пожелаешь. Во-вторых же, под первым деканатом делают свинцовый образ паука, предназначенный для изгнания пчел.

Второй деканат Юпитера. Под ним, во-первых, делают талисман для ловли рыбы в морях и реках. Во-вторых же, под вторым деканатом делают талисман, чтобы помешать рыбной ловле и оковать моря и реки так, чтобы в них стало невозможно рыбачить и нельзя было поймать ни одной рыбы.

Третий деканат Юпитера. Под ним, во-первых, делают такой талисман, чтобы прогнать из своего дома или семьи, кого пожелаешь. Во-вторых же, под третьим деканатом делают талисман, чтобы изгнать мышей и чтобы они больше не вернулись туда, где ты находишься.

 

Первый деканат Марса. Под ним делают два талисмана. Первый — чтобы побеждать в битвах и поединках. Во-вторых, под первым деканатом делают талисман, чтобы предать любого врага наиужаснейшей смерти.

Второй деканат Марса. Под ним делают талисман, чтобы навести на врага болезнь, и, во-вторых, [талисман], чтобы поразить лихорадкой и безумием, кого пожелаешь.

Третий деканат Марса. Под ним, во-первых, делают талисман, чтобы оковать вожделение мужчины и сделать так, чтобы он больше не имел сношений ни с одной женщиной и стал к тому непригоден, или таким же образом оковать вожделение женщины к мужчинам. Во-вторых же, под третьим деканатом делают талисман, чтобы разлучить любовников и не дать им снова сойтись.

 

Первый деканат Солнца. Под ним делают два талисмана. Первый — чтобы склонить и расположить к себе эмиров и государей и приблизиться к ним. Во-вторых же, под первым деканатом делают талисман, чтобы отвратить всякое зло, исходящее от царей, тиранов и государей, и чтобы оковать их языки.

Второй деканат Солнца. Под ним, во-первых, делают талисман, чтобы прекратить суровые и губительные холода во всяком месте, где пожелаешь. Во-вторых же, под вторым деканатом делают талисман, чтобы прекратить дожди в любом месте, где пожелаешь.

Третий деканат Солнца. Под ним, во-первых, делают талисман, чтобы отворить кровь любому человеку, женщине или мужчине, из-за чего он бы вскорости умер. Во-вторых же, под третьим деканатом делают талисман, чтобы оковать мельницы и не дать им молоть зерно.

 

Первый деканат Венеры. Под ним, во-первых, делают талисман, чтобы привлечь любую женщину, какую пожелаешь. Во-вторых же, под ним делают талисман, чтобы жениться на любой благородной женщине, на какой пожелаешь.

Второй деканат Венеры. Под ним, во-первых, делают талисман, чтобы завоевать сердца тиранов и государей и расположить их к любому человеку, к какому ты пожелаешь, да так, чтобы они больше не могли без него обойтись. Во-вторых же, [под вторым деканатом делают талисман], при помощи которого можно оковать язык любому царю или государю, чтобы тот не мог причинить своими словами никакого вреда человеку, для которого сделан талисман (до тех пор, пока талисман остается цел и невредим).

Третий деканат Венеры. Под ним, во-первых, делают такой талисман, под действием которого женщины следуют за мужчинами. Во-вторых же, под третьим деканатом делают такой талисман, под действием которого мужчины следуют за женщинами.

 

Первый деканат Меркурия. Под ним делают два талисмана, первый из которых помогает изучить всякую премудрость, философию, все хитроумные науки, поэзию и искусство песнопений. Во-вторых же, [под первым деканатом делают] талисман, особо помогающий постичь науку о звездах.

Второй деканат Меркурия. Под ним, во-первых, делают талисман, чтобы привлечь мальчиков в любое место, какое пожелаешь. Во-вторых же, под вторым [деканатом делают талисман], чтобы склонить сердца мальчиков к тому, кого они прежде избегали, и принять его как друга.

Третий деканат Меркурия. Под ним, во-первых, делают талисман, под действием которого у мужчины перестает расти борода, а во-вторых — талисман, при помощи которого можно повернуть реки в любое место, куда пожелаешь.

 

Первый деканат Луны. Под ним делают два талисмана. Первый — чтобы привлечь любого эмира или государя, какого пожелаешь; второй — чтобы пробудить в сердце царя любовь ко всякому человеку, какому пожелаешь, и чтобы тот [царь] не смог противиться встрече с ним и пришел с ним к согласию.

Второй деканат Луны. Под ним, во-первых, делают талисман, с помощью которого можно так оковать любого мужчину, чтобы он не смог иметь сношений с женщиной. Во-вторых же, под ним делают талисманом, чтобы освободить любого мужчину, чьи желания привязаны к женщинам.

Третий деканат Луны. Под ним, во-первых, делают талисман, чтобы отлучить людей от земли, на которой они живут, и изгнать их из родных мест. Во-вторых же, [под третьим деканатом Луны делают талисман], чтобы изгнать опасное животное (льва) из любого места, откуда пожелаешь.

Таковы свойства планетных талисманов согласно их [индийцев] учению.

 

 

[1] Начиная с этого места в латинском переводе опущен большой фрагмент.

[2] Эта фраза не вполне ясна, но, по общему мнению комментаторов, упомянутая здесь голова дракона не имеет отношения к одноименному астрологическому термину.

[3] Аль-Муктадир — багдадский халиф, правивший в 908—932 гг.

[4] Что именно подразумевается здесь под деканатами, неясно; в арабском тексте использован термин вадж, который в главе 11 передавался в латинском переводе как facies («лик»).

© Перевод: Анна Блейз, 2019

Ссылки