Магия без слез. Письмо №8. Три школы магии (3)

Алистер Кроули

Cara Soror,

Твори свою волю: таков да будет весь Закон.

 

Это было долгое (и, надеюсь, не слишком скучное) путешествие, но гавань — наконец-то! — уже видна.

Наше эссе приближается к своей конечной цели — к той теории Жизни, к которой подводит посвящение.

Продолжим же наш путь!

За всю историю существовало только одно движение, ставившее своей задачей организовать изолированных адептов Белой школы магии, и это движение не имеет ни малейшего отношения к религии, исключая лишь тот факт, что оно повлияло на реформаторов христианской церкви. Оно предназначалось не для всех. Оно лишь предлагало одиноким и разбросанным по всей Европе сведущим людям установить между собой связи и обещало сообщить им некие прикладные тайны мудрости. Широкой публике это движение известно как розенкрейцерское.

Само это слово вызывает всевозможные прискорбные ассоциации; однако адептам Общества розенкрейцеров не было дела ни до того, что имя их используют в шарлатанских целях, ни до нападок, которым их подвергали завистливые критики. Более того, они так умно скрывали свою деятельность, что некоторые современные исследователи, не склонные смотреть в корень, заявляют, будто такого движения не существовало вовсе: мол, это была мистификация, розыгрыш, своего рода шутка над любопытством и легковерием Средневековья. По крайней мере, с уверенностью можно утверждать, что за первыми манифестами не последовало больше никаких официальных публикаций. Главные секреты Общества хранились в нерушимой тайне. И то обстоятельство, что за последние несколько лет из печати вышло немало розенкрейцских документов (хотя и опубликованных не от имени Общества), объясняется исключительно тем, что цивилизации грозит неминуемый кризис (о котором мы еще скажем ниже).

Даже если бы это было дозволено, обсуждать характер той научной теории, которая лежит в средоточии розенкрейцерского учения, нет никакого смысла. Необходимо лишь указать, что родство этой теории с алхимией — единственный подлинный факт, который до сих пор было разрешено предать огласке: розенкрейцер (как о том свидетельствует главный его символ — бесплодный крест, на котором его усилиями расцветает роза) занимается преимущественно алхимией — духовной и физиологической. Принимая за Первоматерию своего Делания некую нейтральную или инертную субстанцию (ее устойчиво описывают как повсеместно распространенное вещество, которому люди не придают ни малейшей ценности и которое в действительности может оказаться чем угодно), розенкрейцер, так сказать, преднамеренно отравляет ее, доводя до той стадии трансмутации, которую обычно называют Черным Драконом, и продолжает работать с этим смертельно опасным ядом до тех пор, пока не достигнет полного совершенства, какое только возможно теоретически.

Между прочим, почти точная параллель этой операции обнаруживается в современной бактериологии. Безвредным, на первый взгляд, бациллам того или иного заболевания, предоставляют подходящую для размножения среду и культивируют их до тех пор, пока они не станут тысячекратно опаснее, чем поначалу, а затем из этой культуры готовят вакцину, эффективно противостоящую всем возможным бесчинствам, на какие способны микроорганизмы данного конкретного рода.

 

***

 

Итак, нам пришлось растолковать (возможно, чересчур пространно) основные положения всех трех Школ. Это было утомительно, но все же необходимо — для того, чтобы обрисовать с достаточной ясностью связи этих Школ с миром, к которому обращены их теории (иными словами — описать характер их политической деятельности).

Желтая школа, следуя своей доктрине абсолютно эластичного реагирования и невмешательства, в целом воздерживается от всех подобных вопросов. Трудно себе представить, чтобы ее адепты заинтересовались какими бы то ни было событиями настолько, чтобы проявить агрессивную реакцию. Школа эта чувствует себя достаточно сильной, чтобы удовлетворительно справиться с любыми насущными неприятностями, и, в общем виде, полагает, что любое активное действие с ее стороны скорее усугубит, нежели смягчит проблему.

Не без некоторого презрения она держится в стороне от извечного конфликта между Черной и Белой школами. В то же самое время среди Желтых адептов бытует подспудное убеждение, что в случае, если одна из остальных двух Школ будет уничтожена, то вполне вероятно, что Школа-победительница рано или поздно обратит высвободившуюся энергию против самой себя.

Поэтому, в соответствии с общим принципом недеяния, изложенным в «Дао дэ цзин» и предписывающим устранять проблемы прежде, чем те станут слишком серьезными и опасными, время от времени Желтая школа осторожно вмешивается в упомянутый конфликт, чтобы восстановить равновесие сторон.

Мастера Желтой школы не могли не заметить, что за последние два поколения Белая школа сильна сдала свои позиции. Христианство, схожее с Белым учением по крайней мере внешне, корчится в муках распада, еще даже не умерев. Материалистическая наука победила веру и надежду христиан (побеждать любовь не пришлось, потому что они ее и не знали) наглядной демонстрацией всеобщего страдания, непостоянства и жестокой тщеты всего сущего. Исполинская волна пессимизма поглотила крепость Человеческой Души.

Для адептов Белой школы это стало воистину чудовищным ударом: Наука, их старая и верная подруга, внезапно обратилась против них и уязвила в самое сердце. Именно тогда Желтые адепты и послали Западному миру свою вестницу — Елену Петровну Блаватскую, миссия которой заключалась в том, чтобы, с одной стороны, уничтожить примитивные школы христианства, а с другой — очистить естественные науки от материализма. Блаватская заключила необходимые союзы: во-первых, с Эдвардом Мэйтлендом и Анной Кингсфорд, которые пытались — довольно беспомощно — вручить своим ученикам экзотерические формулы Белой школы, и, во-вторых, с тайными представителями Братства Розенкрейцеров. Здесь не место для того, чтобы оценивать, насколько успешно она исполнила свое поручение; но, по крайней мере, сегодня мы можем наблюдать, что естественные науки наконец-то подступились к духовному основанию материальных явлений. Достаточное тому свидетельство — труды Анри Пуанкаре, Эйнштейна, Уайтхеда и Бертрана Рассела.

Христианство, со своей стороны, пало так низко, как никогда. Осознав грозящую ему гибель, оно сделало над собой колоссальное и самоубийственное усилие — и бросилось в смертельные объятия Первой Мировой войны. Так или иначе, оно уже было чересчур испорчено, чтобы воспринять инъекции Белой формулы, которые могли бы его спасти. И в наши дни христианство обросло предрассудками и отдалилось от реальности более, чем когда-либо. В некоторых странах оно снова развязало войну против инакомыслящих.

Адепты Черной школы с отвратительным злорадством наблюдали за этими ужасными пароксизмами. Но одними наблюдениями они не ограничились. Втайне мобилизовав свои силы, Черная школа приготовилась очистить от останков поля сражений. В настоящее время (1924 год e.v.) она уже предприняла решительную попытку отлучить истинно мужественные народы от их духовного наследия. (Этот спазм все длится и длится [1945 год e.v.]; обратите внимание на прогерманские вопли англиканских епископов и на интриги Ватикана.)

Черная школа всегда действовала вероломно, исподтишка. Поэтому не стоит удивляться, что самой заметной ее представительницей стала ренегатка Анни Безант, предавшая Блаватскую, и что Черные наставники поручили ей убедить мир принять своим Учителем мессию из негроидной расы[1]. Дабы унижение стало окончательным, на эту роль было избрано жалкое существо, которое сочетало в себе поистине тошнотворные моральные качества с полнейшим слабоумием… и в конце концов вышло из-под контроля!

 

***

 

Таково положение дел на фронтах войны между тремя Школами в настоящий момент. Невозможно предположить, что человечество пало настолько низко, чтобы принять Кришнамурти; но уже одно то, что подобный план зародился в чьих-то умах, наглядно свидетельствует о почти безнадежном упадке Белой школы[2]. Черные адепты открыто похваляются своим торжеством, полагая его окончательным и бесповоротным. Их политика увенчалась уничтожением всех положительных качеств. Еще один шаг — и мы дойдем на стадии, на которой уничтожение всей жизни и сознания станет роковой неизбежностью. Материализм и экзистенциальный скептицизм современности, лихорадочная погоня за удовольствиями и отсутствие всякого интереса к тому, чтобы строить хоть что-то на будущее, — все это говорит о состоянии полного нравственного расстройства, безнадежной духовной анархии.

Все это время Белая школа пребывала в параличе. Вспоминается паук, описанный Фабром: он впрыскивает жертве яд, который парализует ее, не убивая, и паучатам надолго хватает свежего мяса. Именно это и произойдет с Европой и Америкой, если не принять какие-то меры — причем очень срочно.

Желтая школа не могла оставаться бесстрастным свидетелем всех этих мерзостей. Мадам Блаватская была только предтечей. Заключив союз с Тайными Вождями европейской Белой школы (Вождями, которые вынуждены были оставить все попытки экзотерического просвещения — ввиду общего морального убожества, охватившего те народы, из числа которых Белая школа до сих пор привлекала новых адептов в свои ряды), Желтые адепты подготовили нового провожатого для человечества. Этот человек, наделенный исключительной моральной силой и благородством вкупе с глубоким пониманием реалий земного мира, предпринял попытку спасти Белую школу, реабилитировать ее учение и отогнать завывающих дикарей пессимизма от бастионов нравственной свободы. Но если его призыв не будет услышан, если он не сможет пробудить истинно мужественную реакцию на эту прогрессирующую атрофию, поразившую и парализовавшую Белых адептов, если последние не встанут все как один под его знамена, то великая решающая битва будет проиграна.

Этот пророк Белой школы, избранный ее Мастерами и своими собратьями во спасение ее Теории и Практики, вооружен мечом куда могущественнее Эскалибура. Ему вверена новая магическая формула — и такая, которую способен принять весь человеческий род. Принятие этой формулы укрепит Желтую школу, придав более позитивный смысл ее теории. Не разрушая постулатов Черной школы, формула эта превзойдет их и поможет Черным адептам поднять свою Теорию и Практику на уровень, почти не уступающий Желтым. Что же до Белой школы, то эта новая формула очистит ее от ядовитой скверны Черных и вольет новые силы в ее основополагающий принцип духовной алхимии, вручив каждому человеку свой независимый идеал. Эта формула положит конец практике моральной кастрации, вытекающей из утверждения о том, что каждый человек, какова бы ни была его природа, должен отказаться от себя и следовать некоему фантастическом и непрактичному идеалу добродетели. Вдобавок, формула эта спасет естественные науки от того отчаяния тщеты, от того экзистенциального скептицизма, который до сих пор лишал их мужества и силы. Она наглядно показывает, что радость бытия — не в цели (ибо совершенно очевидно, что цель недостижима), но в самом движении.

Закон, о котором идет речь, называется Законом Телемы и кратко формулируется в трех словах: «Твори свою волю».

Излишне пояснять, что полное значение этой идеи не откроется поверхностному взгляду. Ее необходимо изучить со всех точек зрения, проанализировать посредством самого острого философского чутья и, наконец, использовать как ключ к решению всех проблем, внутренних и внешних, какие только существуют на свете. При должной сноровке этот ключ отмыкает все двери.

С самой глубокой точки зрения, главная польза этой формулы заключается в том, что она — впервые за всю историю — предоставляет основу для примирения между тремя великими Школами магии. Она способна смягчить этот извечный конфликт, помогая адептам различных Школ понять, что каждый тип мышления должен идти своим путем, развивать свои особые качества и не мешать развитию других формул, даже если те (на первый взгляд) полностью противоречат его собственным.

То, что справедливо для каждой из этих трех Школ, в равной мере справедливо и для каждого индивида. Чтобы добиться успеха в жизни, опираясь на Закон Телемы, необходима строгая самодисциплина. Каждое живое существо, как учит нас биология, должно развиваться посредством точной адаптации к условиям, в которых оно обитает. И даже если, как неустанно твердит нам Черная школа, причина страданий заключается в желаниях, то Закон Телемы поможет избежать подобного вывода. Нужно всего лишь перестать стремиться к какому-то фантастическому идеалу, совершенно неприспособленному к нашим реальным нуждам, и постичь истинный характер своих потребностей, а затем удовлетворить их и жить счастливо.

Именно этот процесс и подразумевается под посвящением: человек, так сказать, идет внутрь себя и, так сказать, заключает мир со всеми силами, которые он там обнаружит.

Обсуждать природу «Книги Закона» — священного писания Телемы — запрещено. Даже по прошествии сорока лет внимательного и компетентного изучения она в значительной мере остается загадкой; но того немногого, что нам удалось понять, вполне достаточно, чтобы признать эту Книгу высочайшим синтезом всей науки и всей этики. Благодаря этой Книге человек может достичь такой степени свободы, о какой не мог и помыслить; совершить такой скачок на пути духовного развития, подобного которому еще не знала история; и (что на самом деле еще важнее) обрести такую власть над внешней природой, рядом с которой все хваленые достижения прошлого века покажутся детскими игрушками по сравнению с могуществом подлинной зрелости.

Кое-кто утверждал, будто Закон Телемы предназначен только для элиты человечества. Несомненно, в этом утверждении есть зерно истины, ибо только высочайшие смогут в полной мере воспользоваться всеми исключительными возможностями, которые открывает этот закон. Но, в то же время, сказано: «Закон — для всех»[3]. В меру своих способностей каждый человек может научиться постигать свою собственную природу и свободно развивать ее. И этим-то способом Белая школа магии может оправдать свое прошло, искупить свое настоящее и обеспечить себе будущее, гарантировав каждому человеку жизнь в Свободе и Любви.

 

* * *

 

Таковы слова Жерара Омона. Я не готов подписаться под каждой его фразой, но в целом тема у него изложена настолько искусно и выразительно, с такой сдержанной мощью и настолько лучше, нежели в любых других документах, которыми я располагаю, что я счел за лучшее предоставить вам это эссе в исходном виде и лишь с теми немногочисленными поправками, которые необходимо было внести за давностью лет.

 

Любовь есть закон, любовь в согласии с волей

Братски,

666

 

P.S. Наша собственная Школа соединяет рубиново-красный цвет Крови с золотом Солнца. Она сочетает в себе лучшие качества Желтой и Белой школ. В свете объяснений, данных месье Омоном, это нетрудно понять.

Для нас всякое явление есть Акт Любви, всякий опыт — необходимость, Таинство, средство Развития. Поэтому «…бытие есть чистая радость» (AL II.9). «Празднество каждый день в ваших сердцах, упоенных моим восторгом! Празднество каждую ночь ради Ну и блаженство наивысшего счастья!» (AL II.42—43).

Усвойте это как следует!

 

 

 

[1] Имеется в виду Джидду Кришнамурти (1895—1986). Его «открыл» в 1909 году в Адьяре (где находился индийский филиал Теософского общества) Ч.У. Ледбитер, один из ведущих теософов того времени. Ледбитер заявил, что Кришнамурти предстоит стать «Мировым Учителем» — своего рода вселенским мессией. В 1911 году Лебдитер и Анни Безант создали организацию под названием «Орден Звезды на Востоке», которая должна была послужить орудием для Кришнамурти. Своей кульминации эта кампания достигла в 1925 году; приблизительно в то же время Кроули выпустил четыре листовки-воззвания, в которых заявил о собственных претензиях на звание Мирового Учителя: «К человеку» («Средиземноморский манифест»), «От Мирового Учителя — Теософскому обществу», «Кто отомстит за Теософское общество?» и «Мадам Тюссо-Безант». В 1929 году Кришнамурти расстался с теософами и пошел своим путем; вскоре после этого «Орден Звезды на Востоке» прекратил свое существование.

[2] Эти строки были написаны в 1924 году. Потом Мастер Терион поднялся и сокрушил его. То, что казалось тогда угрозой, сейчас уже почти изгладилось из памяти. — Примеч. А. Кроули.

[3] «Книга Закона», I.34.

Перевод: Анна Блейз, 2018

Ссылки