Магия без слез. Письмо №9. Тайные вожди

Алистер Кроули

Cara Soror,

Твори свою волю: таков да будет весь Закон.

 

С превеликой радостью (ввиду того, что одно время долг обязывал меня хранить несгибаемую суровость перед лицом неуместного любопытства) спешу уведомить вас о том, что ваше желание узнать побольше о Тайных Вождях А.’.А.’. вполне законно: вне всяких сомнений, составить ясное представление о Тех, под чьим началом и руководством мы с вами работаем, — задача первостепенной важности для нас обоих.

Подступы к этому вопросу окружены стеной густых и крепких терний, а вьющаяся между ними тропа столь ненадежна, что нога в любой момент может соскользнуть — и мы стремглав полетим в самый колючий из всех терновых кустов на свете.

Вы справедливо напоминаете мне, что один из первых моих девизов гласил: «Тайна — враг Истины». Отчего же я теперь смирился с политикой секретности в столь важном вопросе?

Пожалуй, лучше всего будет изложить относящиеся к делу факты в том объеме, в каком это возможно, — и, быть может, вы увидите сами, что иная политика здесь неприемлема.

Вступая в А.’.А.’., соискатель прежде всего клянется приравнять свою Великую Работу к делу возведения человечества на более высокие ступени — в духовном и во всех прочих отношениях.

На этом основании резонно будет предположить, что лица, которым вверено руководство Орденом, должны быть по меньшей мере Мастерами Храма, потому что в противном случае их суждения будут ничтожны, и по меньшей мере Магами (хотя и не обязательно теми конкретными Магами, которые каждые 2000 лет или около того приносят миру Слово Новой Формулы), потому что иначе они не смогут влиять на события в масштабе, соизмеримом с размахом этой Работы.

Какова природа их Силы, их Власти, их Понимания, их Мудрости-Воли?

(В этом перечислении я поднимаюсь от Гебуры к Хокме.)

Пассивные качества из этого перечня представить достаточно просто: ведь они, в сущности, лишь продолжение тех способностей, которыми все мы и так обладаем в той или иной степени. А вопрос о том, «истинно» или «ложно» Понимание-Мудрость, в основном определяется точкой зрения; зачастую ответ на него может дать только Время.

Но для того, чтобы понять активные качества, необходимо постулировать существование некой формы энергии, доступной этим руководителям и позволяющей «вызывать Перемены в соответствии с Волей» (таково наше определение «магии»).

А магия, как вам известно, — предмет чрезвычайно сложный: теория ее замысловата, а практика сопряжена со всевозможными трудностями.

Но неужели нет какого-то простого способа?

Есть. И энергия, которую вырабатывает этот тавматургический мотор, более многогранна и гибка, чем само электричество, и в то же время мощнее и тоньше этого своего аналога из мира профанной науки. Но, в принципе, ее можно условно назвать электрической или, по крайней мере, соотнести с одним из элементом «кольцевой формулы», принятой в современной математической физике.

В R.R. et A.C. Младшему Адепту дается указание на эту энергию — в виде титула, который присваивают ему по достижении этой степени: Hodos Camelionis, «Путь Хамелеона». (Здесь подчеркивается омнивалентность этой силы). На высших степенях О.Т.О. (в А.’.А.’. недолюбливают подобные термины, стоящие на грани чрезмерной живописности) ее обычно называют «Змеиными вибрациями», тем самым особо подчеркивая ее силу и хитрость, присущую ей власть над жизнью и смертью и способность проползти по-змеиному через любой предлагаемый набор обстоятельств.

Вот именно этим универсально действенным орудием, по идее, и должны в совершенстве владеть Тайные Вожди.

Они могут заставить какую-нибудь девушку вышить гобелен, а могут организовать политическое движение, которое в конечном счете приведет к мировой войне; но все, что они делают, подчинено некоему плану, проникнуть в суть которого не дано даже самым глубоким и тонким мыслителям.

(Само собой разумеется, искусное владение этими вибрациями позволяет творить все классические «чудеса».)

Силы эти грандиозны; человеческого воображения едва хватает на то, чтобы представить себе их масштаб.

 

Hic ego nec metas rerum nec tempora pono;

Imperium sine fine dedi[1], —

 

как Вергилий, этот могущественный провидец и маг, говорит в первой книге своей «Энеиды» о Риме в эпоху его расцвета. (Да, тот самый Вергилий, каждая строка которого — еще и оракул; тот самый Вергилий, чьи творения святее, значительней и правдивее, нежели книги самой Сивиллы из Кум!) Для Тайного Вождя, владеющего этим оружием, «янтарная табакерка и тросточка»[2] могут быть бесконечно важнее войны, голода и чумы, способных истребить треть рода человеческого, — того самого рода человеческого, о благополучии которого обязывает печься Его клятва и которое составляет единственный смысл Его существования!

Но кто же Они такие?

Коль скоро они «незримы» и «недоступны», не может ли оказаться так, что они — всего лишь плод воображения какого-нибудь самозваного «Мастера», не слишком уверенного в себе и придумавшего их, чтобы поддержать свой шаткий авторитет?

Но на одном лишь основании «незримости» и «недоступности» мы можем с равным успехом усомниться в существовании капитана А. или адмирала Б. из службы военно-морской разведки. «Тайные Вожди» держатся в тени ровно по тем же причинам, что и упомянутые лица; и все их «незримость» и «недоступность» исчезают без следа в тот самый миг, когда Они принимают решение заняться вами.

Более того, сказано: «Да будут слуги мои немногочисленны и сокрыты; они будут править многими и известными» (AL I, 10).

Но можно ли утверждать, что Они — люди в обычном смысле этого слова? Они могут действовать во плоти или в бесплотном состоянии; для Них это исключительно вопрос удобства.

Можно ли сказать, что Они достигли своего положения, поднявшись по всем степеням А.’.А.’.?

И да, и нет; система, которая была вручена мне  врученная мне для продвижения в мир, — лишь одна из многих. «Выше Бездны» все эти технические шероховатости сглаживаются. Один человек, в котором я подозреваю Тайного Вождя, практически незнаком с методами нашей системы. Чуть ли не единственная ниточка, связывающая его с моей работой, — тот факт, что он принимает «Книгу Закона». Да еще то, что он пользуется Змеиными вибрациями; я не знаю, кто из нас владеет ими лучше, но уверен, что этот человек далеко опередил меня, если он и впрямь один из Них.

На этих страницах и в других моих сочинениях вы встречали уже немало самых разнообразных примеров того, каким образом Они работают. И это еще далеко не все. Аб-уль-Диз и Амалантра пользовались одним способом коммуникации, но возможен и метод непосредственного «вдохновения», как в случае с «Hermes Eimi»[3], имевшем место в Новом Орлеане[4].

Опять-таки, Они могут прислать ко мне обычного живого человека — не могу сказать наверняка, всегда ли это один из Них или нет, — чтобы поручить мне какое-то задание или поправить меня, если я ошибаюсь. Бывает и так, что послания приходят через какие-то природные объекты, одушевленные или неодушевленные[5]. Нет нужды пояснять, что самый выдающийся пример в моей жизни — это весь План Кампании, связанный с «Книгой Закона». Но можно ли утверждать, что Айваз — человек (предположительно перс или ассириец) и «Тайный Вождь»? Или Он — «ангел» в том же смысле, в каком мы называем ангелом Гавриила? И кто такой Аб-уль-Диз — адепт, сумевший спроецировать себя в ауру одной женщины, с которой я тогда жил, несмотря на то, что у нее не было ни опыта подобной работы, ни интереса к таким вещам? Или же Он — некая сущность, обитающая на ином плане и принимавшая человеческий облик лишь для того, чтобы эта женщина смогла воспринять и понять Его?

Изучать эти вопросы всерьез я ни разу не пытался. Никто мне этого не запрещал; и все же я чувствовал, что это в каком-то смысле запретно! Разумеется, я всегда настаивал на строжайших доказательствах того, что Он и впрямь обладает всеми полномочиями, на которые притязает. Но проявлять какую-то иную инициативу мне казалось неподобающим. Может, это просто вопрос хороших манер?

Вы спрашиваете: если контакт был однажды установлен, могу ли я возобновить его по желанию? Опять-таки, и да, и нет. Но правильный ответ таков: подобный шаг с моей стороны просто никогда не потребуется. Во-первых, «Вождь» настолько выше меня, что я могу твердо рассчитывать: Он сам предпримет все необходимые шаги, если упомянутый контакт пойдет на пользу делу. Во-вторых, один путь всегда открыт, и этого совершенно достаточно на случай любых возможных затруднений.

Ответ на вопрос, почему они поручили провозгласить Слово Эона и заняться всей рутиной, необходимой для исполнения этой конкретной Работы, такому безнадежному лоботрясу, как я, вы найдете в других моих сочинениях.

С годами это Бремя становится все тяжелее; но — Perdurabo[6].

 

Любовь есть закон, любовь в согласии с волей.

Братски,

666

 

P.S. Перечитывая машинопись на предмет опечаток, я вдруг осознал, что вы непременно — и совершенно резонно — спросите: «Но если эти Тайные Учителя обладают такой безграничной властью, то почему Они допускают всю эту мороку с издателями, все эти проволочки из-за нехватки секретарей и прочие всевозможные житейские проблемы?.. Словом, почему те или иные вещи складываются неправильно?» 

На это можно дать несколько разных ответов, и в совокупности их будет достаточно.

1. Что значит «неправильно»? Коль скоро в Их представления о «правильном» укладываются четыре последних войны, стоит задаться вопросом, с каким мерилом следует подходить к оценке событий.

2. Их Работа носит творческий характер: Они оперируют инертной массой нереализованных возможностей. Таким образом, их приходится иметь дело, во-первых, с сопротивлением инерции, а во-вторых — с отдачей, реакцией и рикошетом.

3. Теоретически возможные вещи оказываются неосуществимыми на практике в следующих случаях: а) когда цель, пусть даже и самая желанная, никоим образом не поспособствует исполнению той конкретной Работе, которая ведется в настоящий момент; б) когда на исполнение этой конкретной Работы уходит вся сумма наличествующей энергии и на побочные задачи не остается уже ничего; в) когда сопротивление, будь то пассивное или активное, в настоящий момент оказывается слишком сильным.

В более общем виде — мы не можем судить о том, как продвигается осуществление замысла, если у нас нет точного представления о его сути. Солдату приказывают «наступать», но он не знает, для чего это нужно, — чтобы одержать победу или чтобы прикрыть общее отступление; или, быть может, его сознательно приносят в жертву, чтобы выиграть время. Только главнокомандующему известно в точности, что означает приказ и ради чего он его отдал; и даже ему не известно, к чему это приведет и удастся ли ему выразить и подтвердить этим приказом свое полководческое искусство и здравомыслие. 

Наше дело — повиноваться приказам, и ничего более; наша ответственность заканчивается там, где мы признаём, что приказы исходят из источника, имеющего право командовать.

P.P.S.  Только что ко мне заходил гость и рассказал историю, которая напомнила мне еще об одной возможности: не исключено, что я тоже, сам того не зная, принадлежу к числу Тайных Вождей. Другие люди иногда отмечают, что я действую точь-в-точь как один из Них, хотя сам этого не осознаю.

 

 

[1] «Я же могуществу их не кладу ни предела, ни срока, / Дам и вечную власть» (пер. С. Ошерова).

[2] Аллюзия на строки из «Похищения локона» А. Поупа: «Сэр Плюм повиновался, осердясь; /                    Янтарной табакеркою гордясь / И тросточкой…» (пер. В. Микушевича).

 

[3] «Я есмь Гермес» (др.-греч.).

[4] При случае надо будет рассказать вам эти истории в подробностях. — Примеч. А. Кроули.

[5] Единственное, что я могу сказать с уверенностью, исходя из собственного опыта: если Их позвать, Они приходят. Обычно обстоятельства показывают, что Они предвидели этот зов и заблаговременно подготовились к тому, чтобы на него ответить. Но, полагаю, зов этот должен быть в некотором роде обоснованным. — Примеч. А. Кроули.

[6] «Претерплю до конца» (лат.), магическое имя Кроули на степени Неофита А.’.А.’..

Перевод: Анна Блейз, 2018

Ссылки